ЛитМир - Электронная Библиотека

Чарльз Гласс встал и, широко расставляя ноги, направился к выходу из бара гостиницы, придерживая рукой висевшую на широком ремне кобуру с бластером. Обычные посетители и постояльцы старались не столкнуться с ним, дабы избежать возможных неприятностей.

Я познакомился с Чарльзом Глассом в Плобитауне. Он нанял меня с моим напарником и другом Делом Бакстером перевезти геологоразведочное оборудование с планеты Гамма Шесть в созвездии Три Брата на планету Рок системы Омут Маркоса. Чарльз Гласс был начальником бригады геологов. В Плобитауне он купил спутник для разведки недр планеты Рок с орбиты. По его расчетам, на ней должна была находиться нефть. Дел Бакстер полетел с Глассом на его звездолете, чтобы вывести спутник на орбиту, а я, договорившись с Делом, что он будет ждать меня на самой планете Рок, отправился на Гамму Шесть забрать оборудование.

На Гамме Шесть я задержался и на Рок прилетел на два дня позже. Оставив свой звездолет на единственном космодроме рядом с городом Стармором, пошел в гостиницу «Счастливая звезда», где меня должен был ждать Дел Бакстер.

Когда я шел по пыльным улицам Стармора вдоль выцветших дощатых фасадов двух—трехэтажных домов (более высоких строений в городе не было), по дороге мне попадались лишь пьяные геологи — основное население города и местные жители планеты — краснокожие люди с длинными черными волосами, в одеждах из шкур животных. По грунтовому покрытию дороги изредка проносились лендспидеры и вездеходы геологов, поднимая за собой облака сухой пыли, от которой неприятно скрипело на зубах. В грязных витринах магазинчиков, встречавшихся по пути, в основном были выставлены лопаты, кирки и бутылки различных горячительных напитков. Местное солнце палило нещадно, и я облегченно вздохнул, когда наконец добрался до «Счастливой звезды».

У входа с выгоревшей вывеской стояло несколько трехколесных мотоциклов повышенной проходимости с большими и широкими резиновыми колесами. Внутри играла музыка, работал кондиционер, и после уличного пекла здесь я почувствовал себя намного лучше. В двухэтажном здании гостиницы на первом этаже размещался бар, а на втором — номера для постояльцев, где и должен был меня дождаться Дел Бакстер. Но друга в гостинице не оказалось. Портье передал мне от него записку, в которой Дел сообщал, что нашел выгодное дельце, и просил меня подождать его несколько дней. Взяв у портье ключи от того же номера, который занимал до этого Дел Бакстер, я отправился отдыхать, а вечером в баре меня нашел Чарльз Гласс. Он так же, как и я, искал Дела Бакстера, но только для того, чтобы предложить ему денежную работу, и очень обрадовался, встретив здесь же меня. Про оборудование для бурения нефтяных скважин, которое я ему привез, он даже и не вспомнил. Если бы Дел Бакстер не отчалил в неизвестном направлении, Гласс предложил бы нам обоим составить ему компанию в предстоящей экспедиции. Он, как никогда, был энергичен. Через столько лет удача наконец улыбнулась ему. Спутник, который они с Делом запустили пять дней назад, передал потрясающую информацию.

Не нефть, не уголь, не железная руда или медь являются заветной мечтой каждого геолога, а золото, только золото, много золота, горы золота. Только оно, и ничто другое, заставляет терпеть людей этой профессии лишения и невзгоды, пускаться в опасные экспедиции и рисковать жизнью. И уж если судьба дает им в руки шанс, то они не упустят его.

Вот и Чарльзу Глассу выпал туз бубей. В Долине Мертвых Душ, в самом ее центре, на поверхность выходит богатейшая золотоносная жила. Но золото — металл дьявола, а ветер удачи переменчив, и фортуна состроила Глассу козью морду, добавив к его золотой бочке меда ложку дегтя в лице Шона Рея.

Член геологоразведочной бригады Заял Фоке, которого Гласс взял совсем недавно, оказался человеком с аномальной сексуальной ориентацией, а попросту гомосексуалистом. А его любовником — местный, нечистый на руку бизнесмен Шон Рей, которому тот по любви и проболтал все о золоте. Сообразив, что тут пахнет большими деньгами, Шон Рей набрал народ из тех, кто не прочь быстро заработать, прихватив своего любимца Фокса, отправился в Долину Мертвых Душ.

Узнав об этом, Чарльз Гласс рассвирепел и в тот же день стал набирать команду для погони за Реем, в которую вошли: Марк Хукер, Эндрю Барнс, Дэвид Мор, Мэт Блонди и Элан Дойл — члены его геологоразведочной бригады, с которыми он побывал не в одной рискованной экспедиции. А также Хауард Сочурек, Роджер Пэйн, Пол Тэш и Ричард Пэйдж — люди без лишних комплексов и предрассудков, готовые ради звонкой монеты на любую работу. Теперь к их числу присоединился и я.

Допив виски, я поднялся к себе в номер. Завтра предстоял ранний подъем, и мне необходимо было хорошенько выспаться перед дальней дорогой.

— Дорогой, я уже устала ждать, — раздался женский голос из спальни.

Это же красотка Лулу. Я подцепил ее в баре перед тем, как меня нашел Чарльз Гласс и договорился, что она будет ждать в моем номере, пока я разговариваю с Глассом. Совсем из головы вылетело.

Я вошел в спальню. Лулу лежала на широкой кровати, игриво высунув из-под простыни свою смуглую ножку. Ее длинные, черные как смоль волосы волнами расплескались по подушке, а из-под длинных ресниц на меня смотрели голубые озорные глаза. Лулу была дочкой местной проститутки и какого-то заезжего геолога, который в наследство оставил ей лишь эти голубые глаза, перед чьей глубиной не мог устоять ни один мужчина, и она пользовалась этим без лишней скромности.

— Извини, крошка, — сказал я, расстегивая ремень с бластером и вешая его на спинку кровати, — но у нас сегодня ничего не получится. Мальчику нужно выспаться. Ему завтра рано вставать.

— Жаль, — разочарованно произнесла Лулу, поднимаясь с кровати и прикрывая свое прекрасное тело простыней.

— Не жалей.

Я достал из кармана куртки бумажник и вынул оттуда последнюю сотню кредитов.

— Возьми. Когда я вернусь, для меня это будут не деньги. А если не вернусь, то тогда они мне тем более ни к чему.

— Скайт, скажи, куда ты собрался? — тихим голосом спросила Лулу.

— В Долину Мертвых Душ.

На ее прекрасном лице выразилась тревога. Она подошла ближе.

— Что ты там забыл, Скайт?

— Прости, но этого я сказать не могу, — снимая куртку, ответил я.

— У нашего народа есть легенда, что в Долине Мертвых Душ находится ад и сатана заманивает туда жадных и плохих людей, чтобы сгубить их души. Многие пропали в тех местах. И никто не знает, где их могилы, — испуганно произнесла Лулу.

— Не переживай, я ведь не жадный и не плохой, так что мне бояться нечего.

— Не ходи туда, Скайт, останься лучше со мной, — заговорила Лулу, прижимаясь ко мне всем телом. — Я буду любить тебя одного, нам будет хорошо вместе… Ну же, обними меня…

Простыня упала на пол, обнажая ее полную грудь, смуглый живот и упругие бедра. Ее горячее дыхание обожгло мне лицо, тепло тела проникло в мое сердце. Я посмотрел на Лулу и утонул в бездонном синем омуте ее глаз.

Утром меня разбудил зашедший за мной по просьбе Чарльза Гласса портье. Лулу уже не было в номере. Она исчезла вместе с сотней кредитов, как дым от вчерашних сигарет. Я чувствовал себя уставшим и разбитым. Короткий сон не восстановил затраченных мною сил, и от выпитого вчера виски болела голова. Меньше всего мне хотелось в такую рань трястись в лендспидере по бездорожью саванны, но слово джентльмена — закон, и, заставив себя, я встал, оделся и, прицепив к поясу бластер, вышел на утреннюю улицу.

Солнце уже показалось из-за горизонта, осветив фасады домов оранжевым светом первых лучей, которые, отражаясь от оконных стекол верхних этажей, падали на три мощных вездехода на воздушной подушке, ожидавших меня у выхода из гостиницы. Лендспидеры были разного цвета, но одной, очень популярной среди геологов из-за своей надежности и мощного двигателя марки «Тайфун». Впереди такого лендспидера располагался двигатель с воздухозаборником — большим круглым отверстием, занимавшим всю ширину капота машины. Воздухозаборник был накрыт защитной металлической решеткой, за которой сверкало узкое ветровое стекло. В просторном салоне за четырьмя сиденьями для пассажиров находилась вместительная грузовая площадка, на которой лежала поклажа. Салон машины мог накрываться сверху брезентовым тентом. Для этого имелись специальные металлические дуги, но сейчас тент был убран. Погода ожидалась хорошая, и под палящим солнцем в раскаленной кабине, накрытой брезентом, находиться было бы невозможно.

120
{"b":"239121","o":1}