ЛитМир - Электронная Библиотека

— Послушай, Сочурек, — прервал молчание Эндрю Барнс, — а почему ты такой спокойный? Ты что, действительно, ничего не боишься?

— Ничего, — отозвался Хауард Сочурек.

— И смерти?

— И смерти.

— А почему? — не унимался Эндрю Барнс.

— Когда я был маленьким мальчиком и жил в деревне со своими родителями, колдунья нагадала мне, что я умру в открытом космосе. Потом на нашу деревню напало другое племя. Из всех ее жителей в живых остался только я. Меня подобрали геологи и воспитали как настоящего мужчину. С тех пор пророчество старой колдуньи постоянно сбывается. Поэтому, пока я чувствую под ногами твердую почву, я ничего не боюсь.

— Ладно, парни, — подал голос молчавший все это время и внимательно слушавший наш разговор Чарльз Гласс, — я рад, что у меня такие бесстрашные и мужественные компаньоны. Вам по плечу не то что Шона Рея поставить на место, а самого дьявола вытащить из преисподней. Ну а сейчас всем спать. Завтра важный день. Мы должны догнать этого ублюдка и показать ему, кому он наступил на ногу. Единственная поправка — убивать его не надо. Зачем нам неприятности с властями из-за какого-то Шона Рея. Пары хороших оплеух для этой мрази будет достаточно. А там вперед — к золоту, богатству, славе!

Воодушевленные последними словами босса, спать ложились в хорошем настроении.

Ночь была теплая и безветренная. Я, лежа поверх походного спальника, постеленного прямо на землю возле лендспидера, и глядя в незнакомое звездное небо планеты Рок, не заметил, как попал в мягкие объятия сна. Казалось, какая-то река осторожно подхватила меня и, мягко покачивая, понесла по течению в сказочную страну с большими зелеными деревьями, на которых росли тяжелые гроздья зеленого винограда. Появилась Лулу и замахала мне руками, чтобы я не плыл дальше, но плот уже пронесло мимо нее. Откуда-то сбоку возник Мэт Блонди, протягивая мне бутылку «Черного Саймона». Чарльз Гласс, произнося слова задом наперед, говорил что-то про золото и богатство. Нас всех вместе несло все быстрее и быстрее вниз по течению этой таинственной реки. Появились краснокожие аборигены и стали плеваться в нас отравленными стрелами. Дел Бакстер отстреливался от них из бластера, а Роджер Пэйн спокойно ходил под градом стрел, не замечая их, и загадочно улыбался.

Наш плот завертело в водовороте. Я заметил, что вода в реке вовсе и не вода, а кровь, и из-под красной пелены на меня смотрят тысячи злых желтых глаз. Все завертелось, закружилось. Я отчетливо увидел каменное лицо Сочурека. Противно загудела губная гармошка Марка Хукера. Она надоедливо гудела и гудела, пока я не понял, что это не гармошка Хукера, а клаксон лендспидера,

Открыв глаза, я увидел над собой светлеющее небо. На востоке занималась заря. Наступало утро. Чарльз Гласс сидел в красном вездеходе и нажимал на клаксон.

— Вставайте, парни! Хватит нежиться. Так вы проспите свою удачу, — громко говорил он между нажатиями на кнопку звукового сигнала.

Сразу забыв чепуху, снившуюся мне этой ночью, я, потянувшись, встал, свернул спальник и забросил его в грузовой отсек красного лендспидера. Надо сказать, несмотря на дурной сон, выспался я неплохо и был готов к предстоящей дороге.

Разминая мускулы и протирая сонные глаза, мои компаньоны расселись по машинам, и, как только показался первый луч солнца, лендспидеры помчались дальше в погоню за Шоном Реем.

Вновь потянулись однообразные километры саванны, выжженной беспощадными лучами жестокого солнца планеты. Из живности за все время дороги встретилась лишь стая стервятников, круживших над чем-то темным, бесформенной массой лежавшим под сухим деревом, да несколько раз перед машиной, махая плоской головой из стороны в сторону, пробегал пестрый варан. А так, кроме жухлой травы и зарослей скрюченных кустов с белыми ветвями, выгоревшими под солнцем, все как будто вымерло. Жизнь застыла в ожидании сезона дождей, когда живительная влага наполнит собой здешние земли. В источниках появится вода. Потекут реки и ручьи, питая иссушенную почву. Зазеленятся просторы саванны. На деревьях появятся сочные листья и цветы. За водой сюда придут стада животных, прилетят птицы. Ну а пока компанию змеям и скорпионам составляли лишь три наших лендспидера, мчавшихся на запад к хребту Большого Дракона.

Я повернулся назад к грузовой площадке лендспидера, на которой, накрытая брезентом, лежала наша поклажа, и, перегнувшись через спинку сиденья, достал флягу с водой. В этих местах она была самым дорогим. Хорошо, что мы взяли большой запас. Отвинтив крышку, я сделал пару больших глотков и положил флягу обратно.

— Что Уорнер, припекает солнце на Роке? — громко, чтобы слова не терялись из-за рокота двигателя и шума ветра, поинтересовался Чарльз Гласс.

— Да, жарковато, — согласился я.

— Тебе-то, наверное, не в новинку такая жара. Ты ведь бывал на планетах с разным климатом.

Лендспидер закачало на неровном месте. С хрустом под днищем исчез корявый сук сухого дерева.

— Послушай, Скайт, — пододвигаясь ближе ко мне, продолжил разговор Чарльз Гласс, — все хочу тебя расспросить, что это была за история про последний бой Брайена Глума. Несколько лет прошло с того времени, а я и теперь не знаю, что тогда произошло. В газетах разное писали: мол, он был арестован, и его посадили в тюрьму; что он бежал или сгорел при взрыве энергетической установки. Самый знаменитый пират, а что с ним стало, до сих пор является загадкой. Ты ведь был с ним до самого конца. Расскажи как очевидец, что было на самом деле. Захватил его адмирал Рональд Армор или старому волку все-таки удалось ускользнуть от его эскадры?

Эти вопросы заставили меня мысленно вернуться в прошлое. Из памяти всплыли забытые лица товарищей, врагов, знакомые очертания боевых космических кораблей, бороздивших просторы под черным флагом. Планета Дран с ее зеленым небом и высокими лиственными деревьями — на ней находилась основная база нашего отряда. А потом страшные взрывы, сотрясавшие землю. Обвалы в пещерах под поверхностью планеты. Огненные фонтаны нефти, бившие из-под земли, пожары и смерть повсюду.

— Знаешь, Чарльз, — ответил я, отогнав от себя тяжелые воспоминания, меня самого мучает тот же самый вопрос. Единственное, что я знаю наверняка, так это то, что эскадра адмирала Армора здесь совсем ни при чем. Она была еще на подходе, когда наша основная база на планете Дран полностью погибла. А если ты хочешь знать, видел ли я Брайена Глума мертвым, то я отвечу — нет.

Чарльз внимательно посмотрел на меня.

— Я и не думал, что это окажется такой таинственной и загадочной историей, о которой человек, находившийся в гуще событий, не сможет сказать ничего вразумительного.

— Если ты думаешь, что я смирюсь с этим, то ты ошибаешься, — отреагировал я на его замечание. — Я обязательно узнаю, что произошло на Дране. Прошло столько лет, а этот вопрос мучает не только меня одного, но и Дела Бакстера, который тоже был там. И остальных, оставшихся в живых, по воле случая спасшихся из того ада. Я обязательно докопаюсь до истины и найду ответы на все вопросы. И клянусь памятью погибших товарищей: я не успокоюсь, пока не выполню своего обещания. Это будет не скоро, но я сделаю это обязательно.

— Да, груз прошлого хуже, чем давление плотной атмосферы, — согласился Чарльз Гласс, — и некоторым не под силу справиться с его тяжестью.

— Это не груз прошлого — это долг, который необходимо выплатить.

— Хорошо, Скайт, свои проблемы будешь решать потом. Расскажи лучше мне, не встречал ли ты за время своих полетов в далеком космосе планет, богатых полезными ископаемыми. Представляешь, что мы сможем сделать с тем золотом, которое у нас скоро будет, с помощью твоей информации? Мы создадим гигантскую корпорацию по добыче металлов с тысячами транспортных звездолетов, с заводами по всему космосу. Мы станем самыми богатыми людьми во всей Вселенной. Скайт, подумай сам, неужели человек такого масштаба, как я, довольствуется жалкой золотой жилой. Конечно, нет! Это золото, — показывая рукой вперед, куда мы держали путь, говорил Чарльз Гласс, — только первый этап к грандиозному замыслу, который является целью моей жизни. Я создам фирму «Чарльз и Чарльз» и завоюю весь рынок тяжелых металлов: урана, кобальта, цезия… Тяжелые металлы это высокие технологии, вооружение, наука. Это политика, черт побери! И я заставлю говорунов из правительства уважать Чарльза Гласса. Конечно, Скайт, и ты получишь свою долю в этом бизнесе. Ты будешь возглавлять разведку новых перспективных планет. Экспансия в неизведанный космос — вот что недооценивают наши конкуренты. Они возятся в куче дерьма, чтобы отыскать крупицу золота. Мы же будем действовать по-другому: только максимально богатые залежи, а как только земля истощилась и не дает ста процентов прибыли — дальше к новым планетам, к новым богатым залежам. Только так. Война с матушкой природой. Отбирать, вырывать из ее нутра самое ценное. Не цацкаться с ней, как с невинным младенцем, а без лишних комплексов брать у нее все то, что тебе нужно. Чтобы чего-то достичь в этом мире, надо быть жестоким и забыть про такие предрассудки прошлого, как совесть, честь, сострадание. Они сковывают действия свободного человека.

123
{"b":"239121","o":1}