ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что я буду делать дальше — это мои проблемы. А сейчас помоги Полу похоронить Марка. Или ты хочешь, чтобы его тело осталось лежать гнить под солнцем?

Элан Дойл промолчал и стал помогать Полу Тэшу заворачивать Марка в одеяло. Тело закоченело, и руки у трупа так и остались торчать снаружи. Я и Дел Бакстер подошли помочь, когда Элан и Пол подняли импровизированный гроб.

— Минуту, — произнес Элан Дойл, когда мы понесли тело Марка Хукера к берегу песчаного болота. Он нагнулся и поднял с земли выпавшую губную гармошку Марка. Стряхнув с нее пыль, Элан засунул ее под одеяло. — Марк ее очень любил.

Мы донесли тело Марка до края острова и, раскачав, бросили в песок подальше от берега. Серая грязь сразу стала засасывать очередную дань. Ей было безразлично, что попадает в ее утробу — живой ли человек, ящик виски или тело покойника. Она поглощала все жадно и безвозвратно.

Когда с поверхности зыбучего песка пропал последний сантиметр одеяла, в которое был завернут Марк Хукер, Чарльз произнес короткую и энергичную речь:

— Нечего унывать, парни! У меня для вас есть две хорошие новости. Первыми всегда умирают дураки. Если же вы остались в живых, значит, к их числу вы не относитесь. Это первая новость. А вторая, так это то, что ваша доля вновь увеличилась за счет тех, кто не дошел до финиша!

Не знаю, как первая новость, которую сообщил нам Чарльз Гласс, но вторая подействовала возбуждающе.

— С учетом убитого Роджера Пэйна, сгоревшего Эндрю Барнса, Дэвида Мора, сгинувшего Мэта Блонди и скончавшегося Марка Хукера, — загибая пальцы, оживленно подсчитывал Ричард Пэйдж, — получается еще по шесть тысяч шестьсот шестьдесят с мелочью кредитов каждому! Чарльз! За такие деньги я готов похоронить даже собственную мать!

На его шутку никто не откликнулся, но дьявольский огонек алчности заблестел в глазах моих попутчиков. Даже у моего друга Дела Бакстера на лице я заметил нехорошую улыбку. Долина Мертвых Душ оправдывала свое название.

— Так давайте скорее разберемся с Шоном Реем и получим эти денежки! воскликнул Чарльз Гласс. И под одобрительные возгласы все двинулись к машинам.

Солнце показалось над горными вершинами Большого Дракона и поползло в центр синего океана, раскинувшегося над нашими головами бездонной чашей. Красный вездеход, в котором сидели я, Дел Бакстер, Чарльз Гласс и Хауард Сочурек, завелся сразу, а вот зеленый лендспидер с Ричардом Пэйджем, Эланом Дойлом и Полом Тэшем долго скрипел стартером, прежде чем завертелись его воздухонагнетающие турбины. Наверное, за ночь в моторе накопился конденсат. Но вот наш вездеход, а следом и лендспидер, управляемый Ричардом Пэйджем, съехали с твердого камня приютившего нас на ночь острова и взяли курс на запад вслед за уходящей ночью.

В отличие от саванны в Долине Мертвых Душ воздух был тяжелым и влажным. Когда солнце поднялось высоко над горизонтом, впереди показались очертания островов. Их силуэты дрожали в поднимавшихся от нагретого песка испарениях, словно это были живые существа.

— Первый, — произнес Гласс, указывая на проплывавший мимо плоский каменный остров, похожий на тот, на котором мы провели прошлую ночь. Только он был в два раза больше и в его центре возвышался высокий гранитный столб, подточенный у основания. Когда-то весь остров был высотой с этот исполинский палец, указующий в голубое небо. — Осталось еще четыре, смотрите внимательно. Не пропустите оставшиеся.

Через час с правой стороны показалось еще два столба, торчавших из серой зыбучей поверхности долины. Они были одинаковой высоты, отличаясь лишь толщиной, что зависело от размера острова. Чем больше был остров, тем больше времени требовалось песку сточить его камень и тем толще был столб, стоявший на этом острове. Ветер, дождь, песок за многие столетия превратили гранит в нечто загадочное, сказочное. Казалось, что из песка поднимаются уродливые великаны, чтобы поймать наш маленький вездеход и растоптать его своими каменными узловатыми ногами.

Еще через час мы увидели четвертый остров. Он находился слева от нас и был больше всех, увиденных ранее. Из песка поднималось небольшое каменное плато с отвесными стенами. В струях горячего воздуха казалось, что остров парит, не касаясь земли.

— Следующий наш! — радостно воскликнул Чарльз Гласс. — Прибавь газу, Хауард, мне не терпится увидеть кровь Шона Рея на моем золоте.

Лендспидер помчался еще быстрее. Ветер шумел в ушах и разбитом ветровом стекле. Четвертый остров не ушел еще за горизонт, когда впереди показался тот самый, заветный, к которому мы стремились все четыре дня нашей экспедиции, пятый остров.

Чарльз Гласс достал каренфайер и снял его с предохранителя. От переполнявшего его нетерпения он встал со своего места и, держась за металлические дуги, к которым крепится брезент, стал всматриваться в приближавшиеся очертания. Его седые волосы трепыхались на ветру, глаза слезились, но он не садился. Чарльз был уже там — на острове, где его ждали несметные богатства и слава.

Дел Бакстер тоже извлек из кобуры свой бластер. Чувствовалось, как с приближением к цели нарастало напряжение. Вторая наша машина, шедшая следом, поравнялась с нашим лендспидером, и теперь мы двигались фронтом.

Пятый остров ничем не отличался от остальных островов долины. На гладкой, отшлифованной песком, плоской каменной основе, поднимавшейся из серого песчаного болота, возвышался толстый, уродливый каменный истукан. В диаметре он был шестьдесят метров, а в высоту около тридцати. Его каменные бока подточили песок, ветер и дождевая вода. У его основания лежали упавшие сверху камни.

Машины Шона Рея с этой стороны острова мы не увидели.

— Давай, Хауард, объезжай с левой стороны! — приказал Чарльз Гласс Сочуреку, при этом махнув рукой Ричарду Пэйджу, управлявшему зеленой машиной, чтобы тот объезжал остров справа.

Через минуту мы встретились с противоположной стороны. Шона Рея на острове не оказалось. Заехав на твердый берег, Хауард Сочурек остановил наш лендспидер и выключил двигатель. Зеленая машина с Ричардом Пэйджем остановилась рядом.

— Этого подонка здесь нет, Чарльз! — выпрыгивая из машины, радостно закричал Ричард. — Он, наверное, сбился с пути или утонул в песках! — Или удрал в Стармор под защиту шерифа, предположил Пол Тэш.

— Не имеет значения, что случилось с этим негодяем и его дружком Заялом Фоксом, — произнес Чарльз Гласс, — главное, что мы первые и золото наше! Теперь никто не сможет отобрать его у меня! Парни, сейчас разбиваем лагерь, а затем займемся поисками золота. Согласно данным со спутника, оно должно лежать прямо у нас под ногами.

Все были в приподнятом настроении. Наконец нам повезло — мы первыми добрались до золотого острова.

Работа шла быстро, всем хотелось скорее заняться поисками желтого металла. Я заметил, как мои компаньоны бросают ищущие взгляды себе под ноги в надежде увидеть блеск золота под своими ботинками.

Вскоре все необходимые вещи были выгружены из вездеходов и разложены на камне. На этот вечер поваром Чарльз назначил Пола Тэша, к большому неудовольствию последнего. Но так как исполнявший эти обязанности ранее Дэвид Мор погиб, Полу ничего не оставалось, как приступить к приготовлению ужина.

Пока Пол Тэш гремел походным котлом, взгромождая его на горелку, Чарльз Гласс и Элан Дойл принялись распаковывать геологоразведочное оборудование. Первое, что они извлекли из больших кожаных мешков, были лопаты и кирки, затем рядом упали два лома и какие-то грабли. Эти инструменты никак не вязались с моим представлением об астрогеологах, ведущих разведку планетарных недр с космических орбит. Единственным электронным оборудованием оказался портативный сканер-анализатор в небольшом черном футляре с радиусом действия десять метров.

Шел седьмой час. Солнце неумолимо спускалось к горизонту. Было душно и жарко. Рубашка неприятно прилипала к телу.

Пол Тэш кое-как приготовил нечто, напоминавшее жидкую кашу или густой суп с неразварившимися комьями чего-то желтого. Его варево на дне пригорело, и еда была с привкусом тлеющей резины. Стараясь не обращать внимание на привкус, я заставил себя набить желудок этой стряпней, после чего запил ее банкой пива. Пиво сняло тошноту, но привкус гари во рту остался.

136
{"b":"239121","o":1}