ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хлодвиг Рыжий был храбрым воином, — капитан Хьюго наполнил свой кубок вином и залпом осушил его. — Да, это был опытный боец и отличный командир. Я, тогда еще зеленый юнец, служил оруженосцем у этого достойного рыцаря, когда наши бедовые ребята разгромили барона Крейга в «Змеином ущелье». Жаль, что Хлодвигу так не повезло. Во время штурма замка До его пробила насквозь стрела, пущенная из арбалета. А все потому, что он не верил в чудодейственную силу колдовских чар, сохраняющих нас от вражеских стрел и отводящих удары недругов. Сам я всегда перед военным походом иду к колдуну, который накладывает специальные заклятия на мой меч, щит и копье. Это защищает меня от злых духов и предохраняет в бою.

Все сидевшие за столом с интересом слушали его.

— Не верю я в это, — скептически заметил пожилой воин с длинными седыми, свисающими до самого подбородка усами, которыми очень гордился. — Спорю на свой ус, что пользы от заклинаний немного, если ты не умеешь как следует обращаться с оружием.

— И проспоришь, Ричард! — Капитан Хьюго налил себе еще вина. — Хлодвиг Рыжий тоже не верил, как и ты.

Капитан личной охраны лорда Рэма и монах ордена «Искатели истины» сидели в трапезном зале замка, предназначенном для гарнизона, за длинным столом, уставленным разными яствами. В огромном камине на вертеле жарилась целая кабанья туша. Горевшие факелы и пылавший камин отбрасывали на потные лица сидевших за столом яркие блики. Свет, проникавший в залу через витражи узких окон, цветными узорами ложился на каменный пол, увешанные оружием стены и боевые знамена, свисающие вытянутыми прямоугольниками из-под закопченных потолочных балок.

Два молодых воина в простых кожаных одеждах принесли еще вина в больших глиняных кувшинах И вновь наполнили кубки сидевших за столом.

— За вашего хозяина, славного рыцаря Рэма, и чтобы удача всегда сопутствовала вам в. ратных подвигах! — поднял свой кубок монах.

— За это стоит выпить, — сказал капитан, — лорд Рэм — самый хороший командир, под началом которого я когда-либо служил, клянусь эфесом своего меча. А видел бы ты, преподобный, как он одним махом разрубил племянника лорда По, хотя тот был с ног до головы закован в доспехи. Это было во время битвы у Большой реки. Я тогда еще получил этот сабельный удар, — показывая шрам на лице, закончил он.

— Что до меня, то эти новомодные штучки я никогда не признаю, — заявил Ричард, пытаясь разделаться с огромным окороком, который он держал обеими руками, — я не доверяю этим бластерам, каренфайерам, лазерным мечам и прочим колдовским механизмам. Не может машина в несколько сот килограммов летать по воздуху без колдовства. Хоть ты тресни. По мне, нет ничего надежнее стрелы, метко пущенной из арбалета, верного меча и боевого коня, единственного друга на поле брани.

— Это оттого, Ричард, что в твоей голове мозгов столько же, сколько в жестяном ведре, — сказал Хьюго. — Ты храбрый солдат и хороший товарищ, но, клянусь святой истиной, боги обделили тебя умом.

Сколько храбрецов рассуждали так же, как и ты? И где они теперь? Их несчастными костями засеяна земля многих полей битв. Конечно, это современное оружие очень дорогое и не каждый может себе такое позволить, но оно стоит всех затрат. Что ты скажешь о нашем «Всевидящем оке» на Северной башне? Наш господин заплатил за него годовой доход со всех своих земель, но зато теперь мы знаем о приближении неприятеля за много дней пути отсюда. Или взять энергетическую пушку. Да одним выстрелом она превращает в горстку пепла целый отряд закованных в броню рыцарей. Наш лорд молодец, что не скупится на это. Конечно, этого нового оружия еще очень мало, но я уверен, что в скором времени оно полностью вытеснит старое. За нашего господина, доброго лорда Рэма! — закончил капитан, поднимая свой кубок.

С глухим звоном кубки ударились, и все сидевшие в зале выпили за здоровье их господина.

— Я надеюсь, брат Пурпас, что вы останетесь нашим желанным гостем в замке до завтрашнего дня, — обратился капитан Хьюго к монаху. — Скоро начнется турнир, который будет очень увлекательно; посмотреть, а потом, когда поджарят этого колдуна, в главной зале замка состоится пир, на который, кроме знатных господ, приглашены также несколько влиятельных финансистов, ведущих на наших землях геологоразведку. После пира лорд Рэм хотел бы обсудить с вами ряд разногласий, возникших у него со своим врагом, владельцем города Вээса, и заручиться поддержкой вашего ордена как посреднической стороной на возможных переговорах.

— Почту за честь, капитан Адрофт, — ответил монах, — но кто такой этот преступник, если его казнь сопровождается столькими церемониями?

— Великий колдун и чернокнижник. Личный лекарь лорда Эфа, да отсохнут его внутренности, заклятого врага нашего доброго господина. А если перечислять все его злодеяния, то не хватит и недели.

— Чем сильнее вина и злодеяния преступника, тем почетнее его исповедовать перед смертью. Так учит нас, простых братьев, досточтимый магистр нашего ордена, — глубокомысленно изрек монах.

— Не забывай, Ричард, что тебе заступать в дозор на Северную башню охранять «Всевидящее око», — сказал капитан Хьюго.

Старый солдат нехотя поднялся и, гремя доспехами, направился к обитой медными пластинами двери. Его тяжелый двуручный меч прочерчивал сзади полосу на каменных плитах пола концом своих длинных ножен.

— Откройте окна, здесь слишком душно, — приказал капитан, когда пожилой воин вышел.

Яркие лучи солнца ворвались в залу, и помещение заполнилось свежим утренним воздухом. До слуха донесся цокот лошадиных копыт из мощенного булыжником внутреннего дворика замка, и по подъемному мосту проскакала кавалькада пышно разодетых всадников. В открытые окна можно было видеть ровную прямоугольную площадку, окруженную со всех сторон шатрами и деревянным помостом с ярко-красным балдахином для почетных гостей. Разноцветные ткани, маленькие флажки и большие знамена с вышитыми на них гербами знатных рыцарей — все это сливалось в красивую яркую картину, блестело и переливалось в солнечных лучах бесчисленной гаммой всевозможных цветов и оттенков.

Занятые последними приготовлениями, слуги и оруженосцы сновали у шатров, а кое-кто из воинов уже был в седле, проверяя перед предстоящей схваткой снаряжение, остроту меча или резвость коня. Разноцветные перья развивались на шлемах, начищенные до блеска доспехи ослепляли отражавшимися от полированных поверхностей солнечными бликами.

— Сейчас начнется турнир, — сказал капитан, прислушиваясь к доносившимся снаружи звукам, — пойдемте, преподобный, посмотрим на это увлекательное зрелище.

— Вы тоже будете участвовать в этом турнире? — спросил монах.

— Нет, — с ноткой сожаления в голосе ответил Хьюго, — моя обязанность следить за порядком в замке и проверять часовых на стенах. На турнир мы посмотрим с восточной стены, когда я буду сопровождать вас, преподобный, на исповедь к заключенному. Пойдемте, святой отец, сейчас начнется.

Глава 3

Покинув трапезный зал и поднявшись по узкой винтовой лестнице с выщербленными каменными ступенями, освещенными лишь светом, проникающим через прорубленные в толще стен бойницы, монах с капитаном оказались на открытой сводчатой галерее, по самому верху опоясывавшей внутренний двор замка. Каменный колодец был окружен с четырех сторон высокими зубчатыми стенами с узкими щелями забранных ажурными решетками окон. Из этих амбразур отлично простреливалось все пространство двора, и если неприятелю удалось бы проникнуть внутрь, он попал бы под перекрестный огонь.

Стоящие у высокой, узкой арки два стражника расступились, отсалютовав капитану своими длинными алебардами.

Миновав низенький переход, капитан Хьюго с монахом оказались на крепостной стене, зажатой между двумя круглыми башнями-близнецами с островерхими шпилями крыш, над которыми реяли на ветру алые штандарты с вытканными на них золотыми орлами — гербами лорда Рэма.

149
{"b":"239121","o":1}