ЛитМир - Электронная Библиотека

Отсюда, сверху, перед ними, словно на ладони, у подножия холма раскинулись город по берегам бегущей внизу речки, заполненная народом площадь и тонувший в синеватом мареве хребет гор у горизонта.

В самый центр ристалища вышел герольд, одетый в свободные яркие одежды, и объявил о начале турнира.

— Сейчас будут биться Инвар Сильный и Ивенс — воин из клана «Болотный камыш». Они не поделили невесту, и теперь поединок решит, кому она достанется, — сказал капитан Хьюго.

Вот появились два закованных в железные доспехи воина. Несколько секунд они стояли друг против друга, всматриваясь в лицо и стараясь разгадать мысли соперника. Потом опустили забрала и вынули длинные обоюдоострые мечи, отшвырнув далеко в сторону ножны, чтобы те не мешали предстоящей схватке.

Учтиво поклонившись, воины бешено ринулись в атаку и стали лихорадочно колошматить друг друга мечами. Воздух огласили вопли толпы, наблюдавшей за поединком, и грохот железных доспехов от обрушивавшихся на них яростных ударов. Посыпались искры от лязгающих мечей. Разноцветные пышные перья, украшавшие шлемы воинов, превратились в жалкие обрубки, а латы покрылись царапинами и глубокими вмятинами.

— Почему Инвар Сильный старается встать лицом к солнцу? — спросил монах капитана, который с неподдельным интересом наблюдал за схваткой. — Ведь, когда солнце светит в лицо, сложнее атаковать?

— Сэр Инвар знает, что делает, преподобный, и уж в тактике ведения рукопашного боя разбирается лучше, чем ты, святой отец. Дело в том, что у него щит с алмазным напылением. И если улучить момент и, как зеркалом, поймать солнечный зайчик, можно так ослепить врага, что он на какое-то время станет беспомощным, словно ребенок, и ничего не сможет сделать. А ведь для решающего удара достаточно короткого мгновения, — со знанием дела ответил Адрофт, — но ты, брат Пурпас, не думай, что сэр Ивенс новичок. К сегодняшнему дню он подготовился основательно. Видишь те выпуклые квадратики у него на груди? А ты знаешь, что это такое?

— Обычный панцирь?

— Ха! Как бы не так! Это активная броня! Стоит, наверное, целое состояние, — тоном знатока, прекрасно разбирающегося в подобных вещах, сказал капитан Адрофт. В его голосе, когда он произносил последнюю фразу, чувствовалась зависть.

— А я — то думал, что во время поединков нельзя пользоваться современным оружием, — промолвил монах.

— Нельзя пользоваться только лазерными мечами, бластерами и современным стрелковым оружием. Все остальное разрешено.

В этот момент Инвар Сильный обманным движением отвлек внимание соперника и резким стремительным выпадом нанес молниеносный колющий, удар, намереваясь насквозь пронзить грудь врага своим мечом. С громким хлопком взорвались несколько шашечек активной брони, и меч, превращенный в исковерканную железяку, направленной силой взрыва был выбит из рук Инвара Сильного, отлетев к самому краю площадки.

Трибуны взревели от восторга, когда сэр Ивенс, замахнувшись над головой сверкавшим мечом, ринулся на безоружного противника и изо всех сил обрушил на него свое оружие. А в следующий миг на блестящем щите Инвара, которым тот закрылся от рубящего удара, осталась глубокая вмятина.

Не давая своему врагу времени нанести последний удар, Инвар изо всей силы врезал кулаком, закованным в железную перчатку, по шлему соперника. От этого неожиданного нападения Ивенс пошатнулся и отступил на шаг. Воспользовавшись секундной паузой, Инвар отпрыгнул в сторону и извлек из ножен, висевших у него за спиной, боевую секиру, древко которой заканчивалось острым трехгранным наконечником. Широко расставив ноги и укрывшись щитом, он храбро ожидал новой атаки, приняв эту оборонительную позицию.

Между тем сэр Ивенс и не думал отступать. Стремительный рывок, и его меч вонзился в бедро Инвару Сильному. Из стыка двух пластин доспеха стала сочиться кровь, алыми каплями падая на пыльную землю.

Поединок затягивался. Противники, тяжело дыша, обменивались ударами и не прекращали натиск. Рана Инвара была неопасной, и тот держался, не уступая своему сопернику. Бой грозил принять затяжной характер, воины начали уставать. Ивенс в пылу схватки чуть ослабил бдительность, тем более что его враг был ранен. Поэтому, когда, парируя очередной удар, Инвар оказался лицом к солнцу, он даже обрадовался, видя в этом для себя преимущество.

Поймав луч солнца своим щитом, Инвар Сильный направил блик в глаза Ивенсу и ослепил его. В замешательстве Ивенс сделал неловкое движение, пытаясь защититься, но оно уже запоздало. Взмахнув своей секирой, Инвар одним могучим ударом свалил того на землю и, подойдя к своему поверженному недругу, носком ноги выбил из ослабевших пальцев меч, чтобы Ивенс не смог им воспользоваться.

Сэр Ивенс был еще жив, когда Инвар Сильный высоко поднял свой топор, повернул его острием вниз и вонзил в грудь лежавшему на земле воину, в то место, где у того в начале боя взорвались шашечки активной брони, что едва не стоило жизни победителю. Конвульсивно дернувшись, тело затихло и осталось лежать в луже крови, которая вытекала из раны. Площадь содрогалась от переполнявших зрителей эмоций. Мужчины оживленно обсуждали силу и точность удара, а сидевшие в первых рядах женщины, расталкивая друг друга, возбужденно вытягивали вперед шеи, чтобы лучше рассмотреть поверженного рыцаря. В это время на трибуне под алым балдахином, где сидел лорд Рэм, разгорелась ожесточенная ссора между друзьями победителя и сторонниками? клана «Болотный камыш

— Бой был нечестный! надрывался толстяк расшитом золотом лиловом бархатном плаще. — У вашего бойца наконечник топора из легированной стали, выточенный на механическом станке! По правилам, разрешается только старинное кованое оружие!

— Ивенс не имел права надевать нагрудник из активной брони, — не оставались в долгу оппоненты.

Каждую минуту спор грозил перерасти в кровопролитную стычку прямо на трибуне. Уже несколько господ обменялись перчатками, а особенно горячие головы с силой сжимали рукояти своих мечей, когда со своего кресла поднялся сам лорд Рэм и поднял вверх ладонь правой руки. На трибунах воцарилась тишина.

— Победил сэр Инвар Сильный, рыцарь из клана «Скорпионы», — произнес он под громкие крики одобрения.

Поклонившись лорду, Инвар Сильный, чуть прихрамывая, направился к своему месту, а слуги сэра Ивенса, подняв тело своего хозяина, понесли его в свой стан.

— Пойдемте, преподобный, — капитан Хьюго дотронулся до плеча монаха, отрывая его от драмы, разыгравшейся перед их глазами, — самое интересное начнется потом, когда будут драться конники. Вот уж это зрелище пропустить нельзя. А пока вы успеете исповедать колдуна, приговоренного к казни, которая состоится сразу же после турнира. Пойдемте, преподобный, мы обязательно должны успеть посмотреть на бои конных рыцарей.

Солнце приближалось к зениту, и утренняя прохлада постепенно стала сменяться полуденной жарой.

Тень от высокой башни в центре замка притаилась у подножия этого темного каменного гиганта. Здесь, в самой высокой башне, укрывались бы последние защитники крепости, если бы врагу удалось захватить замок. И немало воинов сложили бы здесь свои головы, пока не ворвались бы туда.

Протиснувшись между двумя узенькими сторожевыми башенками, Хьюго Адрофт и брат Пурпас оказались в северной части крепости. Это была самая старая часть замка. Мох и лишайники покрывали потемневшие стены, тройным кольцом опоясывавшие жилые и хозяйственные постройки. За несколько веков непрерывного строительства башни башенки и различные сооружения образовали здесь лабиринт причудливых переходов.

— Что это за башня? — спросил монах, указывая на круглое сооружение, по габаритам уступающее лишь центральной башне.

— Это Северная башня, где находится «Всевидящее око», — ответил капитан.

Пространство между стенами, башенками и жилыми постройками соединялось галереями, словно воздушными мостиками, висевшими в воздухе. В мирное время по ним можно было легко и без труда попасть в любую часть замка, затратив при этом минимум времени. Во время войны они разрушались, превращая каждый сектор в отдельную оборонительную твердыню.

150
{"b":"239121","o":1}