ЛитМир - Электронная Библиотека

— На беглецах, когда они выбрались на галерею, через минуту не было уже ни единой сухой нитки. С этого открытого и продуваемого всеми ветрами пространства Делу Бакстеру с Отшельником были хорошо видны весь двор и суетившиеся внизу люди.

— Они на галерее! Не дайте им уйти! — услышали они чей-то громкий голос.

— Арбалетчики, ко мне! — приказал другой.

В свете молнии Дел Бакстер увидел рядом с сожженной машиной человека, закутанного в промокший плащ и показывавшего рукой в их направлении.

— Вон они! Стреляйте!

Один из солдат, стоявший возле арки, достал из колчана за спиной стрелу, вложил ее в арбалет и выстрелил. Рядом с Бакстером и Отшельником просвистела стрела и с глухим стуком вонзилась в стык между камнями стены дома. На Дела посыпался град из мелких осколков камня, штукатурки и известки.

— Беги до стены и жди меня там! — крикнул Бакстер Отшельнику. — Тебе придется пошевелить своей задницей, уважаемый, если ты не хочешь, чтобы в ней появилась лишняя дырка.

Отшельник не заставил себя долго уговаривать, и, когда он исчез во мраке, Дел Бакстер спрятался за небольшой выступ и достал бластер. Солдат-арбалетчик напряженно всматривался в темноту, пытаясь определить, попала ли в цель его стрела. С его мокрого шлема прямо на лицо стекали капли дождя и мешали хорошо прицеливаться.

— Шевелитесь, черти! — надрывал голосовые связки офицер. — Если вы упустите их, то не видать вам своего жалованья за этот месяц!

К офицеру подбежали еще два промокших лучника. Делу Бакстеру сквозь дождь и темень были видны только их силуэты, но он смог понять, что арбалетчик объясняет вновь прибывшим их задачу, указывая рукой в его направлении.

Вновь рядом с Бакстером просвистели стрелы, но и они не попали в цель. Сильный ветер и дождь не давали возможности стражникам делать меткие выстрелы, но в таком же положении находился и Дел. Бакстер поднял свое оружие и несколько раз нажал на курок. Яркие энергетические лучи прочертили воздух светящимися линиями в направлении стрелков, оставляя за собой следы раскаленного пара. И хотя Бакстер промазал, это заставило солдат спрятаться за стены арки. По галерее противоположного дома, гремя доспехами, пробежал отряд солдат. Впереди бежал капрал, размахивая саблей, и что-то орал своим подчиненным. Из-за дальности расстояния и шума дождя Дел Бакстер не мог разобрать слов, но он догадался, в какую сторону направляются воины.

«Нужно уносить отсюда ноги», — подумал Дел и, выскочив из своего укрытия, побежал к стене, где его ждал Отшельник. Здесь они были в относительной безопасности. Стрелы до них не долетали, но позвякивание стальных наконечников о камни говорило, что солдаты еще продолжают стрелять наугад в надежде, что какая-нибудь шальная стрела все же попадет в цель.

Прямо перед Делом Бакстером и Отшельником возвышалась черной зубчатой громадой Северная башня. Над самым ее верхом проносились серые рваные облака. Два масляных фонаря освещали низкий вход в ее каменное нутро. Туда и побежали Дел Бакстер и Отшельник. Преодолев десяток метров, беглецы оказались в караульном помещении башни. Там никого не было. На длинном столе из гладкоструганных досок стояли кувшин с вином и глиняные тарелки с остатками ужина. Стражу подняли по тревоге, и со стола не успели ничего убрать. В камине потрескивали поленья, и вымокшие насквозь и продрогшие Дел с Отшельником протянули свои руки к этим теплым языкам пламени, лизавшим горящие дрова. В башне было жарко натоплено, и вскоре от промокшей одежды беглецов стал подниматься пар. Однако нельзя было останавливаться. Ситуация требовала идти наверх, на холод, дождь и пронизывающий ветер — на верхнюю смотровую площадку.

Факелы слабо освещали пыльные каменные ступени узкой винтовой лестницы. Отшельник поднимался сзади, а впереди, держа наготове бластер, шел Дел Бакстер.

— Нам еще долго идти? — ворчливо спрашивал Отшельник. — Мои ноги непривычны к подобным нагрузкам.

— Если вы не хотите, милейший Дэвид Шайр, чтобы вас вынесли из этого замка вперед ногами, то вам еще придется пошевелиться.

— Зачем нам нужно именно туда? Неужели ты не мог выбрать менее высокую башню?

— На Северной башне единственная во всем замке площадка, куда может приземлиться флайер. Там будут друзья, и они заберут нас отсюда.

— У меня болят ноги, Дел Бакстер, — продолжал причитать Отшельник, — я совсем ослаб, пока был заточен в сыром и холодном подземелье. Я старый, слабый и больной человек, и мне с трудом дается каждый метр подъема.

Дел Бакстер ничего на это не ответил. Он вспомнил, как еще совсем недавно этот «старый, слабый и больной» человек, лихо орудуя кинжалом и алебардой, отправил на тот свет нескольких здоровых стражников, и решил промолчать. Прямо над ними, над самой головой, каменная лестница упиралась в квадратный люк смотровой площадки. Люк не был заперт, и, открыв его, Дел оказался на самой большой башне замка лорда Рэма.

Гроза бушевала вовсю, и струи дождя хлестали не переставая, заливая открытую всем ветрам смотровую площадку. В самом центре стоял, ощетинившись антеннами, небольшой локатор, списанный с какой-то орбитальной станции противоракетной обороны. Это, очевидно, и было то самое «всевидящее око». Его стальной, вымокший от дождя корпус поблескивал во вспышках молний. А на шарообразном шарнире вращалась параболическая антенна.

«Для того чтобы обслуживать этот локатор, лорд Рэм, наверное, нанял нескольких техников. Таких же вольнонаемников, как те пилоты. — подумал Дел, выбираясь из люка на площадку, — сидят, наверное, в толще каменных стен, в тепле перед мониторами компьютеров и от нечего делать режутся в карты». Очередной порыв холодного ветра пробрал Бакстера до самых костей, и он позавидовал всем, кто сейчас находится в тепле.

Выбравшись на смотровую площадку, Дел сделал несколько осторожных шагов по крыше, сделанной из плотно подогнанных друг к другу, скользких от дождя каменных плит.

Отшельник тоже высунулся по пояс из открытого люка башни на продувной ветер под холодные струи дождя. Не увидев никакого флайера, он в нерешительности остановился, как бы решая, последовать ему за Бакстером или подождать «друзей» в башне, где, по крайней мере, не было дождя и ветра.

Продолжая держать на вытянутой руке бластер, Дел Бакстер осторожно подошел к самому краю площадки. Неожиданно от локатора отделилась тень. Из-за проливного дождя и темноты лица человека не было видно. Дел ничего не успел сообразить, как человек, словно железными тисками, схватил его руку: и несколько раз с силой ударил о зубчатый парапет каменной стены площадки. Острая боль пронизала; кисть Бакстера. Пальцы разжались, и бластер, перелетев через стену, исчез в темноте внизу, у подножия башни. Инстинктивно Дел отклонился назад, чтобы избежать возможного удара, и изо всех сил врезал свободной левой рукой незнакомцу в челюсть. Человек отпустил руку Дела Бакстера и отступил на два шага. Это был очень сильный противник. Любого другого этот удар свалил бы с ног.

В черно-синем небе загрохотал гром, и в свете новой вспышки молнии Дел узнал стражника Ричарда, которого он видел утром в трапезном зале. По кривой ухмылке, исказившей лицо старого воина с намокшими седыми усами, Дел Бакстер понял, что тот его тоже узнал.

— Я всегда говорил, преподобный, что от этих новомодных игрушек нет никакого толка. Нет ничего надежней крепкой руки и верного меча, — усмехаясь, произнес Ричард, — теперь ты в этом убедишься сам.

— Сожалею, что не могу Отпустить тебе твои грехи, сын мой, — сказал Дел Бакстер, — у меня слишком мало времени. Но если ты сам покинешь смотровую площадку, это избавит тебя от неприятности умереть без покаяния. А я, как только доберусь до нашей обители, так уж и быть, помолюсь за тебя, сын мой.

— Скорее я отпущу твои грехи, потому что ты такой же священник, как и я. И, вероятнее всего, молиться за твою душу придется мне. А сейчас мы посмотрим, так ли крепка у тебя рука и так ли длинен твой меч, как твой язык. Мне не терпится укоротить его и посмотреть, какого цвета у тебя кровь.

159
{"b":"239121","o":1}