ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хотелось бы верить, док, — сквозь зубы пробормотал Дел.

— Господин Уорнер, — обратился Отшельник к Скайту, — у вас в аптечке найдется альфатриатон?

— А я думал, Дэвид Шайр, что вы обычно лечите магическими заклинаниями и колдовством, — усмехнувшись, ответил Скайт, протягивая ему флакон с прозрачной жидкостью.

— Зовите меня Отшельник. Я привык к этому имени. Дэвид Шайр перестал существовать, когда обломки «Генерала Флекноу» — так назывался наш звездолет рассеялись по созвездию Хвост Дракона. Что же касается ваших слов, то хорошее заклинание для большей надежности всегда лучше использовать в совокупности с современными медицинскими препаратами. В каждом бизнесе есть свои маленькие тайны и хитрости, господин Уорнер.

Говоря это, Отшельник тщательно промыл обеззараживающим раствором рану Дела и очистил кожу вокруг нее от грязи и слипшихся сгустков запекшейся крови:

— Вот вы чем занимаетесь?

— Мы с Делом свободные предприниматели. У нас есть свой звездолет. И когда кому-нибудь нужно за умеренную плату отправить свой груз или слетать самому на какую-то планету, этот человек нанимает нас. А наша безупречная репутация опытных пилотов и честность с деловыми партнерами служат гарантом в бизнесе.

— Но, безусловно, и у вас есть свои маленькие секреты?

— Вне всякого сомнения. — Скайт протянул Отшельнику ампулу-шприц с препаратом, оказывающим местную анестезию.

— Через пару минут наступит действие инъекции и можно будет зашивать, сказал Отшельник, делая укол. — Так и в моей работе. Местные люди очень суеверны, так почему бы не использовать их суеверия в своих интересах и не делать на этом деньги? Я бы не смог здесь прожить и месяца, если бы не окутал свою деятельность атмосферой мистики и тайны. Да, впрочем, все умные люди так и поступают на этой планете, а дураки, которые этого не понимают, оканчивают свою жизнь на костре или жертвенном алтаре.

Отшельник, взяв из хирургического отделения аптечки специальные иглы и нитки, стал накладывать первые швы.

— Рана не такая уж и опасная, — сказал он, — во время экспедиции капитана Фрезера в Хвост Дракона мне случалось видеть кое-что и пострашнее, а это так, царапина. Кстати, зачем вам все-таки эти карты, джентльмены, если не секрет, конечно?

— Никакого секрета здесь нет, док. Недавно нас с Делом Бакстером нанял один плобитаунский промышленный магнат. Он организовал разведывательную экспедицию на одну из планет этого созвездия и нанял нас, чтобы мы доставили на спутник этой планеты партию оборудования и группу геологов-первопроходцев. Не вам говорить, что без навигационных карт лететь в этот еще никем не исследованный сектор космоса — чистой воды самоубийство. Чего только стоят одни туманности, аномальные зоны и метеоритные скопления, коими так богато созвездие Хвост Дракона. Вы же единственный, господин. Шайр, кто вернулся живым из той экспедиции капитана Фрезера.

— Да, это так, джентльмены, — Отшельник проткнул кривой иглой кожу и, протянув нить, завязал узел, — мы потратили почти пять лет на изучение этого звездного уникума и сумели составить более или менее сносные карты маршрутов между звездами и планетными системами. Я был тогда очень молод и в экспедицию капитана Фрезера попал совершенно случайно из одной частной клиники Плобитауна, где работал химиком-фармацевтом. Проводился строгий конкурсный отбор претендентов на должность помощника врача звездолета. Мне повезло. Я оказался в списках людей, включенных в экспедицию.

— Что же случилось? Почему ваша экспедиция погибла? Прошло уже много времени, но эта катастрофа до сих пор будоражит умы, и не проходит недели, чтобы какая-нибудь плобитаунская газетенка не поднимала этой истории. Но самое главное, что после гибели «Генерала Флекноу» район Хвоста Дракона был объявлен зоной повышенной опасности и до сих пор остался неисследованным. Вот почему нам так нужны эти навигационные карты, — сказал Скайт Уорнер.

— Зачем же вы взялись за это дело, джентльмены, и согласились на этот полет, когда и вы сами, и ваш заказчик знали, в какую задницу вам придется лететь? — спросил Отшельник, продолжая зашивать рану.

— Наш заказчик заплатил очень приличные деньги за нашу работу. А, кроме того, мы с другом любим нестандартные путешествия, не укладывающиеся в рамки обычных полетов. Этим мы широко известны в Плобитауне, — ответил Скайт и после некоторого раздумья спросил снова: — Так почему же ваша экспедиция погибла?

— Не могу точно сказать. Об этом вам лучше всё го рассказал бы бортовой инженер звездолета. Но он вряд ли сможет что-нибудь поведать об этом. В лучшем случае его обледенелые останки покоятся на каком-нибудь безжизненном астероиде. Наш звездолет был на редкость надежной и совершенной машиной. Он сошел со стапелей промышленной планеты Брукс, где был переделан из трофейного имперского крейсера в мирное научное судно. Когда произошла катастрофа, мы летели уже в обратном направлении. Наша экспедиция была очень удачной и подходила к концу. И вот, почти уже на выходе из созвездия Хвост Дракона, в главном ядерном генераторе левого двигателя произошел какой-то сбой, а последовавший за этим взрыв в считанные мгновения разметал в безвоздушном пространстве искореженные обломки «Генерала Флекноу», успевшего за эти годы стать родным домом для всего экипажа. Мне снова повезло. За несколько минут до катастрофы, когда бортовые компьютеры дали сигнал экстремальной опасности, я находился у спасательной капсулы. Команда, находившаяся на борту, уже не могла спастись: и люди, и звездолет были обречены. Поэтому я взял с собой наш бортовой журнал и карты, составленные за время полета, чтобы кропотливый труд моих товарищей не пропал даром и дело их жизней не погибло вместе с ними. Потом я задраил за собой люки и отдал себя на милость безграничного космоса в надежде, что меня подберет корабль, пролетающий мимо, либо мне удастся добраться до какой-нибудь космической станции.

— Почему же вы похоронили себя в этом захолустье? — спросил Скайт.

Отшельник уже закончил накладывать швы и теперь плотно перебинтовывал рану Делу Бакстеру.

— На погибшем звездолете остались все мои друзья. Но и эту потерю я бы пережил. В огненном взрыве погибла моя единственная любовь, женщина, которую я любил больше всего на свете… Она ждала ребенка… Нашего ребенка… Когда все это произошло. Я знал, что никогда не смогу смириться с этой потерей и полюбить вновь. И я ушел от людей и цивилизации. Может, потому, что я так люблю уединение, меня и прозвали Отшельником. Я поселился здесь и стал заниматься врачеванием. Со временем я неплохо преуспел в этом деле и приобрел популярность у местного, населения. Моим покровителем является сам лорд Эф. А этот сеньор имеет большое влияние на политическую жизнь планеты. Теперь планета Лектор стала моим вторым домом. Время лечит раны, джентльмены.

Отшельник замолчал. Его изборожденное глубокими морщинами лицо было обращено в сторону заходящего солнца, а седые пряди волос колыхались от легкого дуновения вечернего ветерка.

Скайт Уорнер пошарил рукой под своим сиденьем и извлек оттуда бутылку виски «Черный Саймон». Отвинтив серебристую крышку, он сделал глоток и протянул бутылку Делу Бакстеру:

— Подкрепись, друг. Это поможет тебе восстановить утраченные силы.

Хорошо наложенная повязка и выпивка сделали свое дело. Рана Дела перестала кровоточить. А сам он заметно приободрился, и на его бледном лице стали проступать краски жизни.

— Разрешите теперь вам задать один вопрос. — Отшельник повернулся к Скайту и уставился в его лицо своим немигающим взглядом. — Как вам удалось меня найти?

— О, это было совсем не трудно. Нам в этом деле сильно помог наш с делом общий друг Моррис Грук. Этот человек владеет частным сыскным агентством в Плобитауне, и его агентурная сеть охватывает всю галактику.

— Благодарю вас за исчерпывающую информацию. — Отшельник, закончив перевязку, уселся на заднее сиденье флайера. — Уже вечереет, а вы, наверное хотите оказаться в городе Вээсе до темноты. Если это так, то нам нужно поспешить. Полетели. Через полчаса вы получите то, к чему так стремитесь.

163
{"b":"239121","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поцелуй под омелой
Радзіва «Прудок»
Все сказки старого Вильнюса. Продолжение
Легенды крови и времени
Волчьи игры
Механическое сердце
Китайский конфликт
Загадка ранчо Ковингтон
Сто языков. Вселенная слов и смыслов