ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не из-за предстоящего полета переживаю, — тихо сказала Джеки и залпом выпила джин. Бледность моментально сошла с ее лица, а в зеленых глазах с длинными, пушистыми ресницами заблестели слезинки. — Я, пожалуй, пойду, — чуть охрипшим голосом произнесла Джеки. И уже было собралась направиться к выходу, но в последнюю секунду замялась и спросила: — А я получу обещанные пятьдесят тысяч кредитов?

— Получишь, — заверил Скайт Уорнер.

— Спасибо, — поблагодарила Джеки и пошла прочь.

— Может, тебя проводить? — предложил Дел Бакстер.

— Не надо. Я возьму такси.

Когда она вышла на улицу, Дел с наслаждением затянулся сигаретой.

— Вот все и решилось. Правда, компаньон наш что-то скис.

— Немудрено, — отозвался Скайт.

Можно было догадаться, отчего в веселой, бойкой и жизнерадостной девчонке за один день произошли такие перемены. Сегодня она получила жестокий урок. Август Черницки — человек, которому она доверяла, — промотал и растратил все деньги, привел клуб перед самыми ответственными соревнованиями к полному банкротству. И в завершение бросил ее одну на расправу многочисленным кредиторам. В этот день она поняла, что нельзя жить одними мечтами, что нужно спуститься с небес на землю. Катастрофическое положение дел в клубе могла спасти только победа на предстоящих гонках «Золотое кольцо галактики», но для участия в них необходим взнос — это и привело Джеки Профинтэр в бар «Падающая звезда».

— Еще по глоточку? — предложил Джо.

— Спасибо, но нам завтра нужно быть в форме, — отказались Скайт Уорнер и Дел Бакстер.

И, попрощавшись, они оставили Джо в его уютном, ставшем для них родным баре заниматься припозднившимися посетителями.

Ровно в десять часов, как было условлено, Скайт с Делом Бакстером подлетели на таксофлайере к ангару спортивных болидов. Еще сверху они заметили красный звездолет с голубым зигзагом молнии, стоявший на бетонной площадке. Приземлившись рядом и вытащив снаряжение, они отпустили флайер.

В отличие от вчерашнего дня сегодня было пасмурно и безветренно. Постепенно из низко ползущих серых туч стал накрапывать дождик. В открытом прямоугольном люке корабля появилась Джеки Профинтэр, как и в прошлый раз, одетая в красный комбинезон, и, как и в прошлый раз, Скайт отметил про себя, что у нее прелестная фигура.

— Звездолет к старту готов. Можно отправляться, — сказала она.

— Хорошо, — удовлетворенно кивнул Скайт Уорнер. — Включай двигатель, мы сейчас.

Скайт и Дел присели на трап космического корабля. Дел достал пачку сигарет. Не говоря ни слова, они закурили. Это было что-то вроде ритуала перед предстоящим полетом. Когда появилась эта традиция, никто не знал. Просто в такие минуты посидеть и молча выкурить сигарету требовало состояние души. За те короткие мгновения, пока тлел красный огонек, каждый мог вспомнить прошлое и подумать о будущем, которого могло и не быть.

— Дождь усилился, — прервал молчание Дел Бакстер.

— Дождь в дорогу — хорошая примета, — сказал Скайт Уорнер.

Бросив окурки, они поднялись и прошли внутрь звездолета. После тесного двухметрового тамбура-прохода, являющегося одновременно и шлюзовой камерой, приятели попали в рубку управления кораблем. Салон такси показался им просторнее этого помещения. Высотой рубка была метра полтора, а три кресла: пилота, штурмана и техника — располагались так близко друг к другу, что напоминали диван для трех человек. Остальное свободное пространство было заполнено приборами и датчиками.

Джеки сидела посередине и изучала цветные диаграммы на мониторах. Дел Бакстер с трудом уселся слева от нее. Тем временем Скайт, закрепив снаряжение в тамбуре, стал протискиваться следом. Когда все были на местах, Уорнер сказал:

— Теперь, Джеки, все зависит от тебя. Тебе придется, как в гонках, выйти из гиперпространства как можно ближе к планете Блаусен и на максимально возможной скорости скрыться в ее атмосфере. Иначе нас успеют перехватить макросские истребители. Затем домчаться до города Хейлс. Там уже предстоит потрудиться нам с Делом. Я прав? — спросил Скайт и хотел посмотреть на Дела, но из-за высокой груди Джеки он не смог разглядеть друга.

— Прав как никогда, — отозвался с той стороны этого препятствия Дел Бакстер.

— Тогда — поехали.

Медленно закрылся входной люк. Убрались в корпус звездолета телескопические опоры. Корабль на мгновение повис в воздухе на гравитационной подушке, как большой воздушный шар, после чего с ревом молниеносно исчез в низких серых тучах. Вдали громыхнуло: то ли кто-то перешел звуковой барьер, то ли над Плобитауном начиналась гроза.

Красный гоночный звездолет выскочил из гиперпространства в такой близости от планеты Блаусен, что истребители оцепления не смогли предпринять никаких действий. Их пилотам оставалось лишь безучастно проследить, как маленькая точка летательного аппарата на экранах радаров стремительно исчезает в плотных слоях атмосферы.

Планета Блаусен гигантским сине-зеленым шаром материализовалась на секунду на совершенно черном экране переднего обзора и, раздувшись на глазах до неимоверных размеров, закрыла собой все видимое пространство. Звездолет тряхнуло, корпус мелко завибрировал, стрелки индикаторов на приборной панели лихорадочно запрыгали из стороны в сторону. Указатель скорости быстро пополз вниз. Пронзив насквозь небольшое белое облако, гоночный корабль, управляемый Джеки Профинтэр, помчался к городу Хейлсу.

Джеки вела звездолет над побережьем, и так как Хейлс находился на берегу моря, то проскочить мимо города было невозможно. После непродолжительного полета в атмосфере на горизонте заблестели зеркальные фасады высотных зданий. Корабль стремительно приближался к цели своего полета. Вскоре стало возможным рассмотреть черные клубы дыма от пожаров, поднимавшиеся над городом.

Хейлс считался небольшим городом, рассчитанным на три миллиона жителей, большая часть из которых были медиками и обслуживали десятки первоклассных больниц и санаториев. Этот город был центром медицинской науки и техники. Прекрасный климат, море и лечебные источники манили сюда поправить пошатнувшееся от излишеств и сладкой жизни здоровье богачей со всего космоса. Дорогие отели, ослепительно белые корпуса лечебниц, улицы, утопающие в зелени пальм и эвкалиптов, — вот что представлял из себя в недавнем прошлом город Хейлс. Что же представляет он теперь? На этот вопрос Скайт с Делом должны были получить ответ через несколько минут.

Гоночный звездолет, сделав крутой вираж, завис на высоте полуметра над плоской крышей главного медицинского центра, одного из самых высоких зданий, большой белой башней возвышавшегося в центре города. Из открывшегося люка на крышу спрыгнул Скайт Уорнер с каренфайером в руках. Осмотревшись по сторонам, он сделал знак рукой, и следом за ним, держа такой же каренфайер, спрыгнул Дел Бакстер. Из звездолета показалась рыжая головка Джеки.

— Так когда мне прилетать за вами?

— Жди сигнала по рации. Но учти, если мы при выходе на связь будем называть тебя по имени, бросай нас и уматывай с этой планеты. Только если позывные будут «Сумасшедший Бил» — тогда заберешь нас. Ясно?

— Хорошо! Счастливо!

Джеки исчезла внутри звездолета. Через мгновение закрылась дверь люка, и машина с ревом, в котором слышались сила и мощь спортивного двигателя, помчалась прочь.

По плану Скайта, Джеки должна была отвести звездолет за город и ждать в безопасном месте условленный сигнал. Это следовало сделать, чтобы не потерять звездолет, а значит, и единственную возможность покинуть планету.

По мере того как слабел рев удаляющегося космического корабля, стали проявляться, подобно изображению на пленке, звуки чужого города. Но это были не сигналы машин, не гул толпы, не тот равномерный шум, который издает нормальный город. Эти звуки принадлежали больному-городу. Где-то на окраине со стороны гор с перерывом в полминуты стреляла крупнокалиберная гаубица. И после ее выстрела доносился грохот далекого взрыва. Как волки, выли сирены, в воздухе что-то потрескивало и шевелилось, словно в догорающем костре. Даже на высоту тридцатого этажа, где стояли Скайт с Делом, ветер доносил запахи пожаров, дымы от которых подымались со всех сторон.

176
{"b":"239121","o":1}