ЛитМир - Электронная Библиотека

Фугас щелкнул пьезозажигателем огнемета, и на конце блестящего раструба появилась небольшая голубая искра электрического разряда. Размахнувшись, Ларри швырнул тяжелый стул в стеклянную дверь. Со звоном разбившись, стекло мелкими осколками посыпалось вниз. Фугас направил в пробоину огнемет, изрыгнувший столб ревущего пламени. Огонь моментально охватил все помещение регистратуры, жадно поглощая стеллажи с документами, оргтехнику и лакированное покрытие пола. От резко возросшей температуры с треском лопнули оконные стекла, и в тот же момент в коридоре раздался выстрел.

— Фугас, остановись! — закричал Аббат. — Их здесь нет! Скорее в коридор!

Выскочив в коридор, они увидели Хаца, склонившегося над телом Леона, из-под которого, увеличиваясь, вытекала багровая лужа крови.

— Они убили его, подонки, — скорбно произнес Моисей Хац.

Как только бандиты скрылись в дверях регистратуры и оттуда послышался звон разбитого стекла. Скайт Уорнер и Дел Бакстер выбрались из подсобного помещения рядом с лифтом и бросились вниз по лестнице. Сзади раздался одинокий выстрел.

— Дел, ты в порядке? — на ходу спросил Скайт.

— Все отлично.

Сбежав на первый этаж, Скайт и Дел столкнулись лицом к лицу с Вшивым и Нукаком.

— Блин! — выругался Скайт и, выстрелив подряд три раза из своего каренфайера, отпрыгнул за колонну. Как следует прицелиться он не успел, поэтому заряды легли далеко от цели. Дел Бакстер тоже спрятался за колонну. А Нукак и Вшивый, открыв ответный огонь из бластеров, попятились за постамент с бронзовой чашей. Времени терять было нельзя. По пятам шла погоня. Если Скайт с Делом Бакстером промедлят, то окажутся меж двух огней: с одной стороны — Нукак и Вшивый, с другой — Аббат со своими людьми.

Дел Бакстер извлек из кармана куртки черный цилиндрик гранаты, выдернул чеку и бросил ее к постаменту символа медицины. Раздался страшный взрыв. На этаже вылетели все стекла. От ударной волны постамент треснул, и стоявшая на нем бронзовая чаша со змеей стала медленно наклоняться на оглушенных взрывом Нукака и Вшивого. Они дико закричали, но уже ничто не могло остановить многотонную махину. Крик стих одновременно с треском сломанных ребер и глухим ударом бронзовой массы о пол. Путь был свободен. Дел и Скайт, как ветер, помчались прочь из медицинского центра.

Пилот вертолета Вульф проследил из кабины геликоптера, как комиссар с Аббатом вошли в двери медицинского центра и, положив на колени свой штатный бластер, стал раскуривать маленькую черную сигару. Последнее время Хац перестал ему нравиться. Когда они только начинали работать вместе с Аббатом (если это только можно назвать работой), комиссар был главным в шайке, но вскоре все переменилось. И сейчас уже Моисей Хац вертит своим лисьим хвостом перед преподобным. Вульф выпустил облако голубого дыма в приборную панель над головой. На индикаторе топлива давно горела красная лампочка. Долго они не протянут. Горючего осталось минут на пять — не больше. А что дальше? Пока он пилот вертолета, его не берут на рискованные предприятия, и он находится в более привилегированном положении. За это его как раз не любят простые члены банды. Те же самые Нукак и Вшивый, которых Аббат всегда посылает первыми, прежде чем спрыгнуть с вертолета, обязательно с ненавистью посмотрят в его сторону. Без вертолета ему в банде будет ад, который наступит через пять минут работы двигателя.

Вульф, выругавшись, сплюнул в открытое окошко. И податься некуда. В городе эпидемия неизвестной болезни, вырвавшейся из секретных военных лабораторий. Кто бы мог подумать, что рядом с курортным городом находится производство биологического оружия.

Вульф включил полицейскую рацию, настроенную на военную частоту. В вертолет из динамика обрушился трехэтажный мат, закрученный в такие литературные обороты, которым позавидовал бы любой критик. Но их смысл был понятен даже ребенку — макросские войска начали решающее наступление, и их десантные корабли вошли в плотные слои атмосферы. В этот момент зазвенели лопнувшие стекла, и на втором этаже центра запылали окна регистратуры. Языки пламени, как вырвавшиеся наружу демоны, заплясали по стене здания. Черные клубы дыма, закручиваясь, стали подниматься вверх. Вульф вылез из вертолета на улицу и с интересом стал наблюдать за пожаром, в котором горели прилетевшие пилоты. По-видимому, это дело рук Фугаса и его огнемета. На верхних этажах из окон кое-где выглядывали перепуганные люди в больничных халатах. «Скоро огонь доберется и до них», — подумал Вульф. Неожиданно раздалась интенсивная перестрелка в холле, после чего последовал взрыв гранаты, и из дверей медицинского центра выбежали двое с каренфайерами в руках. Они было направились к вертолету, но, увидев Вульфа, переменили направление и открыли огонь из своего оружия. Один из них бросил в его сторону гранату. У Вульфа сработал инстинкт самосохранения. Он бросился ничком под вертолет, накрыв голову руками. Очереди прошли совсем рядом. Пара зарядов с треском врезалась в борт вертолета, а следующий взрыв оглушил Вульфа. В глазах у него на мгновение померкло. Заплясали розовые круги. Сколько это длилось, он определить не мог. Поднявшись с земли, Вульф, как в тумане, увидел объятый пламенем вертолет и бегущих к нему Аббата, Хаца, Ларри и Фугаса.

— Куда они пошли, мразь?! — кричал на ходу Аббат.

Вульф некоторое время ошалело смотрел на него, но наконец смысл слов Аббата стал доходить до сознания пилота. Он махнул рукой в сторону одной из улиц, примыкавших к площади перед медцентром. И тут Вульф ощутил жгучую боль в животе. Его ноги ослабли, и он упал на колени. Между пальцами рук, которыми он прикрыл живот, ручьями потекла алая кровь. Вульф поднял глаза и увидел, как Аббат прячет свой хромированный пистолет в кобуру. Свет померк, и мертвый Вульф ткнулся головой в асфальт дороги рядом с горящим геликоптером, который он пережил всего на несколько минут.

— Как мы теперь их найдем? — нервно застегивая кобуру, спросил Аббат, со злобным оскалом обращаясь к оставшимся членам банды. — Если вы мне не ответите, то, клянусь геенной огненной, вы позавидуете Вульфу.

— Не нервничай, преподобный, — сказал Моисей Хац, — я знаю, куда они направляются.

Скайт успел краем глаза заметить, как запылал вертолет. Выяснять, что же стало с пилотом после взрыва, не оставалось времени. Дорога была каждая минута. И они с Делом помчались по простиравшейся перед ними улице в глубь города. Миновав обгоревший корпус легковой машины, они свернули в проулок, заваленный бумажным мусором, и, сделав еще поворот, прислонились к стене одного из домов, чтобы перевести дыхание и оглядеться.

Или их не стали преследовать, или погоня сбилась со следа.

— У меня такое ощущение, что мы еще встретимся с этими головорезами из медцентра, — сказал Скайт Уорнер.

Постояв минут пять возле стены, чтобы наверняка удостовериться, что продолжать путь безопасно, они полностью успокоились и отправились к своей цели — больнице номер три города Хейлса, по которому им предстояло пройти два квартала.

Людей не было видно. Оставшиеся жители, по-видимому, не высовывались наружу, предпочитая переждать тяжелые времена, спрятавшись в своих квартирах. А то, что в городе царил хаос, было видно и невооруженным глазом. Покореженные машины, разбитые витрины магазинов, гниющий мусор, выбрасываемый прямо из окон.

Но не все сидели, молча притаившись за стенами своих домов и опасаясь привлечь к себе внимание бандитов или военных. Из одного окна были слышны музыка и пьяные крики. На первом этаже этого дома располагался винный магазин. Большую часть товара растащили мародеры, и сейчас они наслаждались своей добычей.

Пройдя мимо шумной, веселой попойки. Дел Бакстер и Скайт Уорнер оказались на улице, которая должна была привести их прямо к цели. В ее конце, за дымом горящего дома, виднелось высокое здание супермаркета, как раз за стеклянной громадой которого и находилась анабиозная клиника с Монгусом Фулом.

Вдали пролетела пара военных вертолетов. Готовые в любой момент открыть огонь из каренфайеров, Скайт и Дел, стараясь держаться ближе к фасадам домов и используя их как прикрытие, поспешили к своей цели. Оставаться в этом агонизирующем городе лишнее время не было никакого желания. К тому же за городом подозрительно, словно стая голодных волков, громко завыли сирены, и что-то тревожное повисло в воздухе.

179
{"b":"239121","o":1}