ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ночь
Анекдоты до слез и без отрыва
О, мой босс!
Любовь без гордости. Навеки твой
Хроники Максима Волгина
Меню для диабетика. 500 лучших блюд для снижения уровня сахара
Вообразить будущее
Ей о нем. Узнать, понять и стать счастливой
Как жить в мире перемен. Три совета Будды для современной жизни

— Знаешь, Боб, — Фаризетти показал рукой, в которой держал сигару, на картину в тяжелой золотой раме, что висела за спинкой кресла, — сколько лет этой картине?

— Нет, Лу.

— Много. Я купил ее вместе с этим домом. Мне нравятся животные, природа… Мне нравится все то, чего у меня нет, или то, чего я не могу себе позволить. Я не могу просто выйти из дому и прогуляться по парку. У меня слишком много врагов, которые только этого и ждут. Они ждут, чтобы Фаризетти потерял чувство опасности и позволил добраться до себя. — Фаризетти затянулся сигарой и глубоко вздохнул. — Раньше я думал, что смогу разделаться со всеми своими врагами; но, что удивительно, покончи я с одним, сразу возникают несколько новых. Я потерял счет своим врагам, и живым, и мертвым.

«Зачем весь этот разговор, к чему Лу клонит? Не собирается ли этот страшный человек и меня отправить на свою консервную фабрику на корм собакам?» — Даркмана охватило беспокойство.

— Я могу себе позволить есть из хрустальной посуды великолепную пищу, — продолжал тем временем Фаризетти, — приглашать к себе в дом самых дорогих певцов, чтобы они пели мне за обедом. Я могу, черт побери, гадить в золотой унитаз и смывать свое дерьмо дорогими духами, но я не могу то, что может каждый — гулять по улицам Плобитауна. Мой дом — моя тюрьма. Очень дорогая, комфортная, но тюрьма, а я узник в этой тюрьме. — Фаризетти откинулся на спинку дивана, пососал кончик сигары. — Но я кое-что придумал. Я нашел средство, которое все изменит…

«Ну, ну, черт тебя побери, что ты от меня-то хочешь? Не тяни!» — думал Даркман, кивая головой.

Фаризетти замолчал и пристально посмотрел Даркману в глаза. Бобу показалось, что Луи прочтет его мысли, и, испугавшись, он отвел взгляд в сторону.

— Боб, ты хочешь стать мэром? — вдруг спросил Фаризетти.

— В смысле? — переспросил Даркман.

— Мэром Плобитауна, — уточнил Фаризетти. — Ведь предвыборная кампания только-только началась.

На мгновение Даркман растерялся, но быстро взял себя в руки.

— Я уже пробовал однажды. Ты сам знаешь, Лу, что из этого получилось.

— С того момента прошло восемь лет.

— Не имеет никакого значения. Журналисты обязательно откопают ту историю.

— Это даже хорошо. Пусть все знают, что ты связан со мной. Это только добавит тебе голосов.

— Каким образом???

Фаризетти выдержал паузу, пуская в потолок кольца дыма.

— Что, ты думаешь, нужно избирателям? — наконец, спросил он.

— Много чего им нужно, — недовольно ответил Боб Даркман, махнув рукой. Разговор его раздражал, а тема оказалась бессмысленной. — Зарплата, жратва, два выходных в неделю. Что еще? Ну, чемпионат по футболу… Да, пожалуй, и все.

— А если у них это все есть?

— Чтобы этого было еще больше.

— Правильно, — Фаризетти заулыбался, но выражение глаз у него осталось как у акулы-людоеда, — поэтому все это и обещает каждый политик. Выборы — игра в «верю—не верю», где избиратель верит или не верит конкретному человеку. В эту игру, Боб, ты, конечно, проиграешь. Тебе не поверят, если ты будешь говорить то, что говорят все, потому что ты — «глава мафиозного профсоюза».

Последняя фраза, сказанная Фаризетти, покоробила Даркмана, и он поморщился. Фаризетти сделал вид, что не заметил этого.

— Кто поверит человеку, связанному с мафией и говорящему про борьбу с преступностью? — Фаризетти засмеялся. — Я говорю про тебя, Боб.

— Ладно, Лу, что ты предлагаешь? — не сдержав раздражения, прервал главного мясника Плобитауна Боб Даркман.

Фаризетти перестал смеяться, а Даркман сразу пожалел о своей несдержанности. Чтобы как-то загладить резкость своего вопроса, он более мягким тоном переспросил:

— Лу, мы друг друга давно знаем. Ты что-то задумал. Что? Скажи мне. Я хочу это знать.

Фаризетти как ни в чем не бывало вновь улыбнулся.

— Представь, Боб, деревню, в которой жители хотят выбрать старосту.

— Представил. — «Мерзкая ты сволочь».

— Есть несколько претендентов.

— Так.

— Вдруг все узнают, что в этом году будет засуха и весь урожай погибнет.

— Угу.

— Но один из претендентов, чьи шансы были хуже всех, говорит, что может отвести угрозу. Кого выберут люди?

— То же самое могут сказать и другие кандидаты, — заметил Даркман.

— Могут, но только у этого есть связь с Богом Солнца.

— Конечно, выберут того, у которого есть связи.

— Правильно. Поэтому выберут тебя, Боб.

«У старика Лу мания величия, — про себя подумал Даркман. — Ни с кем другим, как только с Богом Солнца, он себя сравнивать не стал. Но что он подразумевает под засухой? Устроит перебои с поставками говядины в Плобитаун? Это же просто смешно!» А вслух произнес:

— Хотелось бы больше конкретики.

— У меня есть достоверная информация, что один человек собирается достать эпидетермическую бомбу[25]. Я в свою очередь намереваюсь завладеть ею. — Фаризетти выдержал многозначительную паузу. — Что скажешь на это, Боб?

— А конкретней? — растерялся Даркман.

— Куда конкретней, Боб. Я говорю о том, что в моих руках скоро будет самое мощное оружие в мире.

— Э-э-э, — выдавил из себя Боб Даркман.

— Это оружие будет только у меня, и все об этом узнают. — Впервые в глазах Фаризетти что-то изменилось, в их мертвой глубине вспыхнули дьявольские огоньки. Фаризетти улыбнулся. — Один только факт, что бомба в моих руках и находится на Плобое, позволит мне стать неприкасаемым. Я смогу гулять без охраны, и никто, заметь, никто не посмеет напасть на меня, потому что вместе со мной умрут все на планете. Страх — вот что движет миром. Боб, ты станешь мэром. Избиратели — это бараны, но даже бараны чувствуют, когда их ведут на бойню. Поэтому ты, Боб, поведешь их на лужок, не такой сочный и большой, как предлагают другие, но зато он будет находиться в стороне от бойни… За тебя проголосуют, потому что каждый для себя решит, лучше мэр, у которого приятельские отношения с владельцем ключа от «ворот смерти». — Фаризетти захотел сбросить с сигары пепел. Адольф услужливо протянул хозяину пепельницу, рука адвоката заметно дрожала. Фаризетти не переставал улыбаться. — Скоро все будут гордиться связью со мной.

Даркманом овладело неприятное чувство. Он еще плохо сознавал, что это было за ощущение, но холодок, пробегавший по спине, говорил Бобу, что это страх. Фаризетти оказался еще более страшным человеком, чем думал о нем раньше Боб.

Фаризетти перестал улыбаться.

— Ты согласен участвовать в выборах, Боб? — задал он прямой вопрос, на который ему нужен был прямой ответ.

Даркман внутри весь содрогнулся.

— Конечно, Лу. Нет проблем. — А что еще он мог ответить?

— Отлично, Боб, я знал, что ты не струсишь. Ты именно тот, кто мне нужен, — выказал удовлетворение Фаризетти. — А теперь слушай, что тебе предстоит сделать. На Открытую Биржу Свободного Труда скоро придет человек. Его зовут Пьер Хилдрет. Он будет искать пилота, готового лететь в созвездие Энвантинент[26]. Не каждый согласится на это, но на бирже всегда можно найти отчаянного парня, поэтому я хочу, чтобы ты проконтролировал этот вопрос. Хилдрет должен нанять моего человека.

— Хорошо, я все понял, — ответил Даркман.

— Моего пилота зовут Ральф Гантер, он прибудет в Плобитаун завтра. Я подошлю его к тебе. Он молод и иногда ведет себя по-хамски, но он может себе это позволить. Так что, Боб, держи себя в руках с этим парнем. Кто этого не понял, сейчас кормит червей. — Фаризетти по-отечески заулыбался. — Ральф напоминает меня в молодости — стреляет по любому поводу, мерзавец. Ха-ха-ха! — Неожиданно оборвав смех, Фаризетти серьезным голосом продолжил: — Открой в банке счет на свою предвыборную кампанию, я переведу туда пару миллионов. Собери команду. И еще, Боб, приготовь хорошую речь. Я буду смотреть ее по телевизору, мне нравится, как ты говоришь…

Когда Боб Даркман выходил из особняка Луи Фернандо Фаризетти, у него было такое чувство, что он продал душу во второй раз…

196
{"b":"239121","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайны сердца. Загадка имени
Мозг материален
Перерождение
Магическая сделка
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
Люмен
Смех Циклопа
Элла покинула здание!
Энциклопедия русской кухни