ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вполне возможно, — не отрываясь от своего занятия, отозвался Скайт.

— «Великодушному»! — продолжал разговаривать Дерк. — Замечательно! Очень точно подмечено. Думаю, Эндрю понравилась бы коллекция синтетойдов Браена Глума. В этом плане они чем-то похожи друг на друга. К тому же тот и другой капитаны. По моим наблюдениям, все капитаны имеют свои странности. Вот ты, к примеру, тоже странный человек. С твоими деловыми качествами и недюжинными способностями такие дела можно было бы проворачивать, зарабатывать неплохие деньги, а ты после амнистии занимаешься частным извозом. А ведь многие из команды Браена Глума сейчас стали уважаемыми людьми, и даже не самые крутые парни. Дрекслер, например, — бывший начальник штурмового отряда, теперь один из уважаемых людей в самом Плобитауне. А раньше этот замухрышка ходил в твоем подчинении и лизал задницу каждому, кто был выше его по званию. Теперь же при встрече, я думаю, он не подаст тебе даже руки.

Возможно, Дерк Улиткинс собирался развивать начатую им тему и дальше на протяжении всего времени, пока Уорнер возился бы с замком, но, к счастью для Скайта, комбинация кодового замка определилась быстро, и толстая металлическая дверь с глухим звуком отодвигаемых запоров открылась, прервав поучительную речь Дерка Улиткинса. Скайт с облегчением вздохнул и принялся вынимать содержимое сейфа, складывая его на стол. Первыми он извлек пухлые папки с бумагами, коробку с дорогими сигарами, содержимое которой тут же перекочевало в карманы Дерка Улиткинса, нераспечатанную бутылку виски «Черный Саймон», которую Дерк отставил в сторону, но так, чтобы она была под рукой, никелированный «Куспайдер»[8] с дополнительной обоймой и пухлую пачку кредитов, стянутую посередине резинкой. Последним Скайт достал прозрачную пластмассовую коробку с компакт-дисками звездных карт и судовых журналов ограбленных звездолетов.

— Это как раз то, что мы ищем, — произнес Уорнер, рассматривая через прозрачный пластик содержимое коробки.

Внутри ящика находилось около трех десятков футляров с компакт-дисками для бортовых компьютеров звездолета. В каждом лежала бумажка с написанным рукой Браена Глума названием корабля, датой и местом, где этот корабль был ограблен. Уорнер быстро пробежал названия и нашел тот самый, который принадлежал почтовому кораблю, взятому на абордаж десять лет назад возле планеты Фабиан. Скайт вынул его из коробки и показал Дерку.

— Вот и сам диск.

— Теперь золото Империи у нас в кармане, но, честно говоря, я надеялся, что в сейфе капитана мы найдем больше, — разочарованно произнес Дерк Улиткинс.

— Куда больше?

— Здесь всего пара тысяч кредитов, — пересчитывая вынутые из сейфа деньги и деля их на две части, ответил Дерк. — Нет ни одного слитка золота, ни драгоценных камней. От сейфа Браена Глума я ожидал большего. Вероятно, внутри есть потайное отделение, посмотри получше, Скайт.

Уорнер улыбнулся на слова напарника. Человек, у которого в руках несметные сокровища, не желает пройти мимо упавшей монетки. Но в сейфе действительно могло оказаться потайное отделение, в котором могли находиться не только деньги или золото, а что-нибудь более интересное, и Уорнер из любопытства еще раз тщательно осмотрел внутренности сейфа. Но сейф оказался простым железным ящиком, вмурованным в стену, без каких-либо скрытых секций или потайных отделений.

— Здесь больше ничего нет, — констатировал Скайт, повернувшись к Дерку.

— Жаль, — равнодушно произнес Улиткинс и пододвинул к Уорнеру одну из папок, лежащих на столе. — Посмотри, тебя это должно заинтересовать.

Скайт бросил взгляд на картонку и прочитал на зеленом, выцветшем титульном листе: «Скайт Уорнер — личное дело».

Дерк удовлетворенно усмехнулся, заметив, как загорелись глаза товарища.

— Ну ладно, ты тут сиди и разбирай, если тебе интересно, что думал про своего первого помощника да и про всех остальных, Браен Глум, а я схожу посмотрю, что у нашего капитана творится в подвале. Вдруг окажется, что нам не надо будет никуда и лететь за сокровищами. — Дерк Улиткинс спрятал в карман половину денег из пачки, которую напарники нашли в сейфе, достал часть сигар из другого кармана, присвоенных им в самом начале осмотра капитанского сейфа, и высыпал их на стол возле бутылки с виски. — В конце концов, я ведь не зверь какой-то, чтобы оставлять тебя здесь без курева.

— Иди, Дерк, только будь осторожен, неизвестно, какие твари могли поселиться в заброшенном и простоявшем пустым десять лет здании, — согласился Скайт, усаживаясь поудобнее в то самое кожаное кресло, на котором раньше сидел капитан «Валруса» Браен Глум, и добавил вслед уходящему Улиткинсу: — Если что, зови на помощь.

Возле шкафов с коллекцией отрубленных голов синтетойдов Дерк повернулся к Уорнеру.

— Со мной ничего не случится. Но все равно, спасибо тебе за заботу. Ты хороший человек, Скайт Уорнер, и ты был отличным капитаном, когда не стало Браена Глума. Честь имею. — И, козырнув, Дерк скрылся из виду.

Удивленный внезапной лестной оценкой и хорошим отношением напарника, Скайт задумчиво посмотрел на то место, где только что стоял Дерк Улиткинс, но долго думать над его словами и причинами, вызвавшими этот несвойственный для Улиткинса душевный порыв, не стал и, закурив оставленную Дерком сигару, принялся за просмотр своего личного дела.

Браен Глум любил хорошие сигары, а табак, пролежавший десять лет в сухом и герметичном сейфе, был просто превосходен. Скайт оценил его качество по достоинству. Выпустив облако густого ароматного дыма, Уорнер развязал тесемочки на папке со своим досье.

Что может быть в этой тонкой картонной папке серого цвета с потрепанными углами и размашистой надписью «Дело Скайта Уорнера»? А точнее, что сам Скайт надеется найти в этих старых записях бывшего капитана?

Уорнер не спешил открывать первую страницу своего досье. Он еще сделал глубокую затяжку и медленно выпустил дым. Закружившись в виде кольца, сизое облако в полной тишине проплыло перед рядом разноцветных глаз мертвых синтетойдов и поднялось к потолку. Наблюдая за клубами дыма, Скайт осознал, на что он надеется и чего он боится, оттягивая момент, когда перевернется первый лист папки с его именем. Он надеется, что там будет дан ответ о его прошлой жизни, до того момента, как он потерял память о прошлом и очнулся Скайтом Уорнером в камере смертников возле электрического стула. И он боялся, что и в той жизни, которую не помнит, окажется Скайтом Уорнером — бандитом и насильником, приговоренным к смертной казни.

Перед Уорнером лежала его жизнь, описанная рукой Браена Глума — самого таинственного и загадочного человека во всем космосе. Никто не знал, кто такой капитан корабля «Валрус», откуда он пришел и кем был раньше. Что заставило его скитаться в холодной бездне галактик с командой отъявленных преступников и изгоев под черным флагом джентльменов удачи. Черный цвет — цвет свободы, но одновременно и цвет чумы. Черный цвет был любимым цветом Браена Глума.

Уорнер грустно усмехнулся над сложившимся положением: Браен Глум давно умер, а он спустя десять лет надеется на то, что капитан поможет ему найти свое прошлое. Взгляд Скайта сам собой упал на бутылку «Черного Саймона». Перед тем как открыть папку, Уорнер взял со стола бутылку и отвинтил пробку. На него пахнуло выдержанным, отличным виски. Скайт отхлебнул прямо из горлышка, почувствовав, как обжигающая жидкость проникает внутрь, согревая все тело.

Спешить было некуда, содержимое папки никуда от него не денется, и Скайт, прихватив с собой бутылку, встал из-за стола и подошел к длинному окну, обращенному в Джунгли. Убрав горшок с засохшим растением, заслоняющий вид из окна, и оборвав истлевшие тесемочки, которыми когда-то были заботливо подвязаны стебли, Скайт принялся обозревать открывшиеся окрестности.

За окном в густой листве деревьев перелетали с ветки на ветку большие, ярко раскрашенные птицы с длинными раздвоенными хвостами. Уорнер засмотрелся на их красивое оперение, отливающее радугой на солнце, отхлебнул еще глоток из бутылки и перевел взгляд на свой звездолет, который, не спеша, поднимался со стартовой площадки из-за деревьев. Скайт хлебнул еще, не отрывая взгляда от космического корабля, уже поднявшегося достаточно высоко над джунглями, и совершенно не почувствовал крепости напитка. Странное чувство чего-то непоправимого медленно стало охватывать Уорнера, когда на его глазах убрались внутрь звездолета выдвижные опоры и корабль с грохотом стал набирать высоту, удаляясь прочь от острова и Скайта Уорнера, оставшегося неподвижно стоять у окна с сигарой в одной руке и бутылкой в другой. Только когда точка, в которую превратился звездолет, растаяла в голубом небе, Скайт с диким криком бросился из кабинета Браена Глума на лестницу, опрокинув по пути сервировочный столик с пустыми бутылками, которые опорожнил десять лет тому назад сам капитан.

23
{"b":"239121","o":1}