ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что насчет пилотов?

— Некто Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс.

— Скайт Уорнер? — встревоженно переспросил Гадман, имя показалось ему знакомым. — Уж не тот ли это Скайт Уорнер — последний капитан пиратского корабля «Валрус», отправивший на тот свет самого Браена Глума?

— Тот не тот, какая разница? — пренебрежительно ответил Ральф. — Все люди смертны.

— А Дерк Улиткинс, получается, — бывший командир истребительной эскадрильи с «Валруса»?

— Это не твоя проблема, Калл. Твоя задача найти звездолет, и только. — Гантер опять фамильярно назвал Гадмана просто Каллом, что не ускользнуло от последнего.

Никто еще не называл Бородача дважды просто Каллом и при этом оставался жив. Но на этот раз пространство подвала не разорвали звуки выстрелов.

— Хорошо, — согласился Гадман, — я мобилизую своих людей на всех космодромах. Ни одна посудина не сможет без моего ведома причалить на Вафну.

— Вот эти трое, — Ральф кивнул в сторону «докеров» Дюка, Пита и Лоренцо, — знают Скайта в лицо. Они помогут вам в поисках.

— Они пойдут с моими людьми, — кивнул Гадман.

— Помните, — продолжил Ральф, — ваша задача только найти звездолет. Остальное — наша забота.

— Тогда я предлагаю тебе, Ральф, остаться в моем доме, — предложил Гадман. — Отсюда будет проще контролировать ситуацию. А когда звездолет будет найден, ты даже сможешь прокатиться на моем флаере.

Говоря последние слова, Гадман думал о том, что у его флаера большой багажник, в котором удобно перевозить трупы. Еще он думал, что в его команде много опытных пилотов, которые не хуже Ральфа Гантера проведут звездолет через опасные просторы Энвантинента. Так что, после того как он выведает у Ральфа, что конкретно затеял Луи с «Триумфом», Ральф отправится в свой последний полет в багажнике флаера к водохранилищу городской гидроэлектростанции — излюбленному месту рыбалки трофейщиков Бородача.

Глава 5. «КРАСНАЯ РАКЕТА»

До Вафны «Триумф» добрался без особых трудностей, не считая того, что шахта подъемника между трюмом и второй палубой оказалась негерметичной, и во время полета за аварийной переборкой постоянно падало давление воздуха.

Борис пришел в себя и, после того как протестировал свои электронные системы, в корне поменял отношение к Дерку Улиткинсу, считая его своим спасителем. Это проявлялось в ярко выраженном подобострастии. Робот теперь не только сносил любые оскорбления от Дерка, но и принимал их с благодарностью, что выводило последнего из себя. Дерк считал, что «хитрая машина» специально выбрала такую «подлую тактику», чтобы окончательно свести его с ума. Скайту же казалось, что Борис на самом деле стал боготворить Дерка после того, как, уцепившись за него, пролетел несколько метров в невесомости по коридорам звездолета.

Пьер Хилдрет очень смущался по поводу конфуза, произошедшего с ним в кают-компании, когда его стошнило во время болтанки в космосе, объясняя это тем, что плохо переносит любую качку, а тем более происходящую в невесомости. Он хотел сам прибрать кубрик после того, как придет в себя, но, когда оказался в состоянии это сделать, все уже было прибрано — постарался Борис. Робот не только успел вымыть пол в кубрике, но и выстирать желтый комбинезон Пьера, который тот изрядно запачкал рыбными деликатесами.

Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл после недавних событий редко попадался на глаза, большую часть времени проводя у себя в каюте. Скайт решил, что парень переживает из-за допущенной оплошности, которая чуть ли не стоила всему экипажу жизни. Дерк же склонялся к мнению, что Эбл переживает из-за потери авторитета в глазах компаньонов. Улиткинса жутко веселила история, рассказанная Скайтом, о том, как Эбл хотел управлять кораблем с помощью речевого интерфейса в режиме автопилотирования. Дерк даже предлагал переименовать Эбла в Эба, но поддержки эта идея не нашла.

Так или иначе, но «Триумф» с пробоиной в корпусе все же благополучно добрался до Вафны.

Горючего на посадку звездолета Скайт не жалел и потратил изрядно, но зато многотонная махина опустилась на поле космодрома города Барахал, словно пушинка, в целости и сохранности, будто и не было жуткой дыры в корпусе.

После успешной посадки Скайт с Дерком спустились на вторую палубу и постучали в каюту Хилдрета.

— Пьер, собирайся, сходим в город! — многозначительно произнес Дерк в переговорное устройство, затем отжал кнопку и спросил у Скайта, стоящего рядом: — Ты не знаешь, чего он все время закрывается?

— Это его дело, — ответил Скайт.

Дерк вновь нажал кнопку селектора:

— Пьер, открывай… Что ты там делаешь?

Только после этого в динамике раздался голос Пьера:

— Сейчас… я скоро… мне надо еще несколько минут, чтобы… собраться… Борис не принес мой костюм, — сбивчиво сообщил Хилдрет.

— Мы тебя ждем в нашей каюте, — сказал Дерк. — Не забудь чемодан. — И уже обращаясь к Скайту: — Что-то он там темнит. Не прячет ли он у себя женщину?

— Он ее что, в чемодане пронес? — усмехнулся Скайт.

— Если она резиновая, то запросто.

— Это его личное дело.

— Надо посмотреть, — не согласился Дерк.

— Не лезь к Пьеру. Какая разница, чем он там занимается. Он же нам не мешает.

Скайт с Дерком прошли в свою каюту.

Уорнер решил перед выходом в город привести свой внешний вид в порядок. Пока он брился, Дерк провел ревизию шкафов в каюте, переложив в глубокие карманы своей замшевой куртки дезодорант, упаковку одноразовых платков, зубочистки «Пик», презервативы… Когда Скайт вышел из уборной, Дерк все еще рылся на полках.

— Что ты делаешь? — поинтересовался Уорнер.

— Если мы не собираемся возвращаться, надо взять с собой все самое необходимое, — ответил Дерк, прибавив к трофеям еще и карандаш для выведения бородавок.

— Здесь лежал крем после бритья, где он?

— Этот? — Дерк вытащил тюбик из своего кармана.

— Да. — Скайт выдавил немного на руки, растер и помассировал гладковыбритый подбородок.

Дерк спрятал тюбик обратно в карман.

— Сходил бы тоже побрился, — заметил Скайт. — Неизвестно, когда в следующий раз удастся это сделать.

— В гостинице побреюсь.

— Как хочешь, — согласился Скайт, пристегивая пояс с бластером.

Уорнер подошел к зеркалу, одернул кожаную куртку, посмотрел на себя слева, справа и, оставшись довольным внешним видом, молниеносно выхватил бластер из кобуры. Еще раз осмотрел себя со всех сторон и только после этого, повертев «Дум-Тум» на кончике пальца, ловко убрал его обратно в кобуру.

— Ну что, где там этот Пьер? Идет он, в конце концов, или нет?

— Не знаю. — Дерк закрыл дверцы шкафчика. Карманы замшевой куртки Улиткинса были сильно оттопырены. — Пойдем, поторопим толстяка.

Они вышли в коридор. Там они увидели Пьера Хилдрета с чемоданом в руках. Дорогу мастеру по вскрытию сейфов преграждал Инэксхоблуст-Эбл, чуть позади которого стоял Борис.

— Я пропущу вас, господин Пьер Хилдрет, только в том случае, если вы оставите чемодан в каюте, — настаивал Инэксхоблуст-Эбл.

— Пьер, что тут происходит? — подходя, поинтересовался Скайт.

— Меня не пускают в город, — пожаловался Пьер.

— Если вы собираетесь выйти в город, то Пьер Хилдрет должен оставить чемодан с деньгами на корабле, — сказал Инэксхоблуст-Эбл.

— Это его деньги, — заметил Скайт, — если он хочет взять их с собой, то никто не вправе мешать ему.

— Чемодан Хилдрет оставит на «Триумфе», иначе никто никуда не пойдет, — упрямо ответил Эбл на его замечание.

— Что это значит, Эбл? — возмутился Скайт, заложив руки за пояс с бластером.

— Только, пожалуйста, не доставайте оружие, на «Триумфе» есть точно такая же система безопасности, как в банке Плобитауна! — воскликнул Пьер.

— Зачем мне бластер? Я справлюсь и так, если понадобится.

— Я не боюсь ваших угроз, господа, — сказал Инэксхоблуст-Эбл. — Конечно, вы сможете покинуть «Триумф», но это не благородно! Выдали слово, что мы полетим вместе, а сейчас замыслили убежать.

238
{"b":"239121","o":1}