ЛитМир - Электронная Библиотека

— Через зал ожидания на другую сторону к стоянке такси, — ответил Дерк и первым пошел к стеклянным дверям космопорта.

Космодром находился на окраине города, поэтому, миновав здание вокзала, приятели очутились среди невысоких зданий трущоб Барахала, как мхом обросших различными вывесками дешевых забегаловок, лавочек и магазинчиков Ватагами носились полуголые мальчишки Полные черные женщины тащили на своих головах корзины с поклажей, а по кривым улочкам, беспрерывно сигналя, пробирались допотопные автомобили. В узких проулках между домами, подвешенное на веревках, сушилось белье. И все это утопало в полуденном мареве.

Как только компаньоны вышли на улицу из здания космопорта, к Пьеру тут же подскочил бойкий чернокожий парень в пестрой рубахе и с сильным акцентом стал предлагать обменять плобитаунские кредиты на местные деньги по «отчэнь» выгодному курсу. Пьер решительно отнекивался, но парень нахально наседал, не давая прохода:

— Плобойские крэдитки, крэдитки, да! Давай! Висье вазьму! — Валютчик стал хватать Пьера за пиджак. — Отчэнь вигодный курс, да! Пидьжак тожэ давай! Висье вазьму! Большэ мэнья никто не даст!

Пьер попытался проскочить, но это оказалось бесполезным, парень преградил ему путь:

— Один к четыром — никто большэ не даст! Хорошо, уговорил — один к четыром с паловиной. Нэт? Пять — от сэрдца отрываю! Пять с паловиной — и по рукам!

— Пошли, Пьер, — прервал торговлю Скайт и как бы случайно так толкнул валютчика, что тот отлетел в сторону забора, огораживающего поле космодрома, при этом чудом удержавшись на ногах.

— Харлэм душбат аглы! — закричал валютчик со злостью, проводя ребром ладони по шее.

Скайт сурово посмотрел в его сторону. Под тяжелым взглядом Уорнера валютчик притих и суетливо скрылся в толпе.

— Нечего разговаривать на чужом космодроме со всякой шушерой, — сказал Скайт Пьеру. Они прибавили шаг и нагнали Дерка, успевшего за это время уйти вперед.

— Он сам ко мне пристал, — стал оправдываться Пьер. — Я даже слова ему не успел сказать, как он на меня насел: «плобойские крэдитки, плобойские крэдитки»…

— Кошелек на месте? — не дав Пьеру дорассказать историю, поинтересовался Дерк.

Пьер Хилдрет вздрогнул и, поменявшись в лице от такого предположения, полез в карман пиджака. Через мгновение на его лице возникло выражение облегчения.

— На месте.

— Тогда будешь платить за такси, — сделал заключение Дерк. — Мы уже пришли.

На небольшой площадке возле забора, огораживающего космодром, стояло пять ядовито-желтых машин с допотопным бензиновым двигателем. Увидев, что к ним направляется группа приезжих, водители всех пяти машин с пронзительными криками выскочили им навстречу.

— Садись сюда, да! Сюда садись! Бистро ехать будем, денег совсем мало платить будем, да! Куда, куда везти? Мигом доедем!

— Кондиционер работает? — спросил Дерк у самого бойкого.

— Конечно! Конечно, все работает! Двигатель работает, приемник тоже работает, только восемь моих детей не работает, — я один работает!

— За восьмерых возьмешь, что ли?

— Шутишь, да? Совсем мало возьму! Почти даром ехать будем! — не скрывая радостной улыбки, ответил водитель. Прикрывая приезжих от конкурентов, он расставлял руки и слегка подталкивал клиентов, направляя к своему четырехколесному средству передвижения.

Четверо оставшихся не у дел шоферов, раздосадован — но замолчав, расселись по своим машинам ожидать следующих пассажиров.

Водитель открыл дверцу перед клиентами и помог забраться в салон автомобиля. Затем обежал машину и вскочил на водительское кресло.

— Скажи, куда едем? — взявшись за ключ зажигания, спросил он.

— В центре Барахала есть такое заведение, оно раньше называлось «Красная ракета», — пояснил Дерк Улиткинс, — вот туда и поехали.

— «Красная ракета», да! Знаю «Красную ракету», каждый день туда езжу! — Водитель повернул ключ. Стартер заскрипел, раскручивая двигатель. Мотор пару раз чихнул и, выпустив черное облако выхлопа, размеренно заурчал.

Водитель со скрежетом переключил рычаг скоростей, после чего машина, дергаясь, поползла по улице.

— Чем здесь пахнет? — поинтересовался Пьер у сидящего рядом Дерка.

— Наверное, бензином, — ответил тот.

— Попроси водителя включить кондиционер.

— Сам, что ли, не можешь?

— У тебя это лучше получается.

— Хорошо, — согласился Дерк. — Эй, любезный, — окликнул он водителя, — включи кондиционер!

— Да, конечно! — отозвался водитель и переключил какие-то рычажки на панели управления. В салоне раздалась громкая дребезжащая музыка местного рок-ансамбля, использующего национальные смычковые и духовые инструменты. Водитель принялся подпевать и в такт какой-то сумасшедшей мелодии дергать телом.

— Любезный, — вновь попытался окликнуть водителя Дерк Улиткинс, — кондиционер включи, да!

Но то ли водитель не слышал его слов, то ли не хотел их слышать по причине отсутствия кондиционера, в общем, он перестал реагировать на какие-либо попытки привлечь свое внимание. К счастью, машина скоро выехала на широкую улицу и прибавила скорость. В открытые окна ворвался ветер, отчего компаньонам стало легче переносить жару.

За окнами открывались картины чужого города: малоэтажные дома, стоящие плотно друг к другу, с выцветшими под палящим солнцем фасадами; разбитые тротуары, с множеством торговых палаток и спешащих куда-то людей; велосипедисты, которых, казалось, было больше, чем обычных прохожих. Все находилось в каком-то хаотическом движении, словно путешественники попали в центр большого муравейника. Все куда-то спешили, кричали, постоянно перетаскивали с места на место какие-то тюки, ящики, баулы.

На улицах этой части города отсутствовали не только светофоры, но и элементарные правила движения. Каким чудом не возникали заторы, было непонятно. Водитель постоянно давил на клаксон и, высовываясь в открытое окно, страшно ругался, после чего как ни в чем не бывало опять продолжал подпевать и, сидя за рулем, подтанцовывать песням любимого ансамбля:

— Аи, ды-ды-ды, шарлахан аглы… Аи, ды-ды-ды, арлухан шырды…

Тем не менее машина такси постепенно пробиралась к центру. Над крышами трущоб на фоне голубого неба стали видны ослепительные зеркальные фасады небоскребов.

Автомобиль последний раз тряхнуло на колдобине, и он выехал на ровную заасфальтированную улицу с белой разделительной полосой, светофорами и аккуратными подстриженными газонами по краям. На трассе скорость еще больше возросла, и в салон через открытые окна стал задувать сильный ветер. Компаньоны даже перестали обращать внимание на запах бензина, невыносимую музыку и оглушительный рокот двигателя автомобиля, с блаженством подставляя лицо под струю воздуха.

То, что они оказались в центре, стало ясно, когда машину накрыла огромная тень ближайшего небоскреба. И сразу вид за окнами разительно поменялся, словно автомобиль волшебным образом из города развивающейся цивилизации переместили в современный мегаполис. Мимо зеркальных витрин шикарных магазинов шли хорошо одетые люди. В небе между небоскребами торговых центров, бирж и банковских учреждений парили флаеры и геликоптеры. Повсюду запестрели рекламные плакаты знакомых фирм. Водитель выключил приемник и замолчал, перестав дергаться.

— Барахал — город контрастов, — глядя на такую разительную перемену за окном, философски заключил Скайт.

Такси на следующем перекрестке резко повернуло направо, проехало сотню метров и затормозило возле одного из высотных зданий, на первом этаже которого за зеркальными витринами находилась «Красная ракета», о чем свидетельствовала мерцающая вывеска из красного же неона.

Пьер расплатился с водителем, и такси, выпустив черное облако выхлопа, с грохотом умчалось прочь. Компаньоны пошли к дверям заведения. На подступах их встретили профессиональными улыбками несколько фривольно одетых женщин. Они недвусмысленно подмигивали приехавшим и завлекающе покачивали бедрами, но компаньоны, оценив взглядами их достоинства, прошли мимо.

240
{"b":"239121","o":1}