ЛитМир - Электронная Библиотека

Их взгляды вновь пересеклись.

— Раз это будет последняя партия, я предлагаю поменять условия, — предложил Ральф.

— Как?

— Убивает тот, кто выигрывает.

— Справедливо, — согласился Гадман. — Ты разбиваешь.

Игра шла с переменным успехом. Сделанная ставка заставила игроков ответственно относиться к каждому удару и тщательно рассчитывать перемещения шаров по столу. Каждый успел забить по четыре шара, когда удар перешел к Гадману. Бородач удобнее перехватил кий и осмотрел сложившуюся позицию.

— Ральф, может, уже скажешь, что затеял Фаризетти? — спросил он, обходя стол. — Звездолет мы нашли, пора бы открыть карты.

— Откуда я знаю, что ты говоришь правду насчет звездолета? — ответил Ральф.

— Я даже точно знаю, где сейчас находятся пилоты с этого звездолета, — примериваясь к «свояку» в центральную лузу, как бы между прочим сообщил Гадман. — Я даже знаю, как зовут самого главного из них — Пьер Хилдрет. О нем-то ты мне ничего не рассказывал. Так что узнать имя этого человека я мог только в одном случае… — Гадман нанес удар, шар ударился о стоящий в центре и почти под прямым углом к линии удара вкатился в центральную лузу, — если бы нашел и звездолет и пилотов.

Второй шар, участвующий в ударе, стукнулся о противоположный борт и выкатился под удар в угловую лузу. Гадман выпрямился и посмотрел на Ральфа.

— Все очень просто, — сказал он, вновь прицелился и забил следующий шар в угол. — Шесть — четыре. Кажется, убивать «первого встречного» придется мне.

Гадман помелил кончик кия и осмотрел сложившуюся ситуацию на столе после сыгранных им шаров. Увидев хорошую возможность положить несложный шар в центральную лузу, он зашел с противоположной стороны. В тот момент, когда Гадман готовился к удару, раздались шаги, и в комнату вошли еще двое громил.

— Бородач, флаер готов, — сообщил один из них.

— Хорошо, — Гадман удовлетворенно кивнул головой. Он прицелился и четким ударом отправил задуманный шар в лузу. — Семь — четыре. Признайся, Ральф, эту партию ты проиграл.

На столе осталось пять шаров, два из которых висели в лузах.

— В утешение, Ральф, я скажу тебе, где сейчас находятся пилоты звездолета «Триумф». Я скажу тебе это, даже если ты мне не расскажешь, зачем они понадобились Фаризетти. — Гадман торжествовал.

Особенно Гадману нравилось то обстоятельство, что его победу наблюдают шесть подчиненных, которые расскажут об увиденном остальным членам организации. — Пилоты сейчас находятся в клубе «Райский уголок», в квартале отсюда. — С этими словами Гадман положил руку на бильярдный стол, чтобы совершить решающий удар.

— Хорошо, Калл, — произнес Ральф в этот момент, — и я сдержу свое обещание и скажу, что задумал Лу. Фаризетти собирается заполучить технологию производства эпидетермического оружия.

Кий соскочил с пальца у Гадмана, и удар не получился. Шар покатился совсем не в ту сторону, куда рассчитывал послать его Гадман.

— Проклятье! — выругался Бородач. Ему с трудом удалось взять себя в руки.

Ральф усмехнулся, глядя, как переживает свой промах Гадман. Он тщательно помелил наклейку[36] и приготовился к удару.

— Не переживай, Калл, я расскажу Лу, как ты помог мне.

От сильнейшего удара бильярдный стол содрогнулся, и в лузы один за другим упало сразу три шара.

— Видишь, Калл, от твоего преимущества ничего не осталось.

Ральф заново помелил кий, но на этот раз он смотрел не на бильярдный стол, где осталось всего два шара, а на расположение людей Бородача Гадмана: четверо по сторонам комнаты, двое возле выхода и, конечно, сам Гадман.

— Калл, ты проиграл. — Ральф нанес удар. Шар отскочил от одного борта, ударился о другой и, коснувшись второго шара, упал в центральную лузу.

В напряженной тишине Ральф бросил кий на бильярдный стол. Гадман сделал то же самое. Они в последний раз посмотрели друг другу в глаза. Ничего нового там не нашлось: злоба, цинизм и могильный холод.

— Давайте посмотрим, какого цвета кровь у этого парня! — хватаясь за бластер, выкрикнул Калл Гадман…

Глава 10. СМЕЛОЕ РЕШЕНИЕ

Разноцветные пузыри возникали и лопались красочными фейерверками. Перед закрытыми глазами кружили, переливаясь всеми цветами радуги, замысловатые фигуры. Одурманенное сознание Лоренцо различало в бесформенных пятнах то собачек, то белочек. Иногда возникало видение из далекого детства: елка с блестящими шарами и дед с белоснежной бородой, облаченный в красный кафтан. Лоренцо с любопытством заглядывал в большой мешок, что лежал у ног бородача, и с радостью обнаруживал, что мешок до краев наполнен зеленым порошком глюкогена. Бородач гладил Лоренцо по головке и, улыбаясь, что-то говорил, смешно шевеля белыми завитками бороды…

— Черт бы побрал этого Дюка Лайдера. Чтоб он сдох, паскуда, сволочь. Мы ждем его уже три часа.

Лоренцо открыл глаза. Вместо добродушного бородача в салоне флаера рядом с ним сидел Пит в своей грязной майке с выцветшей эмблемой Профсоюза докеров.

— Сто к одному, что он там развлекается с какой-нибудь девицей, гнида. Ему всегда было плевать на товарищей, когда речь заходит о бабах.

Лоренцо вновь хотел закрыть глаза, но Пит толкнул его в бок.

— Кайфуешь, наркот?

В ответ Лоренцо вяло покачал головой.

— Зеленый, как смерть, скоро подохнешь от своего зелья. — Пит отвернулся и посмотрел сквозь стекло на вход клуба. — Наконец-то появился, собака!

От дверей «Райского уголка» к флаеру, в котором сидели Пит с Лоренцо, бежал Дюк Лайдер. Он открыл дверь и забрался на переднее кресло.

— Закрывай скорее, а то жару напустишь, и так кондиционер еле работает, — предупредил Пит.

Дюк захлопнул дверцу и повернулся к партнерам.

— Я нашел их! — радостно сообщил он, вытирая рукавом майки пот со лба.

— Скайта? — не поверил Пит.

— И его, и Дерка Улиткинса, и Пьера Хилдрета, всех троих.

— Где?

— Здесь, в «Райском уголке».

— Надо сообщить Ральфу, — предложил Пит.

— Подожди, — остановил его Дюк. Он вытер проступавший на лбу пот другим рукавом. — Есть возможность отыграться за Плобой и реабилитироваться в глазах Боба Даркмана.

— Я связываться со Скайтом больше не хочу, — однозначно отрезал Пит. — Да и Лоренцо вряд ли захочет, чтобы ему еще раз сломали нос.

Лоренцо утвердительно кивнул головой.

— А тебе самому, Дюк, мало, что ли, подбитого глаза? — продолжил Пит. — На этот раз все может закончиться не так удачно, как это было в поезде на Грейфикс. Вспомни Могильщика и Немого.

— Скайта с Дерком оставим в покое, пускай ими занимается Ральф со своими людьми. Мы захватим только одного Хилдрета, — предложил Дюк.

— Каким образом ты собираешься незаметно похитить Хилдрета из-под носа у этих чудовищ?

— Мы организуем засаду в туалете. Когда Хилдрет пойдет освежиться, мы его там и повяжем, — предложил Дюк. — Место там тихое, закрытые кабинки — я проверял.

— А если он закричит?

— Никто не услышит. Стены толстые, к тому же музыка громко играет. Все получится. Или ты боишься, Пит?

— Я ничего не боюсь!

— Тогда пошли? — Дюк взялся за ручку дверцы.

— Пошли, — согласился Пит и толкнул Лоренцо. — Вылезай, наркоман, пора заняться делом.

Глава 11. БЕЗ КОМПРОМИССОВ

Калл Гадман схватился за бластер. Его желание всадить промеж глаз Ральфа энергетический заряд было настолько велико, что он не мог себе представить, что не сделает этого. Гадману хотелось изрешетить выстрелами тело Ральфа. Плевать, что потом придется отмывать от крови пол офиса и заделывать дыры в стенах. Плевать, что пострадает бильярдный стол, в конце концов, можно купить новый. Но Ральф Гантер должен умереть. Он должен умереть, чтобы никогда не рассказать Фаризетти про предательство Гадмана. Он должен умереть, потому что называл Бородача Гадмана фамильярно по имени Калл. Он должен умереть, потому что Гадману он не нравился.

247
{"b":"239121","o":1}