ЛитМир - Электронная Библиотека

Звездолет держал курс к планете Плобой, и остановок по дороге не предусматривалось.

Глава 1.12.

Скайт Уорнер шел по звездолету, проверяя, как команда корабля готовится к самому главному сражению в своей жизни. Его пристальный взгляд зеленых глаз внимательно следил за всеми приготовлениями экипажа, не упуская ни единой мелочи, от которой мог зависеть исход предстоящего сражения.

Уорнер был гладко выбрит и аккуратно причесан. Его ботинки блестели, а черный костюм для особых случаев, одетый сейчас на нем, был тщательно отглажен. На левом лацкане пиджака сверкала платиновая эмблема капитана корабля в виде черепа с перекрещенными под ним костями. Под расстегнутым пиджаком был надет черный бадлон из тонкой блестящей ткани. Широкий ремень, к которому была пристегнута кобура с бластером, украшала большая красивая пряжка с изображением орла, распростершего крылья и держащего в клюве молнию. Те члены экипажа, кто попадался ему навстречу, с уважением расступались, давая дорогу новому капитану корабля, и смотрели вслед, обмениваясь друг с другом многозначительными взглядами. «Валрус» получил достойную замену Браену Глуму.

После осмотра реакторного отсека Уорнер, самолично убедившись, что эта система корабля в полном порядке, и команда Вугхарда — главного энергетика звездолета, постаралась на славу, отправился на палубу истребителей посмотреть, как пилоты готовятся к предстоящему вылету. От действий истребительных эскадрилий в этом сражении зависело очень много. Ведь именно мобильные истребительные и штурмовые группы должны были по плану Уорнера сковать действия планетарных сил обороны Плобоя и внести хаос в управление, разрушив точечными ядерными ударами центры связи армейских частей.

Начальника истребительной эскадрильи Дерка Улиткинса Скайт застал на броне его машины — черной, вытянутой, как стрела, с оперением стабилизаторов, на которых зловеще улыбался пиратский череп с перекрещенными под ним костями. Дерк Улиткинс по своей старой традиции каждый раз перед боем украшал борт новым девизом, с которым отправлялся в сражение. В этот раз он сосредоточенно выводил кисточкой надпись — «Оставь надежду». Эта фраза с тремя рядами маленьких могильных крестиков, которыми Улиткинс обозначал сбитые им истребители, звучала зловеще.

— По-видимому, ты собираешься скоро прибавить еще несколько могилок к своей коллекции? — спросил Скайт, глядя снизу вверх на сидящего на крыле стабилизатора Дерка.

— Десяток или полтора. Хочу поставить своеобразный рекорд, — ответил Дерк, макая кисточку в баночку с белой краской, которую держал в другой руке.

— Твоя задача не гоняться за кораблями противника, а не дать им возможности отрезать наш десант от звездолета.

— Этим займутся мои парни, а я исполню соло, — ответил Дерк, размешивая краску.

— Нападение на Плобой — самая серьезная операция, в какой мы когда-либо участвовали, и от действий каждого зависит ее исход.

— Я уверен в своих парнях, капитан. Я лично обучал их. Они знают всю тактику и стратегию космического боя и овладели этим не по учебникам и не на тренажерах, как это делается в летных академиях, а непосредственно на практике.

— Пойми, Дерк, после этой операции, если она пройдет успешно, кто захочет, сможет раз и навсегда завязать с жизнью бездомного пса. Но для этого необходимо завтра остаться в живых.

Улиткинс перестал мешать краску.

— Скайт, я все прекрасно понимаю и готовлюсь к этому бою, как к последнему. Правда, Дрекслер мне уже сделал предложение остаться с ним, когда ты покинешь борт звездолета и капитаном «Валруса» станет он. Но я решил, что уйду вместе с тобой.

— Спасибо, Дерк.

Скайт, удовлетворенный разговором с начальником истребительной эскадрильи, повернулся и отправился к десанту, который облачался в штурмовые костюмы на палубе верхнего яруса недалеко от десантных ботов. Туда Уорнера доставила просторная кабина грузового лифта, на площадке которого поднимались автокары с боеприпасами и специальным снаряжением.

Уорнер прошел в просторный, вытянутый зал с рядами шкафов для боевых скафандров, расположенных вдоль стен, и столами для оружия в центре помещения. Под потолком горели яркие люминесцентные светильники. Здесь десант, состоящий из карателей Дрекслера, собирался в бой.

Накачанные бритоголовые парни натягивали на свои испещренные наколками и шрамами обнаженные тела тонкие серые костюмы для отвода лишнего тепла. Эти костюмы плотно облегали тело и походили на вторую кожу. Затем сверху надевался экзокорсет из металлокерамики с усилителями мышц, похожий на обглоданный скелет рыбы. Розовые накладки искусственных мышечных усилителей походили на куски вяленого мяса, болтающегося на костях экзокорсета. На груди крепился процессор управления и источник питания, от которого к «вяленым кускам мяса» шли разноцветные провода. После того как корсет был надет и отлажен, десантник с помощью своих товарищей натягивал верхнюю титановую броню пятнистого серого цвета. Руки и ноги превращались в механические манипуляторы. И солдат становился похожим на робота-великана. К правой руке робота крепился автоматический карентфаер или мощный бластер, к левой — набор механических инструментов, состоящий из пил, ножей, отверток, способных стать в ближнем бою страшным оружием. На спине, в чехле на выдвижных направляющих у кого была плазменная пушка, а у кого компактный ракетный комплекс.

Вот в таком боевом облачении робота-монстра на встречу Скайту Уорнеру, держа под мышкой левой руки боевой шлем с фасеточным забралом, вышел начальник карательного отряда Дрекслер. Его голова казалась маленьким атавизмом на широченных плечах великана. Дрекслер, чувствуя свое превосходство в таком облачении над Уорнером, ухмыляясь, смотрел на него с трехметровой высоты, словно на букашку у себя под ногами.

— Добро пожаловать, капитан, — приветствовал Скайта облаченный в свой боевой скафандр Дрекслер, и на его краснокожем лице растянулась угодливая улыбка. — Пришли посмотреть, как собираются ваши верные солдаты? Какая высокая честь, что вы почтили нас своим вниманием. — И Дрекслер, паясничая, отдал честь, да так, чтобы манипулятор скафандра прошел в нескольких сантиметрах от головы Уорнера.

Ни один мускул не дрогнул на лице Скайта, когда мимо него пронеслась металлическая лапа боевого десантного скафандра. Улыбка сошла с лица начальника карательного отряда — желаемого эффекта не получилось, напугать капитана своими действиями ему не удалось.

— Зачем ты пришел, Скайт Уорнер? — спросил Дрекслер, перестав паясничать.

— Я пришел, чтобы еще раз напомнить, что успех всей операции зависит от быстрых и точных действий десанта, — смотря твердым взглядом прямо в глаза Дрекслеру, произнес Скайт, заложив руки за пояс с висящим на нем бластером. От этого взгляда, несмотря на то что голова Дрекслера находилось значительно выше и Скайт рядом с боевым скафандром казался лилипутом, беседующим с великаном, начальнику карателей стало неуютно в своем громоздком бронированном облачении. Он ощутил свою уязвимость без защитного шлема на голове.

— Все будет в порядке, капитан, — на этот раз абсолютно серьезно сказал Дрекслер. — В моих интересах поскорее обтяпать это дельце, чтобы после с почестями отправить тебя на заслуженный отдых. Так что, Скайт, на всем корабле не найти человека более всего желающего успеха в предстоящем мероприятии.

— Это хорошо, что ты так думаешь, Дрекслер. Перед твоими парнями стоит непростая задача — за пятнадцать минут обчистить три самых крупных банка Космического Союза в столице планеты Плобой городе Плобитаун. И от действий их командира будет зависеть, справятся они с этим или нет. Если операция пройдет успешно, то твоя кандидатура на место капитана «Валруса», после моего ухода, не вызывает никаких сомнений.

— Мне приятно это слышать из твоих уст, Скайт Уорнер. И если ты искренне считаешь, что твоим преемником буду именно я, то, перед тем как мы начнем дело, хочу сказать тебе, что если между нами раньше и случались разногласия, то это никоим образом не скажется на ходе операции. В моих действиях никогда не было ничего личного. Я всегда болел за общее дело и спорил с тобой только тогда, когда считал, что ты поступаешь неправильно.

27
{"b":"239121","o":1}