ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну что, прибавим скорости? А то, когда мы тащились сюда под прикрытием кометы, потратили уйму времени, — обратился Скайт к сидящим весте с ним в рубке Эблу и Пьеру.

Дерк в этот момент находился с Сюзанной и вправлял ей вывихнутую ногу. Хотя с момента, когда они покинули спутник потухшей звезды, прошло больше двух часов, и за это время можно было вправить ноги целому кордебалету, Дерк не показывался.

— Пожалуй, можно и побыстрее, — согласился с предложением Скайта Эбл.

Скайт увеличил скорость. Помигивание ламп на пульте управления и четкая работа автоматики корабля, после нескольких безумных дней, полных опасностей и приключений, действовали успокаивающе, вселяя надежду на благополучное завершение экспедиции.

— Странно, что роботы-истребители нас не преследовали, — подал голос Пьер.

Скайт усмехнулся:

— Ты хотел, чтобы все было как в прошлый раз?

— Нет, что ты, упаси бог, — замахал руками Пьер. — Просто интересно, почему они перестали на нас реагировать.

— Возможно, на фоне кометы мы вырисовывались отчетливее, — высказал предположение Эбл.

Скайт отрицательно покачал головой, но предположить что-нибудь более логичное он не мог.

— И все же, Эбл, почему ты не взял еще одну бомбу для меня? — переменил тему разговора Пьер.

— Я не хочу говорить об этом, — сухо отозвался Эбл.

— Тогда отчего произошла ликвидация базы? — задал следующий вопрос Пьер.

Эбл не стал отвечать и на этот вопрос Хилдрета, пропустив его мимо ушей. Эбл сидел, молча глядя на большой экран локатора, где в тумане газового облака Энвантинента плыли светящиеся точки от мин и астероидов.

— Возможно, тебе надо было ввести какой-нибудь шифр, а ты его не знал, поэтому база ликвидировалась, — предположил Пьер. — Но откуда ты знал, как работает телепорт на базе? Откуда у тебя оказался речевой код к его инициации?

— Пьер Хилдрет, — прервал его Эбл, — предлагаю продолжить этот разговор, когда выберемся из Энвантинента.

— Хорошо, — согласился Пьер, — но к этой теме мы обязательно вернемся. Если ты специально все подстроил там на базе, то эта бомба моя. Ведь в том месте, где ты побывал, их много, так?

Эбл промолчал.

«Триумф» отдалялся все дальше от пространственного барьера Энвантинента. Плотность газового облака, окружавшего звездолет, и количество мин с астероидами становились меньше. До свободного звездного пространства оставалось уже совсем немного, когда в рубке управления появился Дерк Улиткинс со своей голубоглазой подругой. Сюзанна шла сама, чуть прихрамывая на левую ногу, но это ей нисколько не мешало весело улыбаться.

— Как дела? — осведомился Дерк.

— В порядке. Скоро вылетим из туманности, — ответил Скайт. — А что у вас?

— А мы уже поправились, — ответил Дерк, с нежностью погладив Сюзанну по руке.

«Вот и все, — подумал Скайт, — последний полет, который я провел вместе со своим старым товарищем, подходит к концу.

Кто бы мог подумать вначале, что экспедиция закончится именно так. Теперь, как только мы доберемся до Вафны, наши пути разойдутся, и, наверное, уже навсегда. Возможно, это даже к лучшему. Дерк нашел свое счастье, а мне предстоит еще мотаться в его поисках по всей вселенной».

Что такое счастье? Раньше это было много денег, теперь Скайт понял, что счастье может быть совсем другим, маленьким, незаметным на первый взгляд и в то же время большим и сильным. И это счастье — любовь. Странно, когда-то он в это не верил. Иногда у него бывало много денег, тогда была и любовь, как он думал, но деньги исчезали, как песок сквозь пальцы, и вместе с ними уходило куда-то то, что он считал любовью. Это повторялось снова и снова. Хотя были моменты, когда казалось, что это навсегда. Шли дни, недели, но затем его душу начинала грызть тоска по звездам, по путешествиям и приключениям. Он бросал все и вместе с друзьями пускался в новые приключения. Может, через некоторое время и Дерк затоскует по космосу, станет все чаще и чаще заглядываться из окон своего дома на далекий свет звезд в ночном небе. Но сейчас он смотрит только в голубые глаза своей возлюбленной и на ее ослепительную улыбку.

Дерк подошел к Скайту.

— Чего грустишь?

— Думаю, как быстрее добраться до Плобоя, когда все закончится.

— Потом обдумаешь. Сначала погуляешь на моей свадьбе, — хлопнув друга по плечу, сказал Дерк, и затем, обращаясь к Эблу и Пьеру: — Вас тоже приглашаю. Будете дорогими гостями. Клянусь, что этот праздник вы запомните на всю жизнь.

— Отлично, — отозвался Эбл каким-то чересчур серьезным голосом. — Но для начала нужно выбраться из этой ловушки.

— Что случилось? — встревожился Пьер и присоединился к Скайту, изучающему экран радара системы дальнего обнаружения.

На темном фоне с различными электронными надписями и значками, недалеко от астероидного потока появились четыре новых объекта, окруживших выход из туманности, из которого как раз вылетал их корабль.

— Корабли разных марок, с мощным вооружением на борту, — обобщил полученную информацию Скайт. — Без опознавательных знаков и идентификационных номеров.

Это было больше, чем неприятная неожиданность. В рубке управления на мгновение воцарилась напряженная тишина. Скайт машинально на всякий случай проверил показатели давления плазмы в двигателях и запас топлива. Пьер же нервно принялся рыться в карманах пиджака в поисках сигареты.

— Это трофейщики. Пока они нас не обнаружили, поменяем курс и обойдем их по минному полю, — предложил Дерк, прервав молчание.

— Ты ничего менять не будешь! — вдруг услышали мужчины жесткий голос за своими спинами.

Оторвав взгляды от приборной панели звездолета, компаньоны повернулись к Сюзанне. С жестоким выражением на лице она смотрела в их сторону, сжимая в руке небольшой бластер.

— Сюзанночка, ты чего? — опешил Дерк.

— Я не Сюзанночка, идиот, — криво усмехнувшись, от чего ее лицо неприятно исказилось, приняв омерзительные очертания, произнесла Сюзанна. — Я Сюзанна Гадман — глава картеля трофейщиков созвездия Энвантинент. А теперь, джентльмены, поднимите руки над головой и не заставляйте даму нервничать.

От этого заявления даже Эбл, обычно хладнокровный, изумленно открыл рот, но ничего не сказал. Так все и стояли с открытыми ртами, глядя на маленькую мегеру, казавшуюся до недавнего времени прекрасной девушкой и превратившуюся в один момент в гадкую тварь.

— Эй ты, белобрысый, — указав дулом бластера на Эбла, продолжила Сюзанна Гадман. — Отключи систему внешней защиты. И смотри у меня, без глупостей, иначе умрешь первым.

— Главный компьютер, отключить систему внешней защиты, — подчинившись, отдал приказ Инэксхоблуст-Эбл.

— Отлично, — злорадно произнесла Сюзанна и засмеялась противным скрипучим смехом.

Голубоглазой бестии доставляло огромное удовольствие наблюдать за четырьмя беспомощными мужчинами, послушно выполняющими любые распоряжения под прицелом ее бластера.

— А теперь еще один аккорд в этой песне. — И с этими словами она извлекла свободной рукой из кармана джинсов маленькую коробочку, похожую на обычную пудреницу, и нажала большим пальцем той же руки на кнопку посередине.

— Нейтринный маяк, — простонал Пьер, от злости наливаясь кровью. — Из-за тебя мы чуть не погибли. Ты им приманивала к нам роботов-истребителей, стерва.

— Полегче на поворотах, толстый, — направляя в сторону Пьера бластер, ответила Сюзанна. — Я давала координаты места своим ребятам, где меня нужно будет ждать на обратном пути. — И вновь засмеявшись противным неженским смехом, добавила: — Вот они и дождались.

Я всегда считала, что супероружие существует. Многие в это не верили, но теперь бомба в моих руках. Признайтесь, игра стоила свеч.

— Значит, и тот парень у базы — Ральф Гантер тоже твой человек? — поинтересовался Скайт.

— Это был Ральф? — Сюзанна удивленно подняла бровь. — Он лучший наемный убийца Плобитауна. Я нанимала его только для того, чтобы он прикончил моего отца. То, что он увязался за нами в Энвантинент, — это его личная инициатива.

276
{"b":"239121","o":1}