ЛитМир - Электронная Библиотека

Борис, радостно размахивая манипуляторами, поехал за вещами Дерка и Скайта, а друзья направились на нижнюю палубу к выходу.

Скайт вначале сравнил показатели давления в тамбуре звездолета и причала спутника Блос, только после чего открыл люк На пороге друзья остановились, ожидая робота.

Борис не заставил себя ждать и вскоре появился, нагруженный двумя рюкзаками и держа в манипуляторах горшок с фикусом. Роботу было тяжело и неудобно, но это нисколько не портило ему настроение. Радостная улыбка не исчезала с его лицевой панели.

— Молодец, Борис, — похвалил робота Дерк. — Держись меня, и я сделаю из тебя человека!

Скайт закрыл люк звездолета, и команда двинулась в сторону транспортера. Первыми налегке шли Скайт Уорнер с Дерком Улиткинсом, а за ними следом в обнимку с фикусом катился нагруженный рюкзаками Борис. Через пятнадцать минут лента доставила их к таможенному терминалу, и они подошли к стойке личного досмотра.

— Документы, — попросил майор таможенной службы равнодушно-профессиональным голосом. — Запрещенные товары, животные, продукты, лекарственные препараты, взрывчатые вещества имеются?

— Нет, — протягивая документы, ответил Скайт. Просмотрев документы, таможенник изменился в лице. Его равнодушие сменилось крайней степенью заинтересованности.

— А это что? — указал он на стоящего с фикусом в руках за спинами пилотов Бориса.

— Это наш друг — Борис, — ответил Дерк.

— А кому он принадлежит?

— Он свободная личность, — ответил Дерк с пафосом в голосе.

Таможенник удивленно захлопал глазами. Возникла пауза.

— Свободный робот — это не по правилам, — наконец пробормотал майор. — Я должен посоветоваться с начальством.

— Не надо тратить время, господин офицер, — вдруг пропищал Борис. Его жидкокристаллическое лицо с изображением смиренной улыбки высунулось из-за зеленых листьев фикуса. — Мой владелец — присутствующий здесь господин Дерк Улиткинс.

— Я все равно должен проконсультироваться. — Таможенник, забрав документы с собой, торопливо исчез за зеркальными дверями служебного помещения.

— Какой-то он странный, — заметил Скайт.

Как только майор таможенной службы спутника Блос Эрнест Дюпрэ заскочил в служебную комнату пропускного пункта и закрыл за собой дверь, он тут же набрал телефонный номер кабинета начальника ГБР полковника Вильяма Хендершота.

— Алло, господин полковник, это Дюпрэ с пропускного пункта номер пять. У меня на контроле те трое, на которых несколько дней тому назад была получена ориентировка от службы безопасности Плобоя, — сообщил он, когда Хендершот поднял трубку. — Скайт Уорнер, Дерк Улиткинс и еще с ними незарегистрированный робот, которого они называют Борис. Возможно, под этим именем скрывается сам Пьер Хилдрет.

— Зачем ты мне говоришь это, Дюпрэ? — услышал майор удивленный голос полковника. — Разве ты сам не знаешь, что нужно делать в таких случаях?

— Знаю. Но, — Дюпрэ посмотрел сквозь зеркальные стекла на терпеливо ждущих его возвращения пилотов, — ориентировка час назад была отменена. Что мне делать?

— Ничего. Раз ориентировка снята, у нас нет формального права задерживать их. Если они в чем и виноваты, то пускай с этим разбирается Леон Смайлз, если у него, конечно, для этого будет время. Пропусти их, по-видимому, эти парни прилетели на выборы. Кстати, Дюпрэ, ты уже проголосовал? Если нет, то можешь присоединиться ко мне, я как раз иду на избирательный участок. — Хендершот повесил трубку и повернулся левым боком к большому зеркалу у себя в кабинете. На лацкане форменного таможенного мундира блеснула серебряная звездочка Имперского ордена Дружбы народов. Хендершот пригладил волосы и поправил галстук. У полковника сегодня был хороший день.

Через пять минут таможенник возвратился. На этот раз в его действиях не было никакой суеты, майор вновь был профессионально корректен и ленив.

— Все в порядке, можете проходить, — сообщил он, возвращая документы.

Скайт забрал протянутые документы, и команда, миновав проходную, двинулась в сторону причалов рейсовых шатлов до Плобитауна.

— Вот теперь мы почти дома, — заметил Дерк. — Прилетим в Плобитаун и сразу в бар «Падающая звезда» к старине Джо, пропустим по стаканчику, а?

— Подожди, Дерк, — заметил Скайт. — У нас осталось еще одно последнее дело.

— Какое? — удивился Дерк.

— Исполнить свой гражданский долг и сходить на выборы.

— Ты это серьезно? — изумился Дерк.

— Абсолютно, — подтвердил Скайт.

— Ты хочешь идти голосовать?

— Конечно. Я только из-за этого и торопился, чтобы успеть ко дню голосования.

Дерк не знал, что сказать. Он шел рядом и удивленно смотрел на своего старого друга, которого только что узнал с новой стороны.

— Здесь нет ничего удивительного, Дерк, — серьезно продолжал Скайт, направляясь к посадочному блоку. — Я заплатил слишком большую цену, чтобы называться гражданином Плобитауна, и поэтому ни за что не откажусь от своего права на выбор.

— Я с вами абсолютно согласен, господин Скайт Уорнер, — пропищал сзади Борис. — Право выбора — это важнейший инструмент гражданина влиять на судьбу общества. Я надеюсь, что в будущем роботам также предоставят возможность участвовать в голосовании.

— Да… но… — растерялся Дерк. — За кого мы будем голосовать?

— Это каждый должен решить для себя сам, — ответил Скайт.

— А ты за кого собираешься голосовать?

— Это моя гражданская тайна.

— Скайт! Не будь ты этим… Скажи, за кого?

— Это ты должен решить для себя сам.

— Это не честно! Хотя бы намекни.

— Нет.

— Черт побери, Скайт…

Компаньоны влились в поток пассажиров, направляющихся в ангар с шатлами. В толпе еще некоторое время была видна рыжая куртка Дерка Улиткинса и маячащие за ее спиной зеленые листья фикуса, но вскоре и они потерялись из виду, смешавшись в людском потоке.

До конца посадки на рейсовый шатл Блос—Плобитаун оставалось несколько минут.

Глава 5. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ «АНАЛИЗ»

На экране телевизора под бодрый мотивчик завертелся голубой шарик, с разных сторон выскочили буквы «П», «П», «К», закрутились вокруг шарика и соединились вместе в его центре, хор под литавры пропел: «Пэ! Пэ! Ка-а-а!» Появилась студия с ведущим программы.

— Здравствуйте. В эфире Первого Плобитаунского канала аналитическая программа «Анализ» и я, ее ведущий — Мэндас Флэш. Сегодня в программе, — по экрану, быстро сменяя друг друга, побежали кадры грядущих репортажей, — тема недели — прошедшие выборы, убедительная победа Герба Кримсона… Встреча вновь избранного мэра с председателем Профсоюза докеров Бобом Даркманом… Недавнее покушение на Императора Ивана Штиха… Перестановки в имперском правительстве… Самоубийство Леона Смайлза… Джеймс Хэнк продолжает занимать свой пост… Скоропостижная смерть видного бизнесмена Луи Фернандо Фаризетти… Скандал на выставке изобразительного искусства… Эти и другие репортажи в аналитической программе Первого Плобитаунского канала «Анализ», оставайтесь с нами.

В кадре появляется большая волосатая обезьяна. Она лезет в ванну и включает душ. После этого она берет с полочки перед зеркалом небольшой тюбик. Радостно крича, обезьяна покрывает себя с ног до головы густой белой пеной. Пластиковая занавеска задергивается. Какое-то время за ней слышны лишь плеск воды и обезьяньи выкрики. Но вот занавеска отодвигается, и за ней мы видим обнаженное мужское тело с накачанными мускулами. Голос за кадром: «Бальзам для депиляции „Маугли“ — мы сделали из обезьяны человека».

«У вас есть свободные денежные средства? — на ходу спрашивает солидный мужчина. — Но вам немного не хватает для открытия собственного дела? — Он идет мимо стоянки шикарных флаеров. — Ваши деньги лежат без движения? — Мужчина проходит мимо группы обольстительных девиц. — Вы хотите, чтобы ваш капитал приумножился? — Он подходит к стеклянным дверям банка, над которыми висит огромная золоченая вывеска „Базилиса“. — Финансовая группа „Базилиса“ принимает вклады от граждан и юридических лиц под триста процентов годовых!» — доверительно говорит мужчина и заходит внутрь.

284
{"b":"239121","o":1}