ЛитМир - Электронная Библиотека

Пассажиры, успешно закончившие оформление документов, направлялись в широкие квадратные двери справа и слева от регистрационной стойки. Там они проходили сквозь специальные порталы, сканирующие ручной багаж на предмет несанкционированного провоза оружия, взрывчатки или иных запрещенных «Конвенцией мирного использования космического пространства» предметов. За всей процедурой досмотра бдительно следили два сотрудника в черной униформе Департамента по борьбе с космическим терроризмом.

Скайт пересек зал с шумной толпой туристов и, обогнув грузовой электрокар, набитый сумками, коробками и чемоданами, поднялся на второй этаж, где располагался филиал главного бюро миграционной службы планеты Плобой. Из-за закрытых дверей до Скайта долетали приглушенные голоса, трели телефонных звонков и непрекращающийся стук по клавиатурам.

Дойдя до конца коридора, Скайт Уорнер очутился в просторном, светлом холле, куда выходило с десяток дверей, пронумерованных металлическими табличками. Перед дверями толпилось около ста человек самой разной наружности: совсем молодые люди в щеголеватых форменных френчах с блестящими нашивками; пожилые с сединой в волосах, чья нарочитая небрежность в манере поведения выдавала умудренных богатым жизненным опытом космических волков. Всех людей, собравшихся здесь, объединяли только две вещи — каждый был пилотом частного звездолета и хотел поскорее оформить документы на вылет.

Скайт Уорнер внимательно осмотрелся по сторонам. Самая длинная очередь вела в угловой кабинет, где работали Эдна Файф и Люси Кой. Как правило, у Эдны и Люси все возникающие проблемы решались быстро и недорого, прямо в их кабинете. Услугами Эдны и Люси старались воспользоваться либо начинающие пилоты, не обладающие достаточным опытом в юридических тонкостях, либо люди с нечистой совестью.

В планы Скайта Уорнера не входило попусту тратить время на выстаивание в очередях. Он имел достаточный опыт и чистую совесть, поэтому и остановился у двери с наименьшим количеством народа.

В очереди, кроме Скайта, находились еще пять человек. Двое — в белых кителях со штурманскими нашивками — тихо разговаривали между собой. По их уверенной жестикуляции Скайт понял, что парни являются асами своего дела и разговор идет исключительно на профессиональные темы. За ними расположился мужчина неопределенного возраста, молча разгадывающий кроссворд. Он ни на кого не обращал внимания, Целиком погрузившись в свои мысли. Две кобуры с изящно изогнутыми рукоятями флэштеров, низко подвешенные к бедрам, выдавали в нем профессионального ганфайтера.

Скайт занял место за юношей в модной пластиковой куртке. Юнец сильно нервничал. Он то и дело переминался с ноги на ногу, постоянно поглядывал на часы и теребил отвороты куртки.

— Скажите, мистер, — вдруг спросил он, обратившись к стоявшему перед ним мужчине в длинном плаще с эмблемой клуба ветеранов-космолетчиков, — по прибытии на Плобой обязательно проходить таможенную проверку на Блосе или можно садиться на планету, минуя терминалы спутника?

Ветеран повернулся к юноше вполоборота. Такой элементарный вопрос мог задать только глупый молокосос, впервые отправляющийся в космический полет.

— Проверка на Блосе — обязательное условие игры, если у тебя нет разрешения на прямую посадку, парень, — покровительственным тоном ответил ветеран.

Уорнеру было ясно, что ветеран ответил из вежливости. Наверное, вспомнил времена, когда сам впервые уходил в космос.

Очередь двигалась медленно. Двери открывались, чтобы выпустить очередного посетителя, и надолго захлопывались за вошедшим.

Наконец, между заветной дверью и Уорнером остался только один человек — новичок в пластике, ветеран уверенно зашел в кабинет.

Прошло более двадцати минут, прежде чем дверь кабинета раскрылась и космолетчик появился вновь. Покрытое седоватой щетиной лицо было пунцово-красным от гнева.

— Это черт знает что, — пробормотал он. Парень в пластике испуганно отшатнулся, пропуская седовласого, и больно наступил Скайту на ногу.

— Ой! Извините! — смутившись, воскликнул он.

— Ничего. С кем не бывает, — снисходительно ответил Уорнер, сдерживая раздражение.

— Черт знает что такое, — повторил седоволосый, — они потребовали справку о прививках для моей собаки. Я уже десять лет беру в космос своего пса. У старичка прекрасная родословная и все документы в полном порядке. Я не обязан делать ему прививки перед каждым вылетом! Они не имеют права требовать подобные вещи. Это противозаконно! Живодеры…

Пилот энергично погрозил кулаком в сторону закрытой двери и направился к выходу.

— Безобразие! — возмущенно произнес стоящий в соседней очереди астронавт. Его худое лицо пересекал глубокий шрам, а левый глаз скрывала черная повязка. — Чиновничий беспредел! Каждый пытается обидеть честного пилота! Карамба!

— Бюрократический произвол! — охотно поддержал разговор толстяк с хитрыми, бегающими глазками. — Им бесполезно что-либо доказывать.

— Нужно было сунуть на лапу, — со значением произнес низенький старичок с козлиной бородкой, — лично я всегда так поступаю, джентльмены.

— И много? — спросил начинающий пилот.

— А это зависит от каждого индивидуально. Я в своей потертой робе отделаюсь сотней монет. С вас же, — старик оценивающие оглядел модную, щегольскую куртку юноши, — меньше пятисот не возьмут.

— Пятьсот? Так много! У меня с собой столько нет… Придется сбегать на свой звездолет за деньгами. Проходите, — сказал он, обращаясь к Скайту, и покинул очередь.

Толкнув дверь с надписью «Бюро регистрации», Скайт Уорнер очутился в большой прямоугольной комнате.

В помещении друг против друга стояли два длинных стола, заваленных бумагами, распечатками и бланками. Свет, проникая сквозь широкие окна, ярко освещал бежевые стены с фотографиями кинозвезд, вырезанными из журналов. На спинках стульев висели серые пиджаки служащих бюро.

Один из работников — широкоплечий здоровяк с коротким ежиком светлых волос энергично печатал на компьютере. Рукава его светлой рубашки, закатанные до самых локтей, обнажали сильные, мускулистые руки. Время от времени здоровяк отрывался от монитора и сверялся с толстой канцелярской книгой, лежащей перед ним на столе. Другой клерк — низенький смуглый крепыш с аккуратными черными усиками в этот момент переносил кипу бланков к большому деревянному шкафу с множеством пронумерованных ячеек. Документов было так много, что служащий поддерживал стопку бумаг подбородком. Дойдя до пустой ячейки картотеки, черноволосый в беспорядке вывалил туда все бланки и с грохотом задвинул ящик обратно в шкаф.

— Фу ты, черт, — проговорил он, отдуваясь, — теперь и сам дьявол не разберется, кто в какой каюте летит.

— Еще неделя подобной работы, и я либо уволюсь, либо попаду в дурдом, — пробормотал его товарищ, не отрываясь от дисплея.

— Ты и так давно работаешь в дурдоме! — нервозно воскликнул темноволосый, направляясь к письменному столу за новой кипой документов.

— Совершенно нет отбоя от посетителей, Ник, — недовольно произнес первый служащий, демонстративно не замечая Скайта, стоящего на пороге кабинета, — их что, прорвало? И это именно сегодня, когда стартует «Повелитель» и нужно оформить проклятые списки всех пассажиров!

— Похоже, что так, Арни. Совсем житья не стало от пилотов разных там личных посудин.

— Когда мы с тобой пришли работать в контору, Ник, частников было куда меньше, чем теперь!

— Намного меньше!

Не обращая внимания на реплики служащих, Скайт Уорнер подошел к столу, за которым сидел светловолосый. «Арнольд Ворсишманхабен. Отдел регистрации» — прочитал Скайт надпись на маленькой картонной табличке, приколотой к рубашке.

— Господин Ворсишманхабен, мне нужно получить разрешение на вылет сегодня утром, — произнес Скайт, — здесь, — он указал на синюю папку, — собраны все необходимые документы. Осталось только поставить печать на карточку, разрешающую взлет, — Уорнер достал из папки бланк зеленого цвета, — и надлежащим образом оформить лист «Прохождения таможенной проверки». Хотелось, чтобы процедуры прошли без излишних проволочек. Я очень спешу.

291
{"b":"239121","o":1}