ЛитМир - Электронная Библиотека

Звездолеты сближались. Две силы шли навстречу друг другу, и никто не мог повернуть или уйти в сторону. В этой точке вселенной их свела судьба, а развести могла лишь смерть.

Открылись люки боковых ангаров, и изнутри звездолетов в черноту космоса стали вылетать эскадрильи истребителей, занимая боевые порядки вокруг своих кораблей. Были произведены разведывательные запуски ракет дальнего радиуса действия, огненными стрелами исчезнувшие в направлении противника. Затем «Валрус» произвел первый выстрел из лазерных орудий главного калибра.

Из восьми громадных стволов, черными колоннами торчавших из бронированных башен на внешней палубе звездолета, к одному из кораблей противника протянулись ослепительные лучи. И в следующий момент вдали звездочка корабля вспыхнула, разрастаясь в огненный шар, который стал вытягиваться по направлению движения взорвавшегося эсминца синтетойдов, распуская за собой шлейф раскаленных газов. Внутри этого огненного шара бушевали яркие всполохи, вращались раскаленные протуберанцы, в стороны разлетались огненные осколки, оставляя за собой дымный след. Один из эсминцев был уничтожен.

Прошло время, за которое генераторы «Валруса» восстановили заряд в накопителях главного калибра, но за это время также сократилось расстояние, разделявшее противников. Приближался момент, когда пушки с кораблей синтетойдов смогут достать звездолет Скайта Уорнера, и тогда расклад будет не в пользу корабля-одиночки.

Вновь из главных орудий «Валруса» вырвались ослепительные лучи лазерного излучения, и на черном холсте космоса среди созвездий и планет появился второй ярко-красный мазок огненной краски, расплывающийся на месте второго эсминца синтетойдов. Перевес в численности имперских звездолетов таял с каждым выстрелом. Но пока были уничтожены всего лишь два легких эсминца противника, и в строю оставались самые мощные корабли, готовые вот-вот ответить всей силой своего оружия.

Перед тем как расстояние между кораблями сократилось настолько, что имперские звездолеты смогли задействовать свои орудия, «Валрус», используя энергию генераторов гиперперехода, произвел третий залп по флагману синтетойдов, крейсеру «Голубая кровь». На этот раз светлое пятно, в которое из звездочки превратился приближавшийся вражеский корабль, не расцвело пурпурным цветком взрывов. На нем лишь вспыхнуло несколько искр, тут же погасших. Ожидая с минуты на минуту ответного удара, «Валрус» произвел пуски ракет. А через мгновение на его корпус обрушились смертоносные лазерные лучи противника.

Огромный корпус звездолета вздрогнул. Нос покрыли ослепительные вспышки взрывов. Из многочисленных пробоин в броне из разгерметизированных отсеков наружу с огромной скоростью стал вырываться воздух. Под действием этого своеобразного реактивного двигателя звездолет стало разворачивать вокруг своей оси, и изуродованный нос «Валруса» начал уходить вниз. К этому прибавилась еще одна неприятность — к кораблю со стороны противника приближались ракеты.

Множество маленьких огоньков неслись наперерез, сосредоточив в себе атомные заряды огромной разрушительной силы. Навстречу этому рою смертоносных стрел устремились перехватчики и нити лазеров противоракетной защиты. Радарные установки ставили помехи электронным системам наведения ракет. Деструкторы разрушали с помощью силовых полей электронный мозг полуразумных бортовых компьютеров. Но нескольким ракетам все же удалось преодолеть плотный заградительный огонь. Первые прорвавшиеся ракеты взорвались в защитном силовом поле корабля, причинив минимальный ущерб, но две прошли через ослабевшую защиту и попали в правый борт звездолета.

Атомный взрыв разворотил броню правого борта, разметав стальные, толщиной в десять метров листы обшивки словно листы бумаги. Обломки конструкций внутренних отсеков корабля посыпались из пробоины, словно детали из старых часов, упавших на пол. От мощного толчка «Валрус» стало заносить в левую сторону от противника.

В это самое время одна из ракет, запущенная с «Валруса», достала крейсер синтетойдов, и на его корме возникла ослепительная вспышка термоядерного взрыва. Атомный огонь погас, а из пробоины стального гиганта продолжало вырываться пламя. На борту этого крейсера начался пожар. Он потерял управление и, величественно заваливаясь на нос, стал вращаться вокруг поперечной оси, продолжая движение вперед.

Флагман синтетойдов «Голубая кровь» пошел на широкий правый поворот, стараясь увернуться от ракет с «Валруса» и скорого лазерного удара.

Глава 2.4.

В рубке управления «Валрусом», напряженно вглядываясь в главный экран, Скайт Уорнер следил за действиями противника. Приборы тревожно мигали разноцветными индикаторами, подавали звуковые сигналы. На мониторах постоянно менялись цифры с показаниями и диаграммы состояний. Схема звездолета перед главным энергетиком Вулгхардом из зеленой превратилась в разноцветную. Некоторые линии на ней горели синим, некоторые желтым, а большая часть правого борта светилась ярко-красным цветом.

— Капитан, мы теряем мощность генераторов, — сообщил он Скайту.

Уорнер кивнул ему в ответ, давая понять, что принял к сведению его предостережение. Падение мощности увеличивало промежуток между выстрелами главных орудий корабля. Один из восьми лазеров уже отказал из-за повреждений, причиненных взрывами. Из всех носовых отсеков вышел воздух, но люди не покидали своих мест, работая в скафандрах и самоотверженно борясь за жизнь своего корабля.

Не без труда прекратив хаотичное движение звездолета, Скайт направил «Валрус» в погоню за потерявшим управление крейсером синтетойдов. Уорнер рассчитывал разделаться с ним, прежде чем «Голубая кровь» вернется, совершив полный разворот и произведя накачку своих лазеров.

— Лойд, соедини меня с Дерком Улиткинсом, — приказал он связисту и прикрепил к уху небольшой наушник с микрофоном.

— Да, я здесь, — через мгновение послышался возбужденный голос начальника истребительной эскадрильи, заглушаемый помехами и ревом турбин.

— Дерк, видишь этот крейсер? — спросил Скайт, наблюдая по большому экрану рубки управления за вращением стальной массы корабля синтетойдов.

— У которого зад, словно головешка из костра? — имея в виду пожар на корме крейсера, переспросил Улиткинс.

— Да, тот самый.

— Вижу.

— Возьми два бомбардировщика с ядерными зарядами и отправь этот хлам в переплавку. Мне нужно, чтобы он был уничтожен до возвращения «Голубой крови» это наш единственный шанс. Нам нельзя тратить на него заряд главных орудий. Дерк, достань его.

— Я сделаю это, Скайт, — ответил Дерк Улиткинс, сидящий в маленькой кабинке космического истребителя, несущегося где-то средь взрывов ракет, лучей лазеров вражеских машин и смерти своих товарищей.

Глава 2.5.

Со стороны место сражения выглядело как разрастающееся туманное облако из-за вышедшего из кораблей воздуха, гари и мелких осколков. Это вытягивающееся по мере продвижения кораблей к Плобою уродливое щупальце постоянно освещалась изнутри вспышками новых взрывов и выстрелами орудий. Оно было не настолько плотным, чтобы скрыть из виду сами звездолеты и роящиеся вокруг них, словно рой рассерженных пчел, истребители. Через газы сражения мерцали далекие звезды, чей холодный свет ослабевал в бледном мареве, но все равно был хорошо виден.

В звене прикрытия двух бомбардировщиков, каждый из которых нес по две мощнейшие термоядерные бомбы, вместе с Дерком Улиткинсом летели Стив Хоу и Вилли Мэй. Их истребители летели треугольником, в середине которого находились бомбардировщики под управлением Хагерда Hay и Роберта Hay — двух братьев-близнецов. Они постоянно совершали совместные вылеты, и найти более слаженное звено бомбардировщиков, чем братья Hay, было невозможно. Они всегда действовали как одно целое, и им не нужно было даже переговариваться по рации, чтобы узнать, какой маневр совершит брат в следующий момент. Они были похожи не только внешне, но и характерами, и даже мыслями.

31
{"b":"239121","o":1}