ЛитМир - Электронная Библиотека

Чтобы в свою очередь не оказаться протараненным бронированным корпусом вражеского лендспидера, Пол Хакинс резко бросил машину вверх. На какую-то секунду перед глазами Уорнера возникли поручни ограждения, плоская крыша, изуродованные, оплавленные прутья антенны. Скайт, не раздумывая, первым шагнул в дверной проем флаера и прыгнул На верхнюю площадку катера. Через мгновение за ним последовали Бородач Эд и Рэй Клод.

С трудом удерживаясь на ногах от порывов встречного ветра, Скайт с Эдом стали открывать крышку люка. В следующую секунду к ним присоединился и Рэй Клод. Пол Хакинс, который управлял «Дожем-Экстремалом», поставил машину на автопилот и, покинув кресло, готов был уже прыгнуть к своим товарищам. Как вдруг расстояние между флаером и катером увеличилось. Грен бросился обратно к рычагам управления, но словно из-под земли выросшая перед ним стена закрыла все своей громадой.

Прыгая в открытый люк лендспидера, Скайт успел заметить лишь ослепительную вспышку и клубы черного дыма с той стороны, где недавно находился их флаер. Синий флаер с нарисованными языками пламени на бортах чадно горел, завалившись на левый борт. Капот машины смялся в гармошку от сильного столкновения со стеной. Лобовое стекло пронизала сеть трещин, сквозь которые алыми ручейками просачивались струйки крови. Синяя краска плавилась и пузырями вскипала на охваченном огнем железном корпусе машины. Из объятого пламенем салона валил густой дым. Оказавшись внутри лендспидера, Скайт с Эдом разрядили свое оружие в двух роботов, сидевших в креслах пилотов. Один с разорвавшейся головой бесформенным кулем сполз на пол. Другому, пытавшемуся в тот момент подняться с кресла, выстрел попал прямо в грудь. Сила энергетического разряда согнула робота пополам и отбросила к останкам первого.

Подскочив к штурвалу управления, Рэй Клод потянул его на себя. Катер замедлил ход и остановился. Реактивные турбины нагнетателя постепенно замолкли, прекращая вращение. Машина опустилась на землю, и наступила полная тишина.

— Не всегда все идет хорошо с первой минуты, — произнес Рэй, — но, похоже, на этот раз нам повезло, пусть сожрут меня черви!

Скайт, Рэй и Бородач Эд снова поднялись на крышу лендспидера. Они увидели, как, переступая завалы из мусора, к машине осторожно идут Моррис Грук, Джонс Десмонд, Грен Уэсли и Дэвид Мэй. Позади всех, то и дело спотыкаясь, брел Ким Рислинг, тащивший на плече тяжелую винтовку. Скайт Уорнер и Рэй Клод вернулись в кабину. Нужно было извлечь из катера тела двух роботов и готовиться в дальний путь. Внезапно какой-то подозрительный шум в грузовом отсеке привлек их внимание. Там кто-то был.

Приготовив оружие, Рэй Клод резко распахнул дверь. В маленькой темной каюте на полу лежал связанный человек. Он что-то мычал и пытался освободить руки. Уорнеру в глаза сразу бросился ярко-салатный цвет его пиджака. На спине ткань разошлась по шву, и из прорехи торчали аккуратно завязанные тесемки синей манишки. Сомнений не было — на полу лендспидера лежал Дерк Улиткинс.

— Что-то, Скайт, ты не очень торопился меня освободить, — выплюнув кляп, недовольно проворчал Дерк.

Глава 17

Еще немного, и я откажусь от дела!

Шерлок Холмс

Вечерело. Огромный диск солнца клонился к линии горизонта. Казалось, багровое светило хочет поскорее исчезнуть, чтобы не видеть опустошенный войнами выжженный ландшафт когда-то плодородного края, превращенного милостью людей в голую, безжизненную пустыню. Лендспидер с белой имперской короной летел на полной скорости в направлении северо-запада планеты Моногхал к городу Дептор — месту, которое избрал своим логовом Этмонс. Катер на воздушной подушке милю за милей оставлял позади себя мертвую землю пустынной планеты. Он вез в своих бронированных недрах отважных смельчаков, приближая их к спасению или, кто знает, к верной гибели.

Люди Алекса Кана находились уже почти трое суток в пути с того момента, как покинули руины Бриджер-Джека, города, бывшего когда-то самым большим на планете.

За все время путешествия пейзаж вокруг лендспидера почти не менялся. Уничтоженную огнем и солнцем землю, растрескавшуюся без влаги, усеивали огромные валуны. Кругом валялись ржавые, искореженные остовы летательных аппаратов, обгоревшие, черные от копоти и сажи гигантские наземные боевые машины с выгоревшей защитной краской. Корпуса погибшей техники виднелись повсюду, словно какой-нибудь великан-младенец в беспорядке разбросал сломанные игрушки. Машины, навеки застывшие в своем последнем бою, словно памятники смерти и разрушения, одиноко стояли среди камней, смятого железа и каркасов разрушенных строений. Черные причудливые силуэты механизмов особенно четко выделялись на фоне вечернего неба, нагоняя тоску и уныние.

Растительности не было. Только однажды у чьих-то побелевших костей, среди камней и песка друзья заметили одинокий кроваво-алый цветок с большими бархатными лепестками. Одному богу известно, каким образом цветок отыскал в высохшей земле питательные вещества для жизни. Словно душа погибшего здесь солдата вместе с его кровью впиталась в песок и возродилась в этом загадочном растении, одиноко алеющем у обглоданных животными и отшлифованных ветрами белых костей.

Громко хлопая крыльями, невдалеке пролетела большая птица с изогнутым желтоватым клювом. Но, завидев катер, она постаралась поскорее убраться прочь. Уцелевшие звери и птицы за годы не прекращающихся на планете войн хорошо усвоили, что если видишь работающую машину — творение рук человеческих, то ничего хорошего не жди, а без промедления улепетывай, пока не началась стрельба и земля не задрожала от взрывов.

За штурвалом лендспидера с мрачным видом сидел Грен Уэсли. Покрасневшими от бессонницы и напряжения глазами он внимательно всматривался в узкую амбразуру визуального наблюдения, забранную пуленепробиваемым стеклом. Несмотря на усталость, Грен уверенно вел машину, на полной скорости аккуратно обходя большие камни и остовы подбитых механизмов. Рядом с Греном находился Ким Рислинг. Коммивояжер открыл боковой люк и близоруко разглядывал унылые пейзажи, стараясь отыскать что-нибудь знакомое — то, что он мог видеть прежде, проезжая по этим местам, когда на планете еще царил мир и покой. С В открытый люк залетал прохладный вечерний ветерок. Это приносило некоторое облегчение страдавшим от жары пассажирам лендспидера. Радиатор кондиционера Бородач Эд повредил во время атаки, когда расстрелял сетку антенны, поэтому, даже несмотря на открытый люк, в салоне царила духота.

Прямо по курсу показался горный хребет. Казалось, что острые вершины, четко выделяющиеся на фоне пока еще светлого неба, облиты кровью. Ким хорошо знал, как называются эти горы. Испокон веков племена живущих здесь аборигенов именовали их «Кровь Богов». Ким Рислинг долго всматривался в темные нагромождения скал, не в силах оторвать взгляд от величественной, первозданной красоты дикой природы. Сколько раз он раньше проезжал здесь, и всегда в этом месте Рислинга охватывало ощущение умиротворения и покоя, который несли в себе древние вершины. В такие минуты специалисту коммерческого менеджмента начинало казаться, что вся его суетливая работа по продаже пылесосов ничего не значит. И вот он снова в этом месте, но уже не с пылесосами, а с винтовкой — его жизнь кардинально изменилась, но горы остались прежними, такими же, как тысячи лет назад.

Ким облокотился о приклад винтовки «мерлин-500». Вороненый ствол с квадратным набалдашником он выставил в широко распахнутый люк. Слева от лендспидера, километрах в двадцати, виднелись строения большого города. С такого расстояния казалось, что город живет своей обычной жизнью и готов раскрыть объятия для усталых путешественников. Но, если внимательнее всмотреться в молчаливые контуры высоких домов, открывалась удручающая картина. В темной массе построек не было видно ни единого освещенного окна. Этот город умер так же, как Бриджер-Джек и тысячи других городов на планете.

Люди, находившиеся в лендспидере, за время, прошедшее с момента вылета, устали и измотались до предела. Они не успели толком отдохнуть после захвата курьерской машины, и сейчас утомление давало о себе знать.

317
{"b":"239121","o":1}