ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не самая плохая мысль отдохнуть в этих развалинах, — скептически заметил Дерк Улиткинс, доставая из пачки очередную сигарету.

— Правильный галс, приятель, — согласился Рэй Клод.

Действительно, отдых был нужен всем.

Сбавив скорость и обогнув разрушенные строения, Дерк Улиткинс поставил катер под раскидистой кроной деревьев.

Замолк двигатель. Усталые люди, разминая затекшие конечности, медленно спустились из машины на землю. Налетел слабый ветерок, наполнив легкие свежестью прозрачного вечернего воздуха.

Компаньоны решили разместиться на ночлег в разбитом доме. Там, по крайней мере, путешественники находились под защитой полуобрушившихся стен, которые хоть как-то скрывали присутствие людей от случайных глаз. Кроме того, в доме можно было незаметно развести огонь и приготовить еду.

Рэй Клод, Алекс Кан и Джонс Десмонд сразу отправились в дом искать удобное место для ночлега. Моррис Грук замешкался в катере. Механик Грен Уэсли отодвинул в сторону бронированный лист крышки капота и стал проверять двигатель лендспидера. Пока Дэвид Мэй, Ким Рислинг, Эд и Дерк Улиткинс вытаскивали из катера коробки с провизией, Скайт Уорнер решил осмотреть место, куда его на этот раз забросила судьба.

Развалины являли собой когда-то очень богатое загородное поместье, превратившееся данному моменту в жалкое подобие того, что принято называть человеческим жильем.

Люди, населявшие ранчо, бежали. А война и неумолимое время не пощадили строений.

Дом представлял собой огромную четырехугольную коробку с проломленной взрывом крышей и развороченными ударной волной верхними перекрытиями. Западная стена полностью обвалилась. Чуть поодаль от дома притулилась покосившаяся вышка с баком для воды. А рядом чернели обугленные фундаменты сгоревших хозяйственных построек. Широкий двор был вымощен белым растрескавшимся камнем, сквозь который пробивалась пожухлая травка. Только два дерева, одиноко росшие посреди двора, словно показывали своим видом, что еще не все погибло, что жизнь осталась и она будет бороться до самого конца.

Помогая перетаскивать коробки с едой от катера до разбитого крыльца дома, Скайт Уорнер подумал, что впервые попал в такую ситуацию, когда лично он не в состоянии влиять на ход событий. Он как будто оказался в роли стороннего наблюдателя, плывущего по течению событий. Здесь от него ничего не зависело. Всем распоряжался Алекс Кан, которого уважали за силу воли и умение владеть бластером.

Вне всякого сомнения, Алекс являлся отличным ганфайтером. Но Скайт за свою жизнь встречал стрелков и покруче, чем Алекс Кан, которые, к несчастью для них, решили продемонстрировать ему свое мастерство. Скайт обычно сталкивался с ними лицом к лицу и поворачивался спиной только тогда, когда бездыханное тело противника уже лежало на земле.

Сейчас же Скайт Уорнер решил подчиняться. Он совсем недавно очутился среди этих людей. Это они выбрали Алекса своим предводителем, поэтому не стоит лезть в чужой монастырь со своим уставом. Остается только ждать и смотреть, что будет дальше.

— Дерк, — остановил друга Скайт, когда последняя коробка исчезла в доме, — ты так и не рассказал, что произошло после того, как тебя похитили роботы.

— А-а, — Дерк махнул рукой и достал из пачки сигарету, — честно говоря, я уже решил, что мне крышка. Хотя толком ничего не помню. Накачали какой-то дрянью, а когда очнулся, увидел твою рожу, подумал, что это кошмар.

— Вот как! — Скайт Уорнер достал сигарету и тоже закурил. — Значит, говоришь, твоя рубашка стоит двести кредитов? — ехидно заметил он, показывая на синюю манишку Дерка.

Дерк Улиткинс где-то потерял все пуговицы на пиджаке. Полы постоянно распахивались, обнажая лоскут ткани на груди и синие завязочки по бокам.

Дерк запахнул пиджак и недовольно насупился.

— Кстати, — небрежно заметил Скайт, — ты должен мне еще сто кредитов за сигару, которой я угостил тебя перед вылетом в баре «Падающая звезда», и… пятьсот за шампанское. Впрочем, для такого шикарного парня, как ты, это не деньги.

Дерк молча курил, делая вид, что не слышит Скайта.

— Так куда ты дел деньги? — не отставал от друга Скайт. — В рулетку спустил?

— В игровые аппараты.

— Как это?

— Понимаешь, пошел я, значит, покупать шмотки, чтобы стильно выглядеть на выставке. А как раз напротив магазина одежды открылся павильон игральных роботов «Последний шанс». Дай, думаю, загляну туда. Денег вроде хватает. Поставлю десятку на удачу.

— Ну и?

— Так я и говорю, захожу в павильон и заряжаю покерного робота…

— И, конечно, проигрываешь.

— Ну, зачем ты так сразу, — обиделся Дерк, — не то чтобы очень проигрывал. Выигрывал иногда, тоже немножко. Но ты слушай меня, Скайт. Чувствую, аппарат поддается. Еще чуть-чуть, и можно будет снять хороший куш. Только нужно в него вложить малость деньжат.

— Ну и как, вложил? — язвительно спросил Уорнер.

— Остается, значит, у меня сотня, — продолжал Дерк. — Скайт, что такое сотня? Купить одежду в нормальном магазине все равно не хватит. В любом случае, придется ехать на распродажу…

— Так пиджак тоже куплен на распродаже?

— Не перебивай, Скайт. На чем я остановился? А, вспомнил! Остается у меня тот полтинник…

— По-моему, ты только что говорил о сотне?

— О полтиннике. Играю по максимуму. Терять уже нечего. И тут аппарат выдает мне червовый флеш-роял. Я смотрю на экран и глазам не верю! Валет, дама, король, туз и джокер! Опускаю глаза на окошечко с цифрами выигрыша и теряю дар речи. Десять кусков!

— Что?! — от волнения Скайт даже выронил сигарету. — Ты выиграл десять штук кредитов и мне ничего не сказал?! А после этого пьешь в баре за мой счет, занимаешь деньги, чтобы гульнуть с какой-то девицей, и экономишь на рубашках?!

— Ты слушай дальше.

— Рассказывай!

— Дернул тут меня дьявол все это пробить…

— «Пробить» — это как?

— Очень просто. Когда ты выигрываешь у робота-крупье определенную сумму денег, он предлагает сыграть на твой выигрыш.

— Снова, что ли, в покер?

— Нет. Все гораздо проще. Например, ты соглашаешься на предложение аппарата, и тогда тебе дается ряд из пяти карт. Первая — открыта. Это карта игрального робота. Остальные четыре карты закрыты. Ты можешь взять любую. Если твоя карта, независимо от масти, окажется старше первой, выигрыш удваивается. Если нет, ты проиграл.

— Черт, Дерк, и ты решился «пробить»?!

— Говорю тебе, бес попутал. Но, в общем, я удвоил выигрыш.

— Так это же двадцать тысяч! Дерк, я знаю, что ты мне сейчас скажешь, но нужно было забирать деньги и уходить, — в голосе Скайта появились сочувственные нотки.

— Сам знаю, но остановиться я уже не мог. Что-то в этом такое есть… Это как женщины… Постоянно хочется все больше и больше…

— Да… — вздохнул Скайт. — Не повезло…

— В другой раз повезет.

— В другой раз пойдем вместе. Ты покажешь мне, как управляться с этой штуковиной.

— Без вариантов.

— Кстати, о женщинах. Забыл тебя спросить по поводу той девицы… Журналистки… По-моему, ее звали Джейн Блензи?

— Какая-то чокнутая оказалась. Всю ночь фотографировала меня на свою камеру.

— Ладно. Нужно идти в дом. Судя по запаху, зеленые бобы «Цикломат» уже готовы. А знаешь, Дерк, я чертовски рад, что ты остался жив.

— Скайт, скажу честно, когда там, в катере, я услышал твой «дум-тум», то чуть в штаны не наложил от счастья.

— Но ты так и не ответил, Дерк, на какие деньги приобрел одежду, если все проиграл?

— Я ее не покупал вовсе, а одолжил у знакомого артиста.

На ночлег устроились в самой большой комнате. Очевидно, когда-то здесь собирались все обитатели поместья. Это помещение сохранилось немного лучше, чем остальные.

Хоть крыши не было, а в деревянном настиле пола зияли черные дыры провалов, в комнате имелся большой очаг, вокруг которого и разместились усталые путники.

Когда Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс вошли внутрь дома, в очаге весело плясали языки пламени, отбрасывая на потемневшие от времени стены и усталые лица людей красные блики. Время от времени в помещении раздавались раскаты смеха.

319
{"b":"239121","o":1}