ЛитМир - Электронная Библиотека

За свою бурную жизнь, богатую опасными приключениями, я бывал и не в таких местах, так что не понаслышке знаю, какие нравы у здешней публики. В то время, когда я был пиратом, часто приходилось посещать злачные места космоса, где торговали ворованным оружием, наркотиками, рабами. Каждый второй здесь — негодяй, готовый вытащить у тебя кошелек, если ты заснешь у стойки бара. А если сядешь за карточный стол, то девять из десяти, что твой партнер окажется шулером. Приличные люди, уважающие себя и закон, подобные места по доброй воле не посещают. Были и такие притоны, где после внезапно вспыхнувшей ссоры на полу оставались валяться трупы, а публика продолжала пить и развлекаться. Лучше не вспоминать. С меня хватит пиратской романтики. Я искупил свою вину перед законом и не хочу вновь возвращаться к той собачьей жизни. Возможно, это и к лучшему, что с затеей Купера ничего не получилось: новую жизнь начать сложнее, чем купить новый звездолет. А я ценю свою честную репутацию.

— Борт номер В-667, стыковка разрешена, — ни с того ни с сего произнес динамик, когда я уже полностью смирился с мыслью о возвращении на космодром Уан-Слейта.

Видимо, прошлое так просто меня не отпустит.

Сферическая башня метеоритного аннигилятора лениво укатила по направляющим рельсам на противоположную сторону космической базы. На одном из свободных причалов зажглись швартовочные огни. Я принялся совершать обратный разворот.

— Джон, как ты догадался, что нас все-таки впустят? — поинтересовался я у рейнджера.

— Во-первых, Джоном меня называют только друзья, а мы с тобой таковыми не являемся и вряд ли когда-либо станем в будущем, — бесстрастно ответил Купер. — А во-вторых, я никогда не гадаю. Это всего лишь обычный расчет: подонки на станции обязательно впустят своего.

Вот, что называется, приплыли! Меня только что в глаза обозвали подонком. Такого я никому не позволял. К тому же чем я заслужил эту открытую неприязнь со стороны малознакомого мне человека, которого я ничем не обидел, не оскорбил — ни словом, ни делом? Доставил на станцию, как договаривались, и на тебе, получил…

Отношение Купера ко мне оказалось полной неожиданностью. Можно было, конечно, ответить, что он сам грязный наемник, готовый за деньги убивать где угодно и кого угодно, а я занимаюсь честным бизнесом и не имею дела даже с контрабандой. Но что мне дал бы такой ответ? Тут нечего разговаривать — надо стрелять. А как стрелять? Мало того что мне придется отправить на тот свет вместе с Купером всю его команду, так еще и денег на новый звездолет не видать как своих ушей. Схвачусь за бластер — о выгодном контракте можно сразу забыть.

Я промолчал. Трудно, конечно, это далось, но я не в том финансовом положении, чтобы из-за случайного слова наживать неприятности. Впрочем, только между нами, меня чуточку успокаивало то, что я сам использую Купера в своих целях.

Купер казался равнодушным, словно ничего не случилось. Разбираться еще и с этим мне не хотелось: станция приближалась, надо было все внимание сосредоточить на стыковке. Выяснять отношения будем, когда все закончится.

Глава 4. БУЙ-34

Причальная ферма с мигающими швартовочными огнями плавно приближалась. Корпус самой станции вырос в размерах и заслонил все видимое пространство. В широких, освещенных ярким электрическим светом иллюминаторах виднелись фигурки людей, наблюдающих за стыковкой звездолета.

На счетчике исчезали последние цифры, отмечающие расстояние до стыковочного узла. На механических захватах зажглись зеленые стрелки. Еще мгновение, и корпус звездолета вздрогнул от соприкосновения с амортизатором. Из-под пульта с предательским звоном выкатилась пустая бутылка «Черного Саймона». Послышался скрежет захватов, прижимающих борт космического корабля к люку переходного тамбура.

— Приехали. — Я пнул бутылку ногой обратно под пульт и повернулся к Куперу. — Сколько мне вас ждать?

— Пока мы не вернемся, — сухо ответил тот.

— Тогда самое время заплатить половину: на тот случай, если вас убьют.

Всегда холодные глазки Купера на мгновение вспыхнули, но на лице его не дрогнул ни один мускул.

— Рассчитаемся, как договаривались: на космодроме Уан-Слейта после завершения дела.

Купер, наверное, думает, что двадцать тысяч большая сумма.

О чем он думает, Купер не сказал. Не говоря ни слова, он вышел из рубки управления.

Чертовски захотелось выкурить сигарету. В надежде на чудо, я проверил карманы куртки, но чудес не бывает, и карманы оказались пусты. Впрочем, я нашел двести десять кредитов. Когда Купер пойдет по делам, я сбегаю за сигаретами на станцию. С этими мыслями я развалился в пилотском кресле и стал прислушиваться, когда хлопнет крышка выходного люка.

Со второй палубы послышались шаги, и в дверях опять показался Джон Купер. А я уж надеялся, что ближайшие два часа его не увижу.

— У выхода скорее всего нас ждет проверка, — сказал рейнджер, — будет лучше, если ты пойдешь с нами.

— Хорошо. — Но если Купер думает, что я согласился из-за обещанных денег, то он ошибается — мне надо купить сигарет.

Я не стал тянуть время — чем быстрее мы закончим с этим, тем короче будет наше знакомство, — поднялся и пошел вслед за Купером. Рейнджеры, вооруженные, в полном обмундировании, с непроницаемыми лицами, ожидали перед люком в тамбуре звездолета. Карентфаеры на лямках были закинуты за спину, но кобуры армейских бластеров расстегнуты, и скорее всего оружие снято с предохранителей.

— Привет, Стейси! — воскликнул я. Она сделала вид, что не слышит.

На двести десять кредитов можно купить не только сигареты. Прихвачу-ка я еще и бутылочку «Черного Саймона».

Купер кивнул головой на крышку люка.

— Иди первым.

Чертов сукин сын, боится, что там засада. Неужели он собирается сразу начать войну? Мы так не договаривались.

Я нажал кнопки, и стальная пластина выходного люка отошла в сторону.

В переходном тамбуре стыковочного отсека нас ожидали двое здоровяков в мятых оранжевых скафандрах без шлемов: один — негр двухметрового роста, другой — белобрысый мордоворот с пухлыми кривыми губами. Оба держали в руках карентфаеры.

Я в качестве привета небрежно махнул рукой:

— Здорово, парни. Как жизнь? — и переступил порог стыковочного узла. — Меня зовут Скайт Уорнер, — представился я.

— С какой целью прибыл на базу? — спросил негр. По всей видимости, здесь он был за старшего.

— Мне надо кое-что купить… там… продать… Со мной еще несколько человек.

После этих слов показались рейнджеры.

Увидев за моей спиной вооруженных до зубов людей в военной форме, встречающие заметно напряглись и забеспокоились, их пальцы нервно легли на спусковые крючки карентфаеров.

— Я слышал, что Скайт Уорнер теперь занимается исключительно легальным бизнесом, — заметил негр. — Кто это с тобой? — Он недоверчиво указал дулом на команду Джона Купера.

— Это? — Я не стал спешить с ответом, а по очереди смерил взглядом каждого из членов отряда Купера (самую малость задержавшись на красотке Раке).

— Это наемники, — вдоволь насладившись продолжительной паузой, сообщил я. — Прилетели в поисках выгодного контракта.

— Хорошо, возможно, они здесь что-нибудь и найдут. Мы ожидаем скорого прибытия «Ангела ночи». Его капитану нужны люди в штурмовой отряд. Добро пожаловать.

При упоминании «Ангела ночи» Купер быстро переглянулся с Мастерсоном. Это не ускользнуло от меня.

«Ангел ночи» — пиратский корабль, который в последнее время наделал много шума, ограбив подряд несколько почтовых звездолетов. Его капитан Даг Истмэн — отъявленный мерзавец, не оставлял в живых никого, даже тех, кто на время полета был погружен в анабиоз. Говорят, он лично расстреливал из бластера гибернационные кабины с экипажем, и это ему нравилось.

— Где у вас бар? — спросил я у темнокожего охранника.

— На третьей палубе, где раньше была столовая для персонала базы. Теперь это самое главное место на базе, там заключаются сделки и можно выпить, не отрываясь от дел. Если нужна дурь или девочки, обратись к бармену — его зовут Вилли….. Впрочем, чего я тебя учу, ты и сам прекрасно знаешь здешние порядки.

337
{"b":"239121","o":1}