ЛитМир - Электронная Библиотека

— С какой стати я должен рисковать своей жизнью и ловить синтетойдов? Нам за это денег не платили, — возразил один из контрабандистов, кажется, Томанович.

— Правильно, — поддержал его другой, — еще неизвестно, кто кого поймает.

— Нам бы, парни, добраться до моего звездолета, — сказал Джо Бермудес, — и, если удастся освободиться от причальных захватов, я бы вас всех вытащил из этой переделки, клянусь своей бородой. — Он подошел к большому иллюминатору и показал рукой налево, где виднелся краешек седьмого причала, у которого пришвартовалась его «Лихая надежда». — Отсюда кажется, что до нее так близко.

За толстым стеклом, по обе стороны от станции, все также степенно плыли астероиды. На черном фоне космоса ярко сверкали неподвижные звезды. У причалов замерли корабли. Из окон бара видны были лишь те, что находились по эту сторону станции: «Лихая надежда» — дисковидный транспорт среднего класса, стоящий у седьмого причала; два «Стиллерса» Томасса Хоффа и Кена Поуга, имеющие вытянутый сигарообразный корпус, пришвартованные с двух сторон к причалу номер два; и мой «бочонок» «В-667», находящийся у восьмого. Казалось, чего проще — сесть на звездолет и улететь прочь от космической станции, полной синтетойдов и сгустков ожившей протеиновой субстанции.

Сразу перед окнами, у причала номер один стоял «Ангел ночи».

Пиратский корабль в несколько раз превосходил по размерам любой другой звездолет из пришвартованных сейчас у станции. Его хищный удлиненный корпус, покрытый, словно у тигра, полосами маскировочной раскраски, закрывал собой нижнюю половину вида из окна. На боку большой квадратной башни плазменного орудия красовался белый череп с костями.

Надеюсь, что у Дага Истмэна на плечах не пустая голова и он все-таки организует своих людей, чтобы уничтожить возникших в результате непредвиденных обстоятельств аномальных синтетойдов. Ведь в том, что на свет появились эти жуткие твари, есть и его вина.

— Поймите, — обратился я к контрабандистам, — в процессе генетического кодирования биомассы произошла ошибка. — Мне вспомнилось, с каким диким криком в чан с биомассой свалился профессор Зильберман. — Теперь неуправляемый синтез происходит самостоятельно. Если мы сейчас не покончим с синтетойдами, они вырвутся со станции, и тогда миру грозит глобальная катастрофа.

— Это не наши проблемы, Скайт Уорнер. Пускай этим занимается правительство, — возразил бородатый контрабандист. — Иначе зачем люди платят налоги!

— Верно, — дружно поддержали своего капитана Дуглас с Томановичем. — Не наше дело спасать мир. Этим должны заниматься специально обученные люди, которые, между прочим, получают неплохую зарплату.

Несмотря на их жалкий треп, я был полон решимости убедить собравшуюся в баре компанию в необходимости ликвидации синтетойдов. Для этого я готов был пойти на любые меры, потому что, если эти парни откажутся, я не смогу найти Купера, а если я не найду его, то все мои планы пойдут прахом (о новом звездолете тогда точно можно забыть).

— Как вы можете так рассуждать! Где ваша совесть? Мир в опасности! Если мы не остановим синтетойдов сейчас — завтра они расплодятся по всему космосу. Погибнут миллионы людей! Как вы тогда будете смотреть в глаза своим детям?!

— Надеюсь, мои дети поймут своего отца, — ответил Джо Бермудес. — Для них важнее, чтобы папочка вернулся живым. Так что, Скайт, если тебе хочется спасти мир, делай это один.

Позиция контрабандистов была ясна. Но я не намеревался отступать.

— Мы должны помочь парням Дага Истмэна. Всем вместе будет намного легче справиться с синтетойдами…

В этот момент корпус космической станции содрогнулся. Ступнями ног я почувствовал, как вздрогнул пол помещения. Присутствующие замерли. По напряженным, озабоченным лицам собравшихся я понял, что толчок ощутили все.

— Что это могло быть? — тихо спросил Джо Бермудес.

Но ему никто не успел ответить, по станции прошел второй, еще более мощный толчок.

Со стойки бара скатилась пустая бутылка и со звоном упала на пол.

— Дьявол! — выругался Бермудес, схватившись, чтобы не упасть, за раму иллюминатора.

Я почувствовал, как станцию стало неумолимо разворачивать вокруг вертикальной оси.

Неподвижные до этого момента звезды за стеклом иллюминатора с нарастающей скоростью закружили в хороводе.

— Это «Ангел ночи»! — воскликнул Вилли. Он стоял у соседнего иллюминатора и показывал на пиратский звездолет.

Все подбежали ближе, чтобы узнать, что увидел Вилли. Я тоже подобрался к иллюминатору.

«Ангел ночи», так и не освободившийся от стыковочных захватов, включил двигатели. Из огромных дюз пиратского корабля вырывался сноп фиолетового излучения. Даг Истмэн решил, используя мощь двигателя, вырваться из захватов. Но пока ему это не удавалось, и Буй-34 вместе с кораблем разворачивало со все возрастающей скоростью.

— Идиот! Что он делает! Он нас всех погубит! — вскричал Бермудес.

Пиратский звездолет включил двигатель на реверс. Станцию тряхнуло с невероятной силой. Томанович не удержался на ногах и грохнулся на пол. Остальные, чтобы не свалиться, присели на корточки и сильнее вцепились руками в рамы иллюминаторов. Астероиды и звезды завертелись в обратном направлении.

Послышался жуткий скрежет. Причал номер один, к которому был пристыкован «Ангел ночи», деформировался. Из образовавшегося разлома в корпусе стыковочного узла в космос вырвалось серебристое облако газов, унося с собой части обшивки.

По всей громаде станции раздалась сирена. Под потолком замигали желтые аварийные лампы. Донесся глухой удар автоматической защитной перегородки, перекрывшей коридор первого причала.

Пиратский корабль снова включил двигатель на разворот. Полосатый корпус звездолета стал поворачиваться вокруг причальной фермы. Станцию повело юзом.

Столы вместе с мусором, что валялся на полу бара, заскользили к противоположной стене. Томанович, не успевший зацепиться за что-нибудь надежное, крича и ругаясь, покатился вместе с ними.

«Ангел ночи» развернулся на десять градусов. Один из захватов не выдержал и лопнул. Его массивная металлическая лапа, бешено вращаясь, улетела в космос. Звездолет поменял направление разворота, и второй захват стыковочного узла отправился догонять первый. Космическую станцию тряхнуло в последний раз. «Ангел ночи» освободился и отошел от причала.

Из разломанного стыковочного узла напором оставшегося воздуха в облаке пыли и мусора в открытый космос вынесло автокар и коробки брошенного товара.

Пиратский звездолет плавно удалялся от станции. На его борту, наверное, сейчас торжествуют, а подлый Даг Истмэн веселится больше всех и празднует победу.

— Скайт, ты, кажется, говорил, что Даг пришлет огнеметчиков?! — с нескрываемым упреком в голосе воскликнул Джо Бермудес. — Посмотри сам, как он теперь это сделает? — Джо отпустил раму иллюминатора, поскольку перегрузки закончились, и теперь указывал пальцем на удаляющийся пиратский корабль. — Он теперь вообще вряд ли вернется!

Капитан «Лихой надежды» наговорил бы еще много упреков в мой адрес, если бы его не прервал механический голос из динамиков громкой связи:

— Внимание! Станция Буй-34 изменила орбиту. Опасная ситуация. Неминуемо столкновение с астероидом. Персоналу срочно покинуть станцию.

— Дьявол! — Бермудес, глядя наверх, завертел своей бородатой головой, словно пытался увидеть, кто это говорит.

Ситуация с каждым мгновением становилась хуже. Если совсем недавно надо было беспокоиться только о синтетойдах, то теперь следовало подумать о том, каким образом покинуть станцию. И сделать это надо как можно скорее, потому что времени на раздумья не оставалось.

После того как «Ангел ночи» выломал захваты стыковочного узла, станция получила крутящий импульс. Теперь казалось, что астероиды внешнего и внутреннего колец движутся по спирали, а местное солнце Олиус с периодичностью в несколько минут появлялось с одной стороны иллюминатора и, ослепив нас своим светом, исчезало с другой.

354
{"b":"239121","o":1}