ЛитМир - Электронная Библиотека

Естественно, что те кадры видеосвязи между Плобоем и «Валрусом», в которых мэр города от имени Верховного Совета давал гарантии неприкосновенности и прощения всех прошлых грехов членам команды пиратского корабля, не пройдут незамеченными. Но какую тактику выберет правительство консерваторов во главе с Теодором Киненом?

Скайт Уорнер долго еще лежал, обдумывая всевозможные варианты сложившейся ситуации, и пришел к выводу, что повлиять на развитие событий он никак не сможет. Единственное, что утешало Скайта, так это то, что адмирал Армор неглупый человек и, наверное, заранее все обдумал, прежде чем выступить с таким разоблачающим заявлением. А раз он все-таки сделал это, то шансы на успех, по его мнению, неплохи. И совсем неспроста из разговора Скайта с Киненом были незаметно убраны слова о миллиарде кредитов в качестве платы за звездолет. Перед тем как заснуть, Скайт решил, что миллиард кредитов за звездолет, о чем они договорились с Киненом, получит кто-то другой, но из тюрьмы команда «Валруса» все-таки выйдет.

На следующее утро, включив телевизор, в первом же выпуске телевизионных новостей Скайт увидел лицо Тео-Дора Кинена.

«Уважаемые граждане, — произнес с озабоченным выражением на лице мэр Плобитауна, — вчера мне стало известно о событиях, произошедших после недавнего сражения за нашу с вами планету. Вы все видели мой разговор с отважным капитаном звездолета „Валрус“. В этом разговоре я пообещал нашим с вами соотечественникам, осознавшим свою вину и готовым порвать с преступным прошлым, полную амнистию и восстановление гражданских прав. Это решение я принял не только под давлением угрожающей ситуации, сложившейся вокруг нашей планеты, но и на основе тех гуманных принципов, которые исповедует партия консерваторов по отношению к своим избирателям. Это решение никоим образом не отклоняется от линии партии на ужесточение борьбы с космической преступностью, проводимой все эти годы, и поэтому мое решение было обоснованным и не расходилось с основными общечеловеческими принципами.

Наши принципы в защиту законности и правопорядка остаются неизменны. Но мы также против применения карательных санкций без суда и следствия. Мы против диктатуры, к которой нас толкают некоторые политики из левой оппозиции. Они хотели бы крови. Они этого не получат. Консерваторы не дадут им сделать это.

Прежде чем выносить приговор, необходимо провести судебное разбирательство, что в свою очередь не нравится прагматикам. Некоторые буйные головы из партии прагматиков переоценивают вклад команды звездолета «Валрус» в победу над синтетойдами и предлагают сделать из команды звездолета чуть ли не национальных героев. Мы против такого необдуманного подхода. Да, они были подневольными своего предводителя Браена Глума — сумасшедшего и параноика; да, они раскаялись; да они искупили свою вину, но в то же время мы должны, прежде чем простить пиратов, вынести правовую оценку их прошлых преступных деяний. Это необходимо сделать, чтобы соблюсти принцип неотвратимости наказания.

Я попрошу не делать из малозначительного события участия пиратского звездолета в обороне планеты великий подвиг. Возможно, кто-то и хотел бы на этом эпизоде заработать политический капитал, но давайте не будем забывать, что войну выиграли наш народ под руководством партии консерваторов. И та огромная цена, которая заплачена за победу, ни в какое сравнение не идет с пиратской помощью в последнем сражении.

Как вы знаете, через два дня намечено большое празднование победы. И я хочу сообщить, что в правительстве лежит уже подписанный указ об амнистии заключенных в связи с этим радостным событием. В этом указе отдельной строкой отмечен экипаж космического корабля «Валрус». На следующей неделе в соответствии с законом им будет вынесен судебный приговор, после которого они немедленно будут амнистированы. Таким образом, мы одновременно добиваемся соблюдения закона и достигнутой ранее договоренности».

После выступления в утренних новостях мэра Плобитауна о пиратском корабле и его команде упоминалось всего несколько раз и то вскользь. Тема сразу исчерпала себя и стала непопулярной. Основное место в эфире занимали репортажи с мест приготовления к празднованию дня победы, интервью с ветеранами минувших событий и рекламные ролики гигиенических прокладок для домашних кошек.

Неделя, о которой говорил мэр Теодор Кинен, для Скайта протекла муторно и однообразно. Великий праздник победы над синтетойдами, который отмечался на множестве планет Космического Союза, прошел стороной, оставив о себе воспоминания тем, что на обед дали кусок сладкого пирога. Из окон камер на противоположной стороне вечером, говорят, был виден орбитальный парад звездолетов военного флота Космического Союза, но Скайт его не видел. Ему видно было лишь зарево многочасового салюта, отражавшееся от облаков. За грандиозными мероприятиями Скайт Уорнер наблюдал по телевизору. И ему, отвыкшему от людской суеты, даже стало спокойно, что его заперли в камере-одиночке, подальше от бурлящей толпы людей на улицах праздничного города. Уорнер почувствовал, что должно пройти какое-то время, прежде чем он сможет снова влиться в размеренную жизнь общества. Также он подумал, что те из членов экипажа звездолета «Валрус», кому удалось остаться в живых, наверное, как и он, чувствуют себя сторонними наблюдателями общего веселья и радости. Да, они слишком долго были чужими, чтобы с полным правом разделить радость людей на улицах Плобитауна.

Ровно через неделю в камеру пришли надсмотрщик и судебный исполнитель. Они доставили Скайта в тюремный двор.

Первое, что увидел Скайт, когда его вывели на свежий воздух, было голубое утреннее небо и яркая солнечная полоса на тюремном заборе, огораживающем высокой стеной двор изолятора. По углам забора стояли вышки с охранниками, а в середине располагались массивные железные ворота. В двух шагах от себя Скайт увидел Дела Бакстера, Дерка Улиткинса, Могучего Джо, Атмадзидиса, Лойда и Вугхарда — всех тех из команды «Валруса», кто вместе с ним находился в «Доме дядюшки Перси». Они стояли построенные в ряд под охраной шести полицейских и двух судебных исполнителей.

Кивнув в знак приветствия своим товарищам, Скайт встал рядом.

Судебный исполнитель, который привел Скайта, присоединился к двум другим. Тот, что был постарше, открыл папку и монотонным голосом принялся зачитывать текст документа:

— После рассмотрения дела членов команды звездолета «Валрус» суд города Плобитаун вынес следующее решение: Скайт Уорнер, Дел Бакстер, Дерк Улиткинс, Могучий Джо, Атмадзидис, Вулгхард и Лойд приговариваются по статье тысяча второй части первой к пожизненной ссылке на государственное предприятие по добыче полезных ископаемых в Пояс астероидов. — Исполнитель сделал паузу и переложил листок с приговором на другую сторону папки, после чего продолжил чтение: — Но в связи с указом правительства Плобоя об амнистии по случаю победы Космического Союза в войне с Империей все члены экипажа звездолета «Валрус» полностью освобождаются от какого-либо наказания за преступные деяния, совершенные в прошлом, и восстанавливаются в своих гражданских правах. Приговор вступает в силу с момента оглашения. — Старший судебный исполнитель закрыл папку и посмотрел на стоящих перед ним людей. — Вот и все, если вас что-нибудь не устраивает, то решение суда можно обжаловать в течение трех месяцев, добавил он.

— Паспорта можете получить у меня, — произнес стоящий рядом с ним младший судебный исполнитель и вынул из кармана своего форменного пиджака пачку документов. Затем, зачитав имена, вписанные в паспорта, он отдал каждому его документ.

Двое охранников проводили недавних заключенных к тюремным воротам. Заработали электродвигатели, и тяжелые створки разошлись в стороны.

— Автобусная остановка направо по шоссе. До нее ровно двести метров. Площадка маршрутного флаера налево, сразу за забором. Там же можно вызвать и авиатакси, — сообщил один из надзирателей перед тем, как закрыть железные ворота за спинами освобожденных.

47
{"b":"239121","o":1}