ЛитМир - Электронная Библиотека

Дерк даже вскрикнул от страха, когда Фолмен схватил его за руку.

— Попался, гнида! — ударом об угол пульта управления выбивая бластер из руки Дерка, произнес Фолмен и улыбнулся восстановленными с помощью синтетической кожи губами. — Ты пожалеешь, что попался мне живым.

Он ударил Дерка коленом в пах. Пронизывающая боль скрутила Улиткинса пополам, от чего перехватило дыхание. Не отпуская руку Дерка, Фолмен ударил его кулаком в ухо. Все поплыло в глазах у Дерка, в ухе зазвенело, как если бы кто-то выстрелил над ним из пистолета.

— Мне это доставляет настоящее удовольствие. Это даже лучше, чем женщина! — Фолмен засмеялся.

Он вывернул Дерку запястье, заставив его тем самым выпрямиться.

— Мы только начинаем. Дальше будет еще больнее. Фолмен резко развернулся к Дерку спиной и ударил его локтем в солнечное сплетение. Дерк зашипел, хватая ртом воздух, и закатил глаза. Ноги подкосились, но сползти Дерку на пол Фолмен не позволил. Он перекинул Дерка через спину и швырнул об пульт, стоящий рядом, отпустив при этом его руку, чтобы Дерк ударился со всей силой.

— Ну, вот и все. — Фолмен направился к лежащему на полу Улиткинсу. — Пора кончать наши игры. Я задушу тебя, а когда ты будешь умирать, дергаясь и хрипя в моих руках, стану смотреть на твои мучения. — Он склонился над Дерком и протянул к его шее свои уродливые руки. — Вначале ты будешь хрипеть, затем покраснеешь. У тебя вылезет язык. Потом ты посинеешь, начнешь дергаться. У тебя закатятся глаза. А когда будет все кончено, ты освободишь мочевой пузырь и кишечник. Как тебе нравится перспектива умереть в собственном дерьме? — спросил Фолмен, обхватил Дерку шею и стал сжимать.

Дерк захрипел. Его лицо покраснело, как спелый помидор. Из открытого рта вылез язык. Дерк попытался оторвать руки Фолмена от своего горла, но хватка бывшего десантника была мертвой. Дерк стал дергаться, но безуспешно, Фолмен продолжал сдавливать горло. Тогда Дерк уперся ногами в грудь убийцы и сильным ударом отшвырнул Фолмена от себя.

Фолмен отлетел на несколько метров и чуть было не упал, но ему удалось ухватиться руками за провода, свисавшие с потолка, и удержать равновесие.

— Ты надоел мне! — Фолмен достал бластер. Он бы уже прикончил Дерка, но его рука зацепилась за провод. Фолмен попытался высвободить руку и только больше запутался. Не понимая, что происходит, он попытался разорвать путы и заметил, что второй черный жгут опутал его ногу. Фолмен, грязно ругаясь, нагнулся, чтобы освободить ее. А в это время из люка над его головой вниз спустилось еще два гибких провода. Изгибаясь, как черные змеи, один обвился вокруг талии Фолмена, другой опутал ему вторую руку. Только после этого Фолмен осознал, что происходит. Он поднял глаза, полные ужаса, и с диким криком стал вырываться из смертельных объятий. А сверху, следом за первыми, спускались новые щупальца. Фолмен, словно муха, попавшая в паутину, бился в клубке черных пут, которые раньше ошибочно принимал за провода. Они изгибались и шевелились, закручиваясь в спирали вокруг его конечностей. Бластер выпал из руки Фолмена, так ни разу и не выстрелив.

— Дерк! Помоги мне! — закричал Фолмен перед тем, как очередная «змея» обвилась вокруг его шеи, превратив крик в сдавленное шипение.

— Помоги себе сам! — прохрипел в ответ Дерк и стал на четвереньках отползать в сторону.

Предчувствуя приближение конца, Фолмен забился из последних сил. И тут по щупальцам пробежал разряд электричества. Фолмен дернулся в последний раз и, обмякнув, затих, а щупальца потащили свою добычу к открытому люку в потолке. Дерк проводил взглядом черный кокон, из которого торчали ботинки подручного Дрекслера, пока он не исчез в люке, подобрал свой бластер и побежал к выходу из помещения.

Скайт почувствовал, как что-то схватило его за ногу и потащило в сторону. Он попытался схватиться за трубу, но руки оказались скользкими от физиологического раствора, вытекшего из кабины Браена Глума, а труба слишком большого диаметра, чтобы за нее можно было удержаться. Скайт обернулся и увидел опутавшее ногу черное щупальце, которое раньше он принял за провод, свисавший с потолка. К своему ужасу, Скайт заметил еще несколько таких же длинных и тонких щупалец, как змеи, ползущих в его сторону. Но Скайт понимал, что прежде, чем эти змеи успеют добраться до него, Дрекслер изрешетит его из каренфаера.

Скайт вцепился в решетку вентиляции. Щупальце натянулось и сильнее сдавило лодыжку. От напряжения пальцы побледнели и стали медленно разгибаться. Второе щупальце обвило другую ногу, и Скайт, не выдержав, отпустил прутья решетки. Щупальца потащили его по полу, поближе к отверстию в потолке, откуда они выползли. Скайт поднял глаза, чтобы увидеть, как Дрекслер нажмет на курок, но вместо этого увидел, как тот тщетно пытается распутать свою ногу, попавшую в такой же капкан, что и ноги Скайта,

Пока щупальца волокли его, Скайт, изловчившись, выстрелил в одно из них, опутавшее правую ногу. Черная трубка лопнула и, как ошпаренная, завертелась, хлеща по сторонам оборванным концом. Правая нога освободилась. Скайт выстрелил по левому щупальцу и вскочил на ноги. Отбросил в сторону остатки своих пут и побежал к выходу. Оборванные щупальца перестали вертеться и втянулись в свое убежище под потолком. На смену им вниз стали спускаться десять новых. По всему куполу потолка открывались новые люки, откуда, шевелясь, лезли черные змеи щупалец. Все пространство наполнилось шелестом ползущих повсюду вдруг оживших проводов. Ими уже заполнился каждый проход между приборными шкафами внизу. Со стороны, где остался Дрекслер, раздалась очередь каренфаера.

Скайт, чтобы не столкнуться с клубком щупалец, преграждавших проход, перепрыгнул через трансформаторный шкаф и опустился как раз на щупальце, лежавшее, подобно притаившейся большой черной змее, с другой стороны трансформатора. Оно изогнулось и попыталось набросить Скайту петлю на шею. Но Скайт среагировал быстрее, и выстрел его бластера разорвал живой провод почти у самого основания. Несколько черных лиан тут же спустились с потолка на то место, где секунду назад стоял Скайт, и принялись шарить по всем укромным уголкам вокруг трансформатора, но Скайт уже перепрыгнул к небольшому пульту с двумя дисплеями, на которых прыгали какие-то диаграммы. Отсюда до спасительного выхода осталось пробежать метров двадцать пять. И как раз когда он собирался сделать последний рывок, вновь раздался голос кибермозга:

— Скайт, подожди, не торопись. Я могу помочь тебе.

— О чем ты? — удивленно поинтересовался Скайт, настороженно глядя на шевелящиеся вокруг щупальца.

— Разве ты не хочешь узнать о своем прошлом? — послышался елейный голос Фредди. — Я знаю, кем ты был до того, как очнулся в камере смертников. Я могу вернуть тебе память. Ты снова вспомнишь прошлое.

— Зачем мне прошлое, если у меня не будет будущего! Оставайся один с моим прошлым. Оно мне больше ни к чему! — выкрикнул Скайт и побежал к выходу.

— Нет! Ты так просто не уйдешь от меня! — Голос Фредди приобрел механическое звучание.

Все щупальца потянулись к выходу, пытаясь преградить беглецу путь к отступлению. Послышался скрежет, и Скайт, к своему ужасу, увидел, как стала опускаться плита, прикрывая собой выход.

Проход из центрального зала космической станции становился все меньше и меньше. Скайт понял, что ему не успеть и дверь закроется еще до того, как он преодолеет и половину коридора, но все равно бежал в надежде на чудо.

Скайт прыгнул вперед, упал и, проехав по инерции на животе несколько метров, оказался возле двери. Опуститься до конца дверям мешал ящик из-под эпидетермической бомбы, подсунутый под плиту. Между краем тяжелой плиты и полом осталась совсем узкая щель, но человек мог пролезть в это отверстие, и Скайт, не раздумывая, стал протискиваться на другую сторону.

Плита оказалась толщиной в метр, и ее вес превышал несколько десятков тонн. Ящик, держащий на себе этот гигантский вес, в любой момент мог рассыпаться в прах, и тогда Скайт был бы мгновенно раздавлен страшным весом, как какой-нибудь слизняк.

74
{"b":"239121","o":1}