ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это весь мусор? — проигнорировав вопрос, спросил Перараст.

— Если тебе нужен мусор, иди на помойку. Я здесь людей кормлю.

— Ты не менял мешок в течение дня?

— Нет.

— И ничего не находил?

— Что находил?

— Микрочип от коммуникатора?

— Ничего не находил.

— Не обманывай меня. — Перараст подозрительно прищурился.

Мустафа пожал плечами.

— Зачем мне обманывать?

— Кто у тебя был этим вечером? — продолжал расспрашивать Перараст, вернувшись к изучению мусора в пакете.

— Детективы. — Мустафа не знал, как остановить посетителя. Грязь из мешка, разбрасываемая Перарастом, разлеталась по всему помещению. — Прекрати мусорить! — вскрикнул Мустафа в бешенстве от собственного бессилия.

— Что им было нужно? — игнорируя хозяина, спросил Перараст.

— Они искали некоего Леонардо Тинкса.

— Кто еще был?

— Люди Шафта Лиммара.

— Кто именно?

— Зачем тебе?

— Отвечай! — грубо оборвал Перараст хозяина шавермы.

— Самвэл Кокс и Энтони Валкед. — Мустафа мгновение поколебался, но потом все же добавил: — Они искали того же человека, что и детективы.

— Ты ничего от меня не скрываешь? — недобро взглянув из–подо лба, спросил Перараст.

— Боже упаси! Конечно, нет! Зачем мне что–либо скрывать?

— Но как я могу быть уверен в этом?

— Даю слово!

Кончики губ Перараста изогнулись в улыбке. Оставив мусор, он поднялся с корточек и стал приближаться. Перараст смотрел подобно змее, готовой проглотить жертву. Мустафа испугался.

У хозяина шавермы возникла мысль о бегстве, но из павильона имелся единственный выход — через дверь на улицу, и сейчас его преграждал хозяин «Нужных вещей». Бежать было некуда! Мустафа попятился за прилавок. Перараст пошел следом.

— Зачем ты убегаешь от меня, Мустафа? — слащаво улыбаясь, поинтересовался Перараст. — Это же я — твой друг Петерес Перараст.

Мустафа уперся спиной в цилиндр из жаропрочного стекла с остатками мясозаменителя — дальше отступать было некуда.

Глаза Перараста гипнотизировали. Мустафа не только забыл о бейсбольной бите под прилавком, приготовленной как раз на такой случай, от страха он не мог даже закричать.

Неторопливо подойдя вплотную, Перараст схватил Мустафу и резким рывком повалил под прилавок. Приглушенный вскрик хозяина павильона никто не услышал, кроме притаившихся за жаровней тараканов.

Из–за прилавка брызнула кровь. Она хлестала, будто из прорванной трубы. Алые струи ударили в потолок. Кровь струями потекла по стенам и оконным стеклам. Вскоре напор ослабел, и донеслись жуткие чавкающие звуки.

Из–под прилавка в расползающейся кровавой луже, словно бумажный кораблик по реке Стикс, выплыл смятый стаканчик из–под кофе.

Часть III.

КОСМОС

ГЛАВА 28.

ПРЫЖОК В ГИПЕРПРОСТРАНСТВО

«Серебряная мечта» ушла в гиперпространство. Звезды метнулись навстречу кораблю, словно рой взбесившихся светлячков. Пространство вокруг корпуса свернулось. Мощный энергетический импульс гипердвигателя бросил звездолет в иное измерение. Процесс сопровождался головокружительным полетом и выключением гравитационных компенсаторов, вызвавшим потерю ориентации в пространстве.

По прошествии нескольких томительных секунд падение в бездонную пропасть прекратилось. Заработали компенсаторы. Вернулись сила тяжести и прежние ощущения.

Чтобы запутать след, Скайт произвел несложный маневр — изменение вектора движения в гиперпространстве, что позволяло поменять точку выхода. Действие отличалось простотой, хотя и увеличивало риск столкновения при переходе из гиперпространства на досветовую скорость, зато изменение вектора являлось надежным способом избежать преследования.

По обыкновению дважды проверив работу бортовых систем, Скайт включил автопилот и пошел к пассажирам.

«Серебряная мечта» обладала мощными гравитационными компенсаторами, поэтому Скайт не сомневался, что стартовые перегрузки все перенесли нормально. Однако переход в гиперпространство мог вызвать неприятные ощущения с естественными в таких случаях последствиями.

Ребекка, которую Скайт навестил первой, держалась молодцом, несмотря на юный возраст.

— Мы уже в космосе? — спросила она, когда Скайт зашел в каюту.

— Да. И даже прыгнули в гиперпространство. — Скайт подошел к девочке и расстегнул страховочные ремни. — Через два дня будем на Альминаде.

— Это хорошо. Я думала, что мне не удастся улететь с Плобоя. — Ребекка поежилась. — Я даже думала, что скоро умру. Но я обещала, что доберусь домой. Если бы я не сдержала слова, это было бы нехорошо.

— Слово надо держать, — согласился Скайт. — Приводи себя в порядок и приходи в кают–компанию. Необходимо кое–что выяснить. И, полагаю, легкий ужин… — Скайт посмотрел на часы, — или завтрак нам всем не помешает, сил было затрачено немало.

Оставив Ребекку, Скайт пошел к Леонардо.

— Сколько можно ждать? — возмутился тот, когда Скайт появился на пороге. — Я уж думал, ты забыл про меня.

— Смени тон, Лео, — посоветовал Скайт. — Я не твой слуга. Я даже не нанимался куда–либо везти тебя.

— Меня зовут Леонардо, — поправил администратор. — И я, между прочим, на борту не случайно. Ты согласился взять меня с собой.

— Что–то не припомню.

— В баре, когда погас свет, — напомнил Леонардо. — Я спросил: «Можно мне с вами?» — и ты дал добро.

«Вот незадача», — Скайт вспомнил, как перебросился с пижоном парой слов у стойки бара в «Лунном госте». Получалось, что, согласившись взять Леонардо с собой, он словно подрядился на работу. Двусмысленная фраза связала Скайта обязательством: раз пилот дал слово, то отступать не имеет права — доставить клиента на место его обязанность.

— Я не то имел в виду, — растерянно проронил Скайт, заметив, что за последнее время эту фразу произносит уже дважды. Можно, конечно, сослаться на перестрелку, только что толку? Менять что–либо поздно. В сложившейся ситуации любые оправдания бесполезны — слово сказано.

Скайт засопел, обдумывая положение. Два заказа за один рейс — и оба с хорошей оплатой. Планеты, Альминада и Ледна, в одной Галактике, можно сказать, что по пути. С какой стороны ни посмотреть — финансовая выгода. Неужели удача, наконец, повернулась к нему лицом? Даже не верится. Конечно, были проблемы на космодроме, но удалось же вырваться, а это хороший знак. До Альминады их точно не перехватят, так что самое трудное позади… если, конечно, ничего не случится во время полета.

— Хорошо, — наконец произнес он. — Я от своего слова не отступлю. Но мне нужен задаток. И если мне что–либо не понравится, ты отправишься до Ледны в скафандре. Так что следи за языком и помни — ты на борту временно. Капитан здесь я — и мое слово закон. Неподчинения не потерплю, — с этими словами Скайт Уорнер освободил Леонардо от страховочных ремней.

— Принимаю все условия. — Леонардо извлек бумажник. — Только я хочу, — отсчитывая банкноты, произнес он, — чтобы бомж не появлялся у меня на глазах, а лучше чтобы он вовсе не выходил из своей каюты.

— Лео, уясни раз и навсегда, — Скайт забрал протянутые банкноты, — Хаксли хоть и бомж — человек, как и ты, и имеет такие же права.

— Права у бомжа? — Леонардо презрительно усмехнулся. — Вот увидишь, мы с ним еще намучаемся.

— Посмотрим.

— Посмотрим–посмотрим… Скажи лучше, когда ужин?

— Через час подходи в кают–компанию. — Спрятав деньги в карман, Скайт направился к выходу.

— Раз бомж летит с нами, то цена за перелет должна быть меньше, — язвительно заметил Леонардо, когда Скайт уже собирался выйти в коридор.

Остановившись в дверях, Скайт повернулся и жестко взглянул на пассажира.

— Никаких скидок, — поставил точку в разговоре капитан «Серебряной мечты».

Хаксли освободился сам. Когда Скайт зашел в его каюту, он стоял у экрана–иллюминатора и смотрел в глубины космоса. Глаза бродяги возбужденно сверкали. Космический полет действовал на него опьяняюще.

31
{"b":"239122","o":1}