ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хатчинс вскинул винтовку. В следующее мгновение лазерный луч огненной стрелой врезался в панель электронного замка. Вспышка ослепила глаза. В дверях образовалась огромная дыра. С раскаленных краев на мрамор закапал расплавленный металл.

— Отлично, Хатчинс.

Фокс ударил ногой по створке. Дверь распахнулась. Выхватив бластер, капитан ворвался внутрь.

В роскошных апартаментах короля Дарнистуды царил беспорядок. Судя по опрокинутым стульям и брошенным чемоданам из крокодиловой кожи, дорогой одежде, разбросанной повсюду, и рассыпанному по полу столовому серебру, обитатели покинули замок в спешке.

Хатчинс, неуклюже закинув винтовку за спину, принялся подбирать вилки.

— Брось мелочиться, — остановил его Фокс, — это дешевка.

— Но ведь это же настоящее серебро!

— Если ты хочешь вернуться к жене и детям с серебряными вилками в кармане — я не буду тебе мешать.

— А что ты предлагаешь?

— В тронном зале висит картина «Рождение Вселенной», кисти самого Тавиди, — вот это настоящее сокровище.

— Ты уверен? — с сомнением спросил Хатчинс.

— Она стоит миллионы, — заверил Фокс. — Я не только разбираюсь в дорогих вещах, но и знаю, кому их продать.

— Откуда? — засомневался Хатчинс.

— Просто доверься мне.

Хатчинс нехотя освободил карманы от трофеев.

— Ладно, — согласился он, — если эта картина, как ты говоришь, на самом деле стоит больших денег, я с тобой. — И Хатчинс поспешил за капитаном в тронный зал.

Огромное помещение в форме сильно вытянутого прямоугольника утопало в золоте. Во время церемоний тут вмещалась не одна тысяча человек. Длинные узкие окна раньше украшали красочные витражи, сейчас же в пустые оконные проемы врывался ветер, а наборный пол устилали разноцветные осколки, словно кто–то просыпал стекла из гигантского калейдоскопа.

Простенки между окнами занимали сотни картин всевозможных размеров и форм. На большей части полотен красовались представители династии Алматияхов. Здесь были и всадники на диковинных животных; и закованные в броню рыцари, штурмующие вражеские крепости; и дамы в роскошных одеждах с двухголовыми обезьянками на руках. Но больше всего, конечно, было классических портретов прошлых правителей, написанных как под копирку, — властное выражение лица, алмазная звезда на голубом мундире, золотая корона и ничего лишнего.

На возвышении у противоположной стены стоял пышно украшенный золотом трон самого короля. С потолка балдахином свешивались бордовые флаги и штандарты с родовыми гербами. Совсем недавно возле трона постоянно находились двое гвардейцев в церемониальных доспехах. Однако сейчас престол Дарнистуды сиротливо застыл без охраны и своего царственного господина, поэтому любой мог осквернить его, сев на золотую парчу своей плебейской задницей.

Фокс с Хатчинсом один раз, когда давали присягу, уже посещали тронный зал. Поэтому они, не мешкая, направились к престолу: картина Тавиди «Рождение Вселенной» висела за высокой спинкой королевского трона.

— Ты глянь! — Хатчинс уселся на парчовую подушку и положил винтовку на колени. — Я новый правитель Дарнистуды. Ха!

— У нас нет времени на подобные шуточки, — огрызнулся Фокс. — Лучше помоги мне.

Фокс осматривал массивную золотую раму, прикидывая, как лучше вынуть полотно. На холсте творческой силой художника схлестнулись в порыве созидания темно–синяя глубина Вселенной с изумрудным разноцветьем магической энергии. Свет и тьма в вечном вихре противоборства, а на границе, как символ жизни, прекрасное обнаженное женское тело. Однако мастерство художника нисколько не волновало пришедших; глядя на полотно, они видели лишь денежные знаки.

Убрав бластер в кобуру, Фокс подергал картинную раму.

— Крепко сидит. Если мы не найдем способ вынуть ее из рамы, придется вырезать, — заключил он. — Хатчинс, попробуй найти гвоздь, на котором она держится.

Прислонив винтовку к трону, сержант встал ногами на бархатное сиденье. Он попытался достать верхний край рамы, но высоты не хватило. Сержанту пришлось встать на подлокотник кресла. Толстая подошва армейского ботинка безжалостно наступила на изящную львиную морду из чистого золота. Раздался хруст. Чтобы не упасть, Хатчинс спрыгнул на пол.

Донеслось приглушенное жужжание. Перед взором ошеломленных вояк массивная рама разделилась на составные части, картина отъехала в сторону. В центре стены возникла вертикальная щель. Щель расширялась все больше, открывая потайной ход.

— Мне кажется, нам повезло, — с придыханием произнес Фокс.

Когда жужжание скрытого механизма прекратилось, капитан первым шагнул в открывшийся проход.

За потайной дверью оказалась лестница, ведущая вниз. Спустившись на дюжину ступенек, дезертиры оказались в темной комнате. Окна отсутствовали, но как только Фокс переступил порог, свет зажегся автоматически.

От увиденного перехватило дух. На черном бархате под стеклянными колпаками заискрились фамильные драгоценности королевской семьи. Ордена, усыпанные драгоценными камнями, золотые украшения и реликвии, включая королевскую корону.

Стены украшало фамильное оружие Алматияхов. Тут немыслимым образом соседствовали кремневые ружья с рукоятками из слоновой кости и бластеры, инкрустированные серебром и платиной. Кинжалы и сабли: эфес каждой стоил целое состояние, столько золота, алмазов и рубинов было потрачено на их изготовление. А в центре комнаты, на гранитном постаменте под стеклянным кубом, покоился необычный артефакт: огромный желтый камень на золотой подставке в виде переплетения змеиных тел.

Колебаний в том, что первым они заберут из сокровищницы, ни у Фокса, ни у Хатчинса не возникло.

— Я же говорил! — восторженно вскричал Фокс. Капитан подскочил к стеклянному кубу. — Мы будем богаты.

— Это алмаз? — потрясенно спросил Хатчинс, прильнув к стеклу с другой стороны.

— Уж точно не кирпич.

— Сколько он может стоить?

— Даже боюсь предположить. Но купить домик на Лазурном побережье точно хватит.

Толстое стекло искажало лица, словно кривое зеркало в комнате смеха, только искаженные физиономии Хатчинса и Фокса с алчным блеском в глазах больше подходили паноптикуму инопланетных монстров.

Фокс попробовал снять колпак, однако ему это не удалось. Стекло прочно крепилось к постаменту.

— Как же оно снимается?

— Разбей, — предположил Хатчинс.

— Бесполезно — это кристаллит, его ничем не возьмешь.

— Может, есть какой–нибудь рычаг?

Фокс оглядел постамент. Ничего похожего не нашлось.

— Посмотри на стене слева, а я посмотрю справа, — предложил капитан.

Хатчинс кивнул.

Напарники собрались искать секретный выключатель, когда со стороны лестницы послышались шаги: кто–то спускался в сокровищницу.

Фокс с Хатчинсом переглянулись и, не сговариваясь, спешно спрятались за тумбочку с королевской короной. Однако места для двоих тут оказалось мало — их могли заметить Фокс на четвереньках резво пополз к стенду с орденами. Хатчинс заспешил следом. Капитан с неудовольствием чувствовал, как ему в зад тыкается голова сержанта.

Наград у короля было множество, и стенд для них был самым большим в сокровищнице. За его массивной тумбой вояки почувствовали себя в безопасности. Фокс достал бластер и выглянул из–за угла. Позиция оказалась на редкость удачной — пространство от дверей до постамента в центре просматривалась отлично. Любой, кто войдет оказывался на линии огня. Сразу же заметить прячущихся за тумбой было непросто — сюда падала тень.

Фокс приготовился. Долго ждать не пришлось: в сокровищницу вошел король Алматиях собственной персоной — точнее, он вбежал.

Для своего пятидесятилетнего возраста король выглядел весьма моложаво. Выразительное смуглое лицо монарха обрамляла аккуратная, черная как смоль бородка. Чувственные, слегка искривленные губы и прямой нос дополняли образ прекрасного восточного принца. Перед таким красавцем любая домохозяйка, обожающая телевизионные сериалы, впала бы в благоговейный трепет. Недаром поговаривали, что у Алматияха самый многочисленный гарем на Дарнистуде. Одет монарх был в военный ослепительно–голубого цвета мундир без знаков различия, парчовую чалму, вышитую золотом, и синие штаны галифе, заправленные в сапоги из крокодиловой кожи.

4
{"b":"239122","o":1}