ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— В самом деле, разве амплииты проводят подобную церемонию в Плобитауне? — подметил Леонардо. — Никогда о подобном не слышал.

— Раньше, когда королевство объединяло амплиитов и Дарнистуду, обряд посвящения проводился в замке Алматияха на Дарнистуде, — сообщила Ребекка. — Но Алматиях провозгласил независимость. В результате войны между амплиитами и Дарнистудой замок был разрушен. Это в первый раз, когда обряд решили проводить не на Дарнистуде, а на Плобое.

— Странно, — заметил Леонардо. — То, что амплииты и Дарнистуда входят в состав Союза Независимых Планет, столицей которого является Плобой, еще не объясняет проведение инаугурации правителя вдали от собственного королевства. Нелогично это как–то.

— А мне кажется, вполне приемлемо, чтобы правительницу амплиитов короновали на Плобое, в столице Союза, — не согласился Хаксли.

— Ребекка, ты стала жертвой заговора с целью свержения королевы, — заявил Леонардо. — Кто–то хочет занять амплиитский трон, и ты помеха этим планам. Я, конечно, могу ошибаться, но все выглядит именно так. Если есть еще претендент на престол, то он сделает все возможное, чтобы избавиться от тебя. Вначале киборг–убийца — не получилось; тогда — яд, бомба. По крайней мере, я бы именно так и поступил.

— Амплиитией правит королева, избранная в результате жесткого отбора из всех девочек королевства, других претендентов, кроме меня, на данный момент нет. И если со мной что–либо случится, сказать сейчас, кто будет следующей претенденткой, невозможно.

Скайт в задумчивости откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза. Он не торопился с выводами. Следовало проанализировать имеющуюся информацию, а главное, в ситуации с недостатком информации, прислушаться к интуиции. Компаньоны в ожидании решения капитана молчали. Прежде чем огласить план действий, Скайт нагнулся и, подтянув гольфы, стряхнул с сандалий песок.

— План действий будет следующим, — наконец сказал он. — Находим профессора. С его помощью возвращаемся в прежние тела. После чего я, как договаривались, доставляю Ребекку в Тарон на Альминаде. Там тебя возьмет под охрану королевская служба безопасности — раскрывать заговоры ее обязанность. Вас, — Скайт посмотрел на Леонардо с Хаксли, — я довезу, куда скажете, и на этом мы расстанемся. Возражения есть?

Возражений не было.

Пассажиры в салоне о чем–то переговаривались. Из–за воя ветра в воздухозаборнике Дженкинс не слышал, о чем идет речь, но по озабоченным выражениям лиц в зеркале заднего обзора догадывался, что они обсуждают перестрелку в «Зеленом попугае».

— Через пять минут будем на месте! — повернувшись к пассажирам, сообщил он.

Девочка показала мастеру большой палец, поднятый вверх.

— Хорошо, Дидже! — крикнула она, чтобы перекрыть завывание ветра.

Дженкинс кивнул и отвернулся к штурвалу. Мастер никак не мог взять в толк, почему из пассажиров с ним общается только племянница Скайта. Не из–за того ли мужчины игнорируют его, что он ущипнул девочку. Припомнив инцидент в «Зеленом попугае», Дженкинс нервно поерзал на кресле. «Никогда больше не буду распускать руки», — решил он.

Флаер подлетал ко второму участку. Прямо по курсу в ночи, подобно крыльям ангела, расцвело зарево. На его светлом фоне проступили темные силуэты терриконов, которые возвышались пирамидами вокруг огромного карьера. На вершинах самых высоких, словно глаза вампиров, горели красные маяки.

Открывавшееся зрелище поражало воображение. От земли в небо распространялся свет сотен прожекторов. В ауре света пылинками парили транспортные модули, наполненные рудой. Свет заливал гигантскую воронку, уходящую глубоко в земную твердь.

С высоты полета казалось, что на дне утопленного в земле стадиона копошатся крошечные фигурки в оранжевой униформе, на самом деле это были исполинские шагающие карьерные экскаваторы. Машины вгрызались в пласты породы роторными ножами. Многотонные глыбы руды крошились в щебень и поступали по ленточным транспортерам в накопитель, откуда перегружались в грузовые вагоны–модули. Наполненные модули, подобно пчелам, непрерывным потоком взлетали в небо.

Руда из карьера отправлялась на обогатительный комбинат, а затем на орбитальный плавильный завод, где в условиях невесомости выплавлялись изотопы редкоземельных металлов. Процесс был полностью автоматизирован. Работа по добыче руды не прекращалась ни на минуту. Задача персонала состояла лишь в наблюдении и коррекции.

Минуя траекторию транспортных модулей, Дженкинс провел флаер справа от центра разреза и направил машину к группе вагончиков, приютившихся в стороне между двумя отвалами породы.

ГЛАВА 46.

В ВАГОНЧИКЕ У ПРОФЕССОРА

Флаер опустился перед крайним вагончиком. Похожий на трейлер домик стоял на невысоких столбиках в стороне от таких же, занятых персоналом карьера. В окнах горел свет.

— Кажется, профессор на месте, — удовлетворенно сообщил Дженкинс, глуша двигатель.

Первой встала девочка. Она решительно открыла боковую дверь флаера и спрыгнула на землю. Следом из машины выбрались остальные. Внутри остался только Дженкинс. Прежде чем покинуть кабину, он подумал об оружии в своей кобуре. Неприятный инцидент в туалете «Зеленого попугая» не давал Дженкинсу покоя. Мастер немного поколебался, но все же решил уберечь себя от ненужных проблем в будущем и оставить оружие. Засунув бластер под сиденье, он захлопнул дверцу и подошел к ждущим пассажирам.

На небосводе сияли звезды. Прохладный ветерок невидимой рукой трепал волосы. Со стороны карьера долетал непрерывный гул работающих механизмов.

— Идемте. — Дженкинс, размяв затекшие ноги, вразвалочку направился к вагончику профессора. Мастер поднялся по лесенке в три ступеньки и постучал в дверь.

— Зарабу! Это Дженкинс! — оповестил он. — К тебе гости.

После прозвучавшего изнутри невнятного ответа Дженкинс толкнул дверь и прошел внутрь. Пассажиры вошли следом.

Внутри вагончик представлял собой одну большую комнату с диваном у стены и столом посередине. У дверей, прислоненная к стене, стояла совковая лопата с позолоченным черенком и гравировкой «Лучшему астроархеологу с Арума». На окнах висели занавески в цветочек. В дальнем конце располагалась маленькая кухонька с микроволновой печкой и холодильником, обклеенным стикерами от йогурта. Посередине стола, накрытого розовой скатертью, стояли ваза с цветами и закупоренная бутылка шампанского. Приторно пахло терпким мужским одеколоном и гуталином.

На диване, развалившись, сидел крупный темноволосый мужчина в белой рубашке, черных кожаных штанах и черных остроносых сапогах, которые блестели от воска. При виде гостей выбритое до синевы лицо мужчины удивленно вытянулось. Внимательные цепкие глаза оценивающе пробежались по пришедшим. Мужчина встал и положил руку на пояс с кобурой. В свете лампы на его груди блеснула золотая восьмиконечная звезда.

— Кто это с тобой, Дженкинс? — спросил шериф.

— Привет, Кэхил. А где профессор?

— Я спросил, кто эти люди, Дженкинс, или ты не расслышал?

— Мы познакомились в «Зеленом попугае». Они сказали, что ищут профессора, — сообщил Дженкинс и зачем–то прикусил нижнюю губу.

Шериф, подозрительно прищурившись, уставился на здоровяка, чье лицо украшал след от кастета. Кэхилу не понравились пришедшие люди, и не потому, что парень с отметиной был при оружии, а другие двое выглядели пациентами, сбежавшими из психбольницы, а потому, что их появление рушило планы шерифа на этот вечер.

— Давайте я все объясню, мистер, — произнесла девочка. Она выступила вперед и улыбнулась. — Меня зовут Ребекка. Это, — она указала на мужчину с оружием, — мой дядя Скайт Уорнер.

Услышав имя, Кэхил нервно сглотнул.

— Это, — продолжала девочка, словно не заметила реакции собеседника, — Леонардо Тинкс и Джон Хаксли. Мы прибыли на Эрцер–12, чтобы повидаться с профессором Зарабу Арахом по поводу археологических раскопок. У нас к профессору очень важное, не терпящее отлагательства дело. Где мы можем найти Зарабу Араха? — Девочка подступила еще ближе к Кэхилу. Слегка склонив голову набок, она заглянула шерифу в глаза и улыбнулась. — Надеюсь, дядя шериф будет столь любезен и не откажет юной леди в помощи.

59
{"b":"239122","o":1}