ЛитМир - Электронная Библиотека

— Боже упаси! Чур меня, чур! Просто надо решить один хозяйственный вопрос.

Самойлов был явно разочарован. Но жизнь есть жизнь. Поинтересовался, в чем проблема. Вадим рассказал про американцев, про планы сотрудничества с «Брайаном», пожаловался, что сидеть в подвале как-то несолидно. Самойлов понимающе кивал, соглашался. Только однажды слова Вадима неприятно резанули его слух. Тот как бы между прочим бросил: «Если с американцами все сложится, то и ваших аспирантов и мэнээсов смогу взять не одного, а нескольких!» Фраза была лишняя, Василий Петрович и так бы Вадиму помог. Не стоило так примитивно и «в лоб» брать его «на интерес».

— Хорошо, я позвоню Гавриилу Харитоновичу, — Самойлов встал, показывая, что разговор окончен.

Вадим не заметил грустинки во взгляде академика. Он торопился обратно в офис, где ждал очередной клиент. А Самойлов подумал, что это поколение, куда менее тактичное и осторожное, чем его собственное, может, по большому счету честнее и порядочнее, они прямо идут к цели, а не юлят вокруг да около. Хотя, тем не менее, принцип «ты — мне, я — тебе» среди интеллигенции никогда не был в ходу.

В офисе Вадима ждал неприятный сюрприз. Клиент, назначивший встречу, не пришел. Хорошо, что позвонил и предупредил. Но главное другое. На вопрос, где Юля, секретарша бесхитростно доложила: «Ушла обедать с Кашлинским».

— Что это они вдруг? — не сдержался Вадим.

— Так они уж с неделю чуть не каждый день вместе обедают.

— Но, по-моему, Леша сюда отнюдь не каждый день заезжает. Или я ошибаюсь?

— Вадим Михайлович, Кашлинский звонит каждое утро и как бы невзначай интересуется, когда вы будете. Я заметила: он старается приезжать только тогда, когда вас нет. Думаю, он вас побаивается, — секретарша явно старалась сообщить Вадиму нечто приятное.

Расположившись за своим столом, Осипов попытался сосредоточиться на текущих делах, но понял, что это невозможно. Союз Юли и Кашлинского им прогнозировался, но лишь применительно к интриге, разыгрывающейся на фирме. А вот об их союзе мужчины и женщины Вадим не подумал.

Вспомнились часы, проведенные в Юлиной квартире. Воображение стало безудержно предлагать картинки, где Леша занимает его, Вадима, законное место. От ненависти аж скулы свело.

Вадим понял, что терять Юлю не хочет. Расстаться с ней не готов. Мелькнула мысль, что использовать женщину, ее привязанность для решения своих целей в борьбе за главенство на фирме — недостойно. Но Вадим себя быстро успокоил. Им двигали не корыстные интересы, а страсть. Хотя, признался себе Вадим, все-таки скорее не страсть, а ревность. Инстинкт собственника. В любом случае просто так Юлю он Кашлинскому не отдаст.

Когда через час появилась Юля, Вадим вызвал ее в коридор.

— Юлька, я по тебе дико соскучился! Давай я сегодня к тебе заеду?

— Нет, Вадюша. Пора завязывать. Это ведь не помешает нашей совместной работе?

Юля говорила мягко, почти нежно. И это было вполне искренне. Вадим по-прежнему вызывал у нее сильное желание. Но решение принято! Чтобы саму себя повязать, не допустить хода назад, именно на сегодняшний вечер она впервые позвала к себе Лешу. Якобы поработать над одним делом. Чем это закончится, она прекрасно понимала. И уж точно не собиралась сообщать о своих планах Вадиму.

— Юль, я тебя очень прошу! Хочу — не могу!

— Вадик, давай отложим этот разговор, как минимум, на пару недель, — и это тоже было сказано искренне.

Юля прикинула, что если с Лешей окажется совсем противно, то не стоит упускать шанс вернуться к Вадиму. Пусть мужем она его и не сделает, но какое-то время ей будет хорошо.

Глава 5

Гавриила Попова очень заинтересовала идея создания совместного юридического бизнеса с американцами. Осипов просидел в его кабинете больше часа, рассказывая о планах к выслушивая рассуждения московского градоначальника о сути западной демократии, значении независимого суда и свободной от опеки государства адвокатуры. Мысли Попов высказывал бесспорно интересные, и слушать его Вадиму было увлекательно. Но голову занимало все-таки другое, — свое. Как, в какой момент, под каким соусом заговорить о выделении здания не Московской коллегии адвокатов, с чьим письмом он вошел в кабинет Попова, а кооперативу Аксельбанта?

— Понимаете, Вадим Михайлович, — развивал свои идеи Попов, — наступают времена, и наша задача этому всемерно способствовать, когда собственник будет сам решать, как ему распоряжаться своим имуществом, а не ждать решения партии и правительства совместно, разумеется, с ВЦСПС. Вот поэтому нам и нужна грамотная юридическая паза для новой организации экономики. Экономики, основанной на частной инициативе!

— Кстати, Гавриил Харитонович, посоветуйте, как быть? — вовремя встрял Вадим и обрисовал суть схемы.

Объяснил, что здание он просит выделить коллегии, но деньги в него будет вкладывать один его клиент-кооператор.

Поэтому схема-то получается немного «кривая». Но если он попросит выделить здание кооперативу, то ему наверняка откажут. Ведь так?

Попов растерялся. Конечно, какие-то правила распределения недвижимости в Москве существовали. Но законы Союза и Москвы уже начинали все больше и больше вступать в противоречие друг с другом. И, тем более, со здравым смыслом. Если передача здания с баланса Москвы на баланс Московской коллегии адвокатов была в принципе возможна, то передача здания кооперативу исключалась в том же принципе. Однако Гавриилу Харитоновичу никак не хотелось делать то, против чего он сам несколько минут назад так страстно возражал.

Решение, воспользовавшись возникшей паузой, подсказал Вадим.

— А может, вы выделите здание кооперативу в аренду? На сорок девять лет и по цене, как для коллегии адвокатов. Закон предусматривает пониженную арендную ставку для адвокатских структур?

— М-м, хороший вариант, — протянул Попов.

— Стоимость ремонта можно зачесть в сумму арендной платы. Заминусовать, — на всякий случай уточнил Вадим.

— Хорошо, — теперь уже вполне уверенно согласился Попов. — Готовьте письмо от вашего кооператива!

Попов взял письмо Марлена, прочел еще раз и размашисто написал резолюцию: «Просьбу не поддерживаю. Неясны источники финансирования».

Марлену о результатах похода к Попову лучше было сообщить по телефону. Тогда он, по крайней мере, ни страха в глазах Вадима не увидит, а Вадим по-настоящему стал бояться затеянной им игры, ни веселого азарта. Разгорался тот все жарче, — кто кого?

Впрочем, Марлен, так и не разгадавший, что у Вадима на уме, воспринял информацию спокойно. Ну, отказал Попов, невелика беда!

— Я же вам говорил, Вадим, что вы переоцениваете свои возможности и достижения. Вот вам пример. По земле ходить надо! По земле. Хорошо, что я еще Президиуму об этой вашей затее не докладывал. Взял, так сказать, риск на себя. Представляете, каким дураком я бы выглядел?

— Да, Марлен Исаакович, мне очень неудобно! — Быстро согласился Вадим, понимая, что, знай Марлен истинную картину происходящих событий, ему бы одними стариковскими нравоучениями точно не отделаться…

Аксельбант тоже воспринял информацию Вадима спокойно. В пять минут продиктовал и подписал письмо на имя Попова и, распрощавшись с Осиповым, задумался.

Что же на самом деле придумал Вадим? Он же не столь наивен, чтобы организовать дело именно так, как объясняет. Ведь что получается? Осипов устраивает аренду особняка в центре Москвы на сорок девять лет. Без взятки! И себе посреднические не просит. Больше того, сам со своей командой там расселяться не планирует. Если американцы не обманут и возьмут Мишку к себе, получится, что он, Олег, с ними имеет прямой взаимный интерес. Вадиму-то в чем выгода? Что он собирается попросить взамен?

Да и во взаимоотношениях с Марленом Вадим мало, чего выигрывает. Если его отпрыски будут сидеть с американцами под крышей Олега, то Вадим опять получит бульон от яиц.

14
{"b":"239125","o":1}