ЛитМир - Электронная Библиотека

Это неслыханное нарушение священнейших прав произвело во Франции действие электрического удара. Всюду раздались крики мщения, и народный дух воспламенился на миг, как в 1792 м году. Директория, пользуясь этим, ускорила набор конскриптов, и хотя на короткое время, сделала виды и поступки свои более народными.

Между тем, эрцгерцог Карл не воспользовался своими успехами: если бы он с 60 000 перешел Рейн в Шафгаузене и произвел соединенную атаку с 40 000 Белльгарда, то Массена не избежал бы гибели в Енгадине. Но французам дали время перевести всю армию Журдана в Швейцарию, приняв над ней начальство, расположил свои главные силы вдоль Рейна до Люциенштейга, вытянув свой правый фланг к Енгадину.

Ошибка австрийцев состояла в том, что они не подчинили Белльгарда эрцгерцогу, и этому-то обстоятельству, равно как и болезни Карла, нужно приписать непонятное бездействие австрийской армии с 27 марта по 14 мая.

Суворов между тем прибыл 17 апреля к Кьезе и оттеснил Шерера за Адду. Гарнизоны, сражения и безрассудные усилия прикрывать всю Италию ослабили французскую армию до 28 000. Сверх того Шерер растянул ее от Пидзигетоне до Лекко. Правый фланг, под начальством Монришара, был даже переброшен на правый берег По, чтобы прикрыть Модену и Болонью, или войти в сообщение с Тосканой и Римом.

Директория, справедливо, раздраженная против Шерера, отозвала его. Моро принял начальство в ночь 25 апреля, и, не имев даже времени осмотреть свою позицию, был атакован на рассвете. Хотя союзники для блокады Мантуи, Пескьеры и Феррары употребили 35 000, но, несмотря на это, у них оставалось еще 54 000 человек на Адде. Прикрывать линию длиною в 20 миль с 28 000 против войск, вдвое сильнейших, дело невозможное. Отряды Моро, атакованные 26 апреля при Кассано и Ваприо, были прорваны в центре; Серюрье, отрезанный на левом фланге при Вердерио, был вынужден положить оружие. Два дня спустя Суворов вступил в Милан. Моро, приведший к Тессину едва 20 000 человек, разделил их, направив на Валенцию и Турин. Суворов перешел По в Пьяченце, чтобы двинуться к Алессандрии. Край принял на себя блокаду Мантуи. Граф Гогенцоллерн атаковал одну за другою крепости Пескьеру и Орчи Нови, и в несколько дней взял их. Ему поручили после того осаду миланской цитадели и наблюдение за войсками, прибывшими из Граубюндена в Вальтелин. Кайм обложил Пидзигетоне и завладел этим местом почти без выстрела. Кленау(27) атаковал Феррару с помощью сильной флотилии, вооруженной в Венеции; ему весьма много благоприятствовали отпадение генерала Лагоза и восстание соседских провинций. Огромное здание, воздвигнутое мной в Италии, распадалось с ужасною быстротой.

Директория, видя опасность, грозившую ей со стороны новой коалиции, решилась произвести морскую экспедицию с тройной целью: соединить в Средиземном море брестскую эскадру с испанской; перевезти на ней армию из Египта, и потом пустить эти соединенные эскадры в океан для исполнения давно предполагаемого предприятия на Ирландию. Другие полагают, что Директория, напротив того, намерена была усилить меня в Египте войсками, взятыми из Италии, но что она была принуждена отказаться от этого плана дурным оборотом дел и изгнанием наших войск из Ломбардии. Как бы то ни было, в начале апреля Брюн отплыл с 25 кораблями из Бреста в Кадикс, принудил адмирала Кейта(28) притянуть к себе своих крейсеров, и возвратился в Тулон. Оттуда пустился он 30 мая опять в море, соединился при Картахене с испанской эскадрой под начальством Массаредо, и разъезжал с 50 кораблями по Средиземному морю, не снабдив Мальту съестными припасами, не подкрепив Египта, одним словом, не предприняв ничего полезного; наконец, он заперся с испанским флотом в Бресте. Кейт, усиленный до 48 кораблей, тщетно искал его в Средиземном море, и последовал за ним к Бресту. Действия эти, следствием которых было проведение испанского флота в виде залога в Брест, и заключение всей нашей морской силы в этой гавани, где она пропадала даром, остаются до сего времени загадкой для всех моряков.

Между тем, как мы были таким образом вытеснены из Граубюндена и верхней Италии, Макдональд, принявший начальство от Шампионе, действовал некоторое время против остатков неаполитанской армии и бунтующей толпы народа в Неаполе, Абруццо и Апулии; наконец, получив позднее приказание двинуться к берегам По, он направился к Риму. Суворов для наблюдения за ним отрядил в Модену дивизию Отта. Российско-турецкий флот покорил Ионические острова и осаждал Корфу. Гибель нашей неаполитанской армии казалась неизбежной; к позднему ее возвращению присоединилась еще и та ошибка, что ей приказано было оставить гарнизоны в Неаполе, Гаэте, Капуе, Чивита-Веккье и Риме.

Моро удостоверился в Турине, что столица порабощённого королевства, униженная победителем до степени провинциального города, не может быть хорошо расположена к нему. Ему следовало оставить гарнизон в Туринской цитадели и сосредоточиться в окрестностях Валенции и Алессандрии, чтобы прикрыть Геную и проходы Апеннинских гор, удержание которых было необходимо для спасения Макдональда и его армии. Суворов последовал за Моро по правому берегу По и дороге в Алессандрию. Авангард его шел по левому берегу, по дороге из Валенции в Турин. Этот авангард, слишком пылкий, без приказания перешел реку По в Бассиньяно, чтобы напасть на французский лагерь при Валенции; но вовремя атакованный 18 000, оставшимися у Моро, он был опрокинут с уроном.

Эта неудачная попытка и превосходная оборона Моро под Маренго и Алессандрией не воспрепятствовали Суворову снова перейти По в Камбио и вступить 27 мая победителем в Турин, жители которого, вместе с авангардом Вукасовича, напали на гарнизон. Моро достиг Асти, окруженный неприятелями и инсургентами, которые, взяв Чеву, отрезали последнее его сообщение. Он решился собрать свои силы на Апеннинах, и оружием проложить себе дорогу на соединение с дивизией Периньона, охранявшей Лигурию.

Во время этих происшествий в Италии Массена, теснимый со всех сторон в Граубюндене, отделался дешевле, нежели можно было ожидать. Австрийцы, наскучив пятинедельным бездействием (с 27 марта по 30 апреля), согласились наконец с призвавшими их граубиндцами произвести 1 мая атаку на крепостцу Люциенштейг. Но Готце действовал так дурно, что одна из его колонн под начальством генерала Сен-Жюльена(29) дебушировала ранее других и, наткнувшись на дивизию Менара, была ею окружена и принуждена положить оружие. В тот же день вспыхнуло опасное восстание в Альпах, от Кура до Швица и Альторфа, и Массена был принужден отрядить дивизию Сульта, чтобы усмирить эти два небольших кантона и восстановить сообщение с С. Готардом.

Лекурб, оставленный в Енгадине на произвол судьбы, боролся с превосходными силами Белльгарда и покрыл себя славою в деле при Цернетце, между тем, как небольшой отряд Луазона, оставленный Дессоллем в Вальтелине, подвергался нападениям правого фланга Суворова. Эти войска, казалось, должны были погибнуть, потому что неприятель рано или поздно мог проникнуть через Кур на Диссентис или через итальянские земли к С. Готарду.

Лекурб постигал, что ему не оставалось лучшего средства, как освободить Беллинцону, угрожаемую графом Гогенцоллерном, и для того двинулся 13 мая к Таверну и вытеснил оттуда герцога Рогана(30) в то самое время, когда на левом его фланге собиралась гораздо опаснейшая гроза. Австрийцы, которым был нужен двухнедельный отдых после неудачного покушения 1 мая, положили произвести 14 числа новую атаку на Люциенштейг; эрцгерцог подкрепил их 12 000 ч., приказав им, сверх того, действовать совокупно с Белльгардом. С помощью этого сильного подкрепления они обошли и взяли крепость, прорвали дивизию Менара, опрокинули левый фланг его к Саргансу и оттеснили правый по направлению к Диссентису до подошвы С. Готарда. Предоставив Луазону оборонять доступ к Айроло, Лекурб поспешил сам на защиту угрожаемых неприятелем Альп.

29
{"b":"239147","o":1}