ЛитМир - Электронная Библиотека

Мелас, все еще не знавший, с какими силами имел он дело, хотел сначала перейти По в Казале и напасть на нас с тыла; но, видя из донесений Вукасовича и Гаддика, что у меня в Ломбардии до 60 000 войска, отказался от этого намерения, поняв необходимость притянуть к себе 40 000 человек Отта, и Эльсница, прежде чем отважиться вступить в сражение. Эльсниц, оставшийся с 18 000 на реке Варе, и не успевший, несмотря на превосходство сил, вытеснить Сюше из его позиции на правом берегу этой реки, получил повеление отступить вниз по долине Танаро до Асти. Отту приказано было скорее окончить переговоры с Массеной, или в противном случае снять блокаду Генуи, перейти Боккетту и спешить к Пиаченце, для обороны реки По.

Эльсниц начал свое отступление 28-го мая. Корпус Сюше, усиленный до 12 000, преследовал его стремительно до Танаро, опередил его у прохода Тенде искусным действием против правого фланга, прорвал центр и нанес ему значительный урон, простиравшийся до 8 000 человек.

После этого успеха Сюше двинулся через Финале к Савоне, спеша на помощь к Генуе; но уже было поздно: Массена капитулировал 5 июня, выдержав 60 дней самой жестокой блокады и мучения ужаснейшего голода. Он уже с 3 мая вел переговоры с генералом Оттом, когда сей последний получил повеление согласиться на все условия, на которых Массена решится немедленно сдаться, или снять осаду, если французский генерал вздумает держаться долее. Это обстоятельство спасло Массену от отчаянного предприятия, которое он готов был скорее выполнить, нежели сдаться военнопленным. Он хотел броситься со своими изнуренными голодом войсками в тосканские владения; приказания Меласа спасли его. Восьми тысячам, оставшимся от гарнизона Генуи, был дозволен свободный выход; но только шесть из них успели соединиться с Сюше в окрестностях Савоны.

Отт, гордясь своим завоеванием, поспешил перейти обратно через Боккетту, оставив в Генуе сильный гарнизон и направился через долину Скривии к Тортоне, с намерением воспрепятствовать нашей переправе через р. По; но уже было поздно: 6 июня Ланн перешел реку при Сан-Чиприяно, а Мюрат в тоже время в Ночетто близ Пиаченцы, опрокинув без большого труда сопротивлявшиеся им неприятельские отряды.

События быстро приближались к развязке. Хотя я и утвердился уже в тылу неприятеля, но он мог еще ускользнуть по правом у берегу р. По, если бы спустился до Боргофорте, против Мантуи. Надобно было отнять у него это последнее средство и я решился перейти По с дивизиями Ватрена, Шамбарлака, Гарданна(13), Моннье, Буде и кавалерией Мюрата, что составляло до 30 000 ч., прочие же войска должны были обеспечивать собственный наши сообщения с Швейцарией и охранять левый берег По. Дивизия Шабрана, которую сдача крепостцы Бард возвратила в мое распоряжение, направилась к Верчелли в заняла Иврею, Кивассо, Крешентино и Трино. Бетанкур продолжал блокаду Ароны; Монсей оставался в миланских владениях. Одна из дивизий его была расположена под Павией; другая осаждала миланскую, цитадель, а третья занимала Крему и Брешию, и удерживала австрийские войска, расположенные на Минчио. Дивизия Луазона осаждала Пидзигетоне в замок Пиаченцы, наблюдала за нижним По и прикрывала тыл моей армии. Сознаюсь, что войска мои была разбросаны, и что мысль окружить Меласа и вместе с тем все прикрывать была несколько отважна. Гораздо благоразумнее было бы собрать тысяч пятнадцать лишних войск около Тортоны, потому что, если бы Мелас двинулся к Минчио через Милан, то я точно так же бы завоевал Италию одним движением и, соединившись с Массеной, не нуждался бы более в сохранении сообщения через С. Бернард; но успехи делают нас слишком самоуверенными: я хотел все или ничего. К тому же я надеялся, что Массена удержится несколько дней долее, и что нам легко будет, двинувшись к Тортоне, соединиться с ним через Нови.

Я говорил уже, что Отт со всею поспешностью шел с своим корпусом из Генуи, чтобы принять участие в обороне По; но он не мог приспеть вовремя и уже в Монтебелло встретил корпус Ланна. Спеша достигнуть Пиаченцы, и полагая иметь дело с малым отрядом моей армии, Отт бросился на местечко Кастеджио против всех правил военного искусства; австрийцы могли спастись только быстрым сосредоточением сил и не должны были вступать в отдельный стычки. Ланн, с дивизиями Ватрена и Шамбарлака, встретил его, сам перешел в наступательное положение и решился обойти Отта, направясь по высотам, командующим местечком Кастеджио и всею окрестностью до р. По.

Австрийцы храбро дрались, и победа была сомнительна, пока наконец прибытие Виктора с дивизией Гарданна решило дело в нашу пользу. Неприятель, обойденный на обоих флангах, был совершенно разбит. Центр, его стесненный на мосту в Кастеджио, был уничтожен; австрийцы потеряли 6 орудий, 5 000 пленных и 3 000 убитыми и ранеными. Оставив 2 000 ч. в Тортонской цитадели, Отт отступил к Алессандрии, где Мелас сосредоточил остатки своей армии.

Это происшествие было чрезвычайно важно; оно ослабило неприятеля 8 000 в тот решительный миг, когда он видел себя принужденным пробиваться с оружием руках, и в тоже время возвысило нравственную силу наших войск, твердо решившихся не пропускать его.

Я продолжал свое движение к Алессандрии. 12 июня мы перешли Скривию и развернулись на равнине Сан-Джульяно. Арьергард, оставленный Оттом в Маренго, был вытеснен из этого места дивизией Гарданна и опрокинут за Бормиду. Я расположил армию мою уступами по дороге из Алессандрии в Тортону. Дивизия Гарданна заняла Педрабону, против предмостного укрепления, которое австрийцы удерживали еще на Бормиде. Для поддержания этого первого эшелона были расположены под Маренго Виктор с дивизией Шамбарлака и кавалерийская бригада Келлермана; позади Виктора при Сан-Джульяно стоял Ланн с дивизией Ватрена и кавалерийскою бригадою Шампо. Наконец, дивизия Монсея составляла последний эшелон при Торре-ди-Гафарало. Кавалерийская бригада Риво(14), расположенная при Сале на правом фланге армии наблюдала р. По и нижнюю часть р. Танаро; на левом фланге генерал Дезе был направлен с дивизией Буде в Ривальту, чтобы не дать неприятелю двинуться своим правым флангом к Нови, и открыть сообщение с итальянской армией, спускавшейся по долине Бормиды через Дего к Акви. Я полагал, что могу растянуть таким образом свое силы, потом у что слабость сопротивления, оказанного неприятелем при обороне равнины Сан Джульяно, заставляла меня думать, что он отнюдь не предполагал вступить в сражение, но напротив того, намерен был маневрировать, чтобы достигнуть Генуи, и оттуда пробраться в Парму и Модену. Он даже утвердил меня в этом ложном мнении известиями лазутчика, который брал деньги с обеих сторон и, казалось, был предан нам. Ошибка эта, за которую без сомнения нельзя обвинять меня, обошлась было нам очень дорого.

Мелас только 13 числа сосредоточил свою армию. На следующий день он с рассветом перешел с 35 000 Бормиду и стремительно атаковал нас. Дивизия Гарданна принуждена была отступить; Виктор принял ее и расположил на правом фланге дивизии Шамбарлака, выстроенной в одну линию от деревни Маренго до Бормиды. Генерал Гаддик с правым флангом австрийцев развернулся против позиции Виктора в две линии. Кайм, командовавший центром, стал косвенной линией на левом фланге Гаддикка. Отт был направлен против Кастель-Чериоло; резерв, под начальством Эльсница, остался позади правого фланга на дороге, ведущей из Маренго в Алессандрию; но две трети его кавалерии были весьма некстати отряжены к югу от Алессандрии по дороге к Акви, для наблюдения за Сюше и Массеной.

Мы не были в готовности принять сражение. Я поспешил расположить свои уступы так, чтоб они взаимно могли друг друга поддерживать, и отозвал Дезе из Ривальты к Сан-Джульяно. В 10 часов утра я уже должен был ввести Ланна в линию на правом крыле Виктора, которого Кайм готов был взять во фланг. Виктор упорно защищал переход через ручей Барботту, на берегу которого лежит Маренго: с обеих сторон открыли живой, убийственный огонь: австрийцы теряли много людей, и Мелас пустил в атаку половину оставшейся у него резервной кавалерии. Эта отдельная бригада была опрокинута в болотистый ручей, и неприятель, имевший вдвое более кавалерии, чем мы, уже в начале битвы был лишен ее действия на том пункте, где она могла бы решить победу. Ланну удалось удержать центр неприятеля; но между тем Отт прошел за Кастель-Чериоло, подкрепленный кавалерией центра под начальством Фримона и угрожал обходом нашему правому флангу. Я противопоставил ему моих гвардейских гренадер. Эти восемь сотен храбрых, подавшись вперед по равнине между Кастель-Чериоло и Виллановой, построились в каре, подобный неприступному редуту, и отбивали повторные атаки австрийских эскадронов. Пользуясь славным сопротивлением этого отборного войска, я отрядил 5 батальонов из дивизии Моннье к Кастель-Чериоло, чтобы вытеснить засевшую там неприятельскую легкую пехоту. К несчастью, стремительная атака австрийцев на левый фланг дивизии Моннье отделила этого генерала от части войск его, принудила примкнуть к Ланну, оттеснила левую фланговую бригаду, и заставила, таким образом, и бригаду Карра-Сен-Сира(15) следовать за движением всех лишив то самое время, когда застрельщики ее уже вторгались в Кастель-Чериоло.

38
{"b":"239147","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психология на пальцах
Не работайте с м*даками. И что делать, если они вокруг вас
Жизнь взаймы
Худой мир
Игра Кота. Книга седьмая
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Лишние дети
Музыка и зло в городе ураганов
Я – Элтон Джон. Вечеринка длиной в жизнь