ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Знать себя важнее, чем верить в себя

Одной из характеристик опыта является способность понимать, как ограниченно наше знание. Вот почему многие из величайших умов человечества не раз подчеркивали негативное влияние уверенности на компетентность. Отец западной философии Сократ сказал: «Я знаю только то, что я ничего не знаю». Спустя много столетий французский философ, поэт и один из ведущих интеллектуалов эпохи Просвещения Вольтер практически повторил слова Сократа, заметив, что чем больше он читает, тем яснее видит, что на самом деле не знает ничего. Сходную мысль выразил Чарльз Дарвин, один из самых влиятельных ученых и гениальный создатель теории эволюции, писавший, что уверенность чаще порождается невежеством, чем знанием. Список можно продолжить. Не лучше ли прислушаться к советам этих великих умов?

Уже в наши дни психологи отметили, что самые некомпетентные люди вероятнее всего оказываются чрезмерно уверенными, поскольку им не хватает способности понять, насколько они некомпетентны. Этот эффект обнаруживается практически во всех областях компетентности, таких как чувство юмора, вкус, креативность, интеллектуальная деятельность, а также в широком спектре физических навыков. Например, чем скучнее люди, тем больше они переоценивают свое чувство юмора, чем хуже у людей вкус, тем больше они склонны считать себя законодателями моды, и чем человек глупее, тем больше он переоценивает свой ум. Короче говоря, некомпетентность ведет как к низкой результативности, так и к неспособности понять свою ограниченность.

Когда я только начал преподавать, я думал, что смогу просто стоять перед аудиторией и в вольном стиле читать лекцию. Я был так уверен в своей способности «учить, развлекая», что даже не позаботился подготовить план. Хотя на занятиях было весело, отличники быстро начали волноваться из-за отсутствия у лекций структуры и содержания. Они смотрели в план занятий и видели, что я не затрагиваю многие темы и, значит, им придется изучать их самостоятельно. Менее амбициозные студенты, напротив, радовались, решив, что им ничего не придется учить. Я был так доволен, что игнорировал любые отрицательные отзывы и сосредоточился только на хороших: «Наконец кто-то сделал лекции увлекательными», «Единственный преподаватель, который поощряет дискуссии» и т. д. Возможно, это было правдой, но я не научил студентов тому, что входило в их учебный план.

Прошло несколько лет, и я стал обращать внимание на негативные отзывы студентов (потому что таких отзывов становилось все больше и больше). Моя уверенность в себе как в преподавателе упала, и я начал сомневаться в том, что гожусь для университетской работы. Однако это неприятное открытие помогло мне сделать первые, самые важные шаги к исправлению: я стал следить, чтобы студенты получали весь необходимый материал, тщательно планировал свои лекции и т. д. Хотя моя уверенность в себе как в преподавателе никогда больше не достигала тех высот, как в начале моей академической карьеры, отзывы студентов обо мне значительно улучшились, поскольку выросла моя преподавательская компетентность. Этой историей я стараюсь пояснить, что высокая уверенность может быть проклятием, поскольку не дает совершенствоваться. Если вы удовлетворены собой, вы будете игнорировать негативные отзывы и искажать действительность себе в угоду. И наоборот, низкая уверенность может стать благом, если поможет точно определить ваши слабые места и мотивирует к совершенствованию. Так что, когда компетентность низка, уверенность (вера в себя) часто высока. Но если вы начнете учитывать оценки окружающих (рейтинг вашей компетентности), ваше знание себя улучшится, и вера в себя станет больше соответствовать реальному положению дел.

Исследования психологов показывают, что высокая уверенность повышает склонность людей игнорировать или принижать источники негативной обратной связи и восхвалять тех, кто хорошо о них думает{100}. Попробуйте сказать кому-то, кто очень доволен собой, что он не так уж умел или хорош, и он решит, что вы либо шутите, либо нарываетесь на ссору. Оптимисты с высокой общей уверенностью в себе особенно склонны подправлять реальность в свою пользу, получив негативные отзывы, – явление, получившее название «компенсаторная самонакачка»{101}. Интересно, что в искажающем эффекте уверенности можно убедиться воочию: современные методы сканирования позволили локализовать участки мозга, ответственные за самопрезентацию и обработку информации, полученной от других. Я не шучу: мозги уверенных и неуверенных людей по-разному реагируют на похвалу и критику{102}. Д-р Шарот и ее коллеги-нейробиологи из Университетского колледжа Лондона, кроме того, определили участки мозга и механизмы мозговой деятельности, лежащие в основе, в частности, оптимистических ошибок рассуждения{103}. Похоже, что мозг у оптимистов (т. е. тех, кто смотрит на жизнь с необоснованным оптимизмом) в гораздо большей степени способен (или хочет) игнорировать свидетельства негативных событий, настолько, что отказывается посылать химический сигнал, чтобы предупредить сознание о том, что дела, возможно, не так хороши, как кажется. Словно страус, который прячет голову в песок, чтобы спрятаться от опасности, мозг уверенных людей переформатирован, чтобы «защитить» их от угроз, игнорируя эти угрозы. Разумеется, это в высшей степени неэффективно. Так и чрезмерно высокая уверенность представляет угрозу для самопознания, поскольку ограничивает готовность людей понять, какими их видят другие на самом деле, и не позволяет понять правду.

Еще одно объяснение того факта, что самые некомпетентные оказываются самыми сверхуверенными, состоит в том, что окружающие, как правило, слишком вежливы, чтобы сообщить таким людям об их некомпетентности и тем самым помочь им стать лучше. Вместо этого мы ведем себя так, будто они компетентны, что только подкрепляет их раздутое самомнение. В общем, взрослые люди ведут себя с фальшивой вежливостью, которой мы ждем от детей, когда говорим им: «Не можешь сказать ничего приятного – лучше промолчи».

Засильем фальшивой деликатности объясняется популярность реалити-шоу типа American Idol с участием начинающих исполнителей, где хорошо видна зияющая пропасть между уверенностью участников и их компетентностью{104}. Участники выступают с уверенностью звезд, но зачастую катастрофически плохо, особенно в первых турах. Вот почему так забавно наблюдать за прослушиванием кандидатов: у некоторых таланта так мало, что не дать им объективно отрицательную оценку просто невозможно, и даже самые милые судьи вынуждены быть убийственно откровенными. Тот факт, что реалити-ТВ порой оказывается более честным, чем сама реальность, во многом помогает объяснить популярность таких шоу: зрители хотят видеть, как сверхуверенные, но недостаточно компетентные «молодые таланты» получают ударную дозу реальности, что в обычной жизни бывает редко. Мы слишком много времени тратим на предоставление положительной обратной связи тем, кто этого не заслуживает, похлопывая их и поглаживая, и тем самым раздуваем их уверенность (но не повышаем компетентность). Так ведут себя судьи на другом реалити-шоу, The Voice, участники которого столь же бездарны, как на American Idol[3]. Там судьи так же лицемерны (или деликатны), как большинство людей в реальном мире. Возможно, поэтому рейтинги у этого шоу ниже, чем у American Idol.

Резюме

• Уверенность зачастую очень сильно отличается от компетентности, однако окружающие будут смотреть на внешние проявления уверенности, чтобы оценить вашу компетентность. В ваших интересах демонстрировать уверенность, даже если вы ее не испытываете, – так другим будет труднее заметить ваши слабые места. Но остерегайтесь демонстрировать слишком высокую уверенность: людям не нравится, когда уверенность не подкреплена компетентностью. Напротив, вы понравитесь им больше, если окажется, что вы компетентнее, чем заявляли, и не хвастаетесь своими достижениями.

20
{"b":"239160","o":1}