ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Придется что-нибудь придумать.

— Придумаем, а потом?

— А что ж потом? Ведь здесь корабль и Ану; что и кто нам может сказать?

— Все равно. Неприятно возвращаться после таких приключений и сразу начинать врать.

— Ну, а если ты сразу расскажешь то, что произошло, тебе поверят? Так что иди и придумывай, почему мы не нашли грибов.

Они расстались у Васиного дома, договорившись встретиться часов в десять, чтобы сразу идти в милицию и сообщить о своих необыкновенных находках.

Вероятно, все произошло бы именно так, как они и предполагали, если бы не ряд обстоятельств. Прежде всего оказалось, что Васиных родителей дома нет — они ушли еще с вечера на плотину. Вот почему Вася отделался очень легко — никто не поинтересовался причинами задержки и почему он пришел без грибов. Он поел и прилег отдохнуть.

Труднее пришлось Юре. Бабушка прежде всего обрадовалась его возвращению, а потом, узнав, что грибов он не принес, возмутилась:

— Да что же вы там делали столько времени! Шлёндали, шлёндали, а вернулись с пустым!

Тут проснулись родители, и мама, конечно, немедленно набросилась на отца:

— Вот видишь, к чему приводит твое воспитание! Мальчик пропадает неизвестно где, опаздывает и, главное, врет.

И хотя Юрий еще ничего никому не соврал и, значит, имел полное моральное право возразить и даже обидеться, он промолчал, потому что понимал: в таком огромном деле, как их, настоящий мужчина обязан проявить терпение и выдержку.

Отца заинтересовала фактическая сторона дела.

— А почему вы пришли на рассвете?

Честно говоря, вот этого варианта Юрий не продумал — объяснения такого раннего прихода у него не было. Но как всегда в трудных случаях, его немедленно выручала бабушка:

— Да ты посмотри, что на дворе делается. Там такая гроза идет, такие ужасти…

— Грозы испугались? — строго спросил отец.

— Не в том дело, что испугались, а в том…

— Да кто же грибы в грозу ищет? — опять вмешалась бабушка. — Они только через несколько дней после нее пойдут.

Но отца не очень удовлетворило бабушкино объяснение. Он поморщился и, процедив сквозь зубы: «Струсил», слегка шлепнул сына по затылку и сказал:

— Приводись в порядок. Скоро завтрак.

Незадолго перед завтраком дом неожиданно вздрогнул.

И вздрогнул так, что между досок потолка просочилась древняя труха. Бабушка перекрестилась и с пониманием дела пробормотала:

— Страсти-то какие, ба-атюшки!

Над городком прокатился запоздалый ворчливый гром. Потом, когда все сели за стол, дом вздрогнул снова, и снова издалека докатились раскаты грома. И в то же время вдруг, по каким-то непонятным законам, все поняли — это был не гром, а нечто другое.

Отец подумал и сказал:

— По-видимому, взрывают перемычку плотины и заполняют водохранилище.

Юрий насторожился: какую перемычку, какое водохранилище? Но спросить об этом не успел — опять вмешалась бабушка:

— Боюсь я этих водохранилищ! Вода в погребах поднимется. Опять же, комары разведутся.

— Да полно, мама, — улыбнулся отец. — Наоборот, климат станет мягче. Водохранилище его смягчит.

— Дай бы бог, — сказала бабушка, но, видимо, не очень поверила своему сыну.

В это время дом задрожал снова, издалека донесся не гром, а словно подземный гул. Казалось, он идет откуда-то из подземелья — тяжкий, могучий и непонятный. Всем стало не то что страшно, а скорее, не по себе, тем более что в комнате стало быстро темнеть от надвигающейся грозовой тучи.

За окнами пронесся первый порыв ветра, потом второй, третий… В коридорчике хлопнула дверь, вошел Шарик, которому совсем не хотелось в одиночестве встречать грозу.

Грохотал гром, сверкали молнии, с шумом и клекотом лились потоки спорого теплого дождя. Постепенно светлело, и бабушка, приготовившись к самому страшному, облегченно отметила:

— Кажется, пронесло.

— Кого пронесло? — спросил Юрий.

— Грозу. Стороной, видать, прошла, нас только крылом задела. Вот теперь жди грибов. Теперь грибы пойдут.

Родители ушли на работу, и Юрий осторожно спросил у бабушки:

— Какую перемычку рвали? Какое водохранилище?

— А ты будто не знаешь? — подозрительно покосилась бабушка.

— Откуда же мне знать? Меня же не было.

Бабушка что-то прикинула в уме, отчего у нее на носу пошевелились очки, и наконец решила:

— Правильно. Это без тебя было. Милиция тут ходила и строители со станции, с энтой… — бабушка кивнула куда-то через плечо, — с электрической. Ну вот, предупреждали, что будут взрывы, чтоб не пугались, дескать. Будут заполнять энто самое… — бабушка опять кивнула через плечо, — водохранилище.

По крыше стучал неторопливый дождичек, и Юра вдруг понял, насколько он устал. Болела каждая жилка и каждый мускул, а глаза слипались. Он присел на диван, облокотился на валик и сразу же уснул. И кто его обвинит, если все это произошло после грозы, под убаюкивающий шум летнего дождя.

IV

Проснулся он оттого, что бабушка трясла его за плечо и шептала:

— Милиция к тебе пришла. Милиция… Слышишь! А ну вставай!

Юра вскочил, освободился от старенького одеяла, которым неизвестно когда его накрыла бабушка, и вскрикнул:

— Ану пришел?!

— Милиция, говорю, пришла. Натворил небось что, тогда лучше признавайся.

— При чем здесь милиция? — ничего не понимая, почему-то растерялся и рассердился Юра.

Бабушка нахмурилась:

— А это уж тебе виднее, к чему милиция.

На пороге показался участковый милиционер. А вслед за ним вошел совершенно незнакомый пожилой, лысеющий человек со слегка кривым носом.

— Проснулся? А мы к тебе, — сказал милиционер, протягивая руку. — Здравствуй!

— Здравствуйте, — не совсем уверенно ответил Юра, поднявшись с дивана и поправляя свой костюм.

— Вот, знакомься, тоже заядлый грибник. А я, понимаешь, выяснил, что ты тут самый главный следопыт — все грибные места знаешь. А тут как раз гроза прошла, дождичек хорошо помочил — значит, грибы будут. Вот мы к тебе. Может, возьмешь нас с собой?… В напарники…

Юра помолчал — он все еще не мог понять, зачем к нему пришли два взрослых человека. Особенно смущал тот, у кого был слегка кривой нос. Милиционер угадал это Юрино смущение и представил ему своего товарища:

— Ты не бойся. Он из редакции. Пишет. Ему все интересно.

Вообще-то, когда дело касается рыбалки, ловли птиц или грибной охоты, возраст или положение значения не имеют. В этих случаях все равны. А если человек из редакции — тем более.

Юрий молча смотрел то на милиционера, то на товарища из газеты. Мысли путались, он вдруг страшно заволновался.

— Знаете что, товарищ милиционер, — сказал Юрий, — я вам все расскажу. Только вы слушайте — это очень и очень важно, — заторопился он.

Юрий до того разволновался, что его даже стала бить дрожь. И милиционер, заметив это, сделался строже и внимательней.

— Да ты сядь, сядь… И расскажи все по порядку. По порядку, говорю, расскажи.

— Вот в том-то все и дело, что мне как раз и нужно все по порядку. Тогда вы поймете.

Бабушка ахнула и раньше всех села на стул.

— Батюшки, — взмолилась она, — ну не иначе как натворил что-то!

Юра махнул на нее рукой и попятился к дивану. Там они и сели: Юрка посредине, а двое гостей по бокам.

Уже когда Юрий стал рассказывать, почему Шарик понимал некоторые его команды, милиционер переглянулся с бабушкой и потрогал Юрин лоб, тот отмахнулся от него, как от мухи, а человек из газеты вынул из кармана пиджака красный блокнот, а из внутреннего кармана — шариковую ручку. Он все время смотрел на Юрия, а ручка так и летала по бумаге, и он, почти не глядя, только перелистывал страницы блокнота.

Потом, когда Юрий рассказал о находке, милиционер тоже посерьезнел и ловким, привычным движением передвинул с бока свою полевую сумку и, тоже не глядя, достал из нее бумагу и карандаш. Но когда Юра стал рассказывать обо всем, что с ними произошло в джунглях и потом, на обратном пути, оба — и милиционер и товарищ из газеты — перестали писать и только смотрели на него, а бабушка время от времени беззвучно всплескивала коричневыми руками и приоткрывала рот.

37
{"b":"239184","o":1}