ЛитМир - Электронная Библиотека

— Подожди, подберем Барри! — крикнул Дик своему шоферу.

Тот нажал на тормоза, и машину занесло, но она остановилась. Дик выскочил из нее и кинулся к куче тел. Белый человек, которого переехало машиной полковника, корчился в агонии, и Дик на ходу раскроил ему череп рукояткой «кольта». Затем он стал вытаскивать Барри из-под белых.

— Нет! — кричал Барри, изнемогая от боли.

— Бога ради, ключ! — кричал Дик.

— Хлопок… — прошептал Барри, и кровь хлынула из его носа и рта. Крупное тело обмякло в объятиях смерти.

Могильщик так резко объехал грузовик, что машина чуть не перевернулась, а Гробовщик послал еще одну трассирующую пулю вдогонку «линкольну». Он метил в бензобак, но угодил в заднее ветровое стекло, отчего загорелась крыша. «Линкольн» летел теперь как ракета и начал вилять из стороны в сторону. Гробовщик выстрелил еще раз и пробил заднюю дверь. Он продолжал стрелять в темноте, а «линкольн» наращивал скорость.

Могильщик остановил машину, вышел и побежал в сторону Дика с револьвером в руке, а потом остановился. Гробовщик выскочил с другой стороны, собираясь выстрелить последней пулей. Но в этом не было необходимости. Дик заметил их. И еще он заметил, что «линкольн» уехал. Он бросил оружие и поднял руки. Ему хотелось жить.

— Ты посмотри, какая встреча, — приговаривал Могильщик, подходя к нему с наручниками.

— Приятный сюрприз, — вторил ему Гробовщик.

— Мне надо позвонить адвокату, — пробормотал Дик.

— Всему свое время, радость моя, — сказал Могильщик.

Глава 14

Был час ночи. Ребята из «убийств» приехали и уже уехали. Судмедэксперт констатировал четыре смерти. Трупы повезли в морг. Ни лимузин полковника, ни «линкольн» так и не задержали. Их искали по всему городу. Семнадцать патрульных машин, оцепивших район стадиона, вернулись к исполнению своих обычных обязанностей. Работники, расчищавшие территорию стадиона, снова вернулись к своим делам. Город жил, дышал и спал, как всегда. Люди лгали, воровали, убивали, а также молились, пели, смеялись, занимались любовью. И еще рождались и умирали. Пульс города Нью-Йорка оставался прежним.

Но те, кто поверил в авантюру Дика, ворочались в постелях, гадая, получат ли они назад свои доллары.

Дик же сидел на табуретке под лампами в «Гнезде». В ярком свете он казался хрупким и прозрачным. Его гладкое коричневое лицо сейчас напоминало фиолетово-оранжевую физиономию накрашенной и напудренной шлюхи.

— Я хочу увидеться с моим адвокатом, — в сотый раз повторил он.

— Твой адвокат сейчас спит, — отвечал как ни в чем не бывало Гробовщик.

— Он рассердится, если мы его разбудим, — добавил Могильщик.

Лейтенант Андерсон отдал им Дика на растерзание. Детективы были в отличном настроении. Все вышло так, как они хотели.

Но Дику было не до шуток.

— Напрасно вы так кипятитесь, — сказал он. — У вас против меня лишь подозрения, и я имею полное право видеть адвоката.

Гробовщик отвесил ему пощечину, придав ладони чашевидную форму, из-за чего пощечина вышла гулкой, как разрыв хлопушки. Голова Дика мотнулась в сторону.

— Кто говорит об убийстве? — словно не замечая этого, сказал Могильщик.

— Нас интересует только одно: кто взял деньги, — сказал Гробовщик.

Дик выпрямился и глубоко вздохнул.

— Потому что мы хотели бы вернуть их тем беднякам, которых ты надул, — сказал Могильщик.

— Черта с два надул, — огрызнулся Дик. — Все было совершенно законно.

Гробовщик врезал ему по уху с такой силой, что Дик согнулся, словно был из резины, а Могильщик отвесил ему вторую пощечину. Они лупили его с двух сторон, пока в голове у Дика не помутилось. Тогда они дали ему передохнуть, после чего Могильщик сказал:

— Поехали по новой.

В ярком свете глаза Дика сделались оранжевыми. Он прикрыл веки. Из уголка рта потекла струйка крови. Он облизнул губы и вытер тыльной стороной ладони рот.

— Вы применяете насилие, — сказал он, с трудом ворочая языком, — но я живой. А это главное.

Гробовщик двинулся к нему, но Могильщик взял его за рукав:

— Полегче, Эд…

— Полегче с этим сукиным сыном? — взорвался тот. — Полегче с этой долбаной сволочью?..

— Мы полиция, — напомнил Могильщик, — а не суд.

— Закон существует для того, чтобы защищать невиновных, — сказал Гробовщик, но волю рукам не дал.

— Слышал, парень? — хмыкнув, обратился Могильщик к Дику.

Дик собирался уже что-то ответить, но, похоже, передумал.

— Вы тратите время зря, — сказал он вместо этого. — «Назад в Африку» — честное движение, а насчет этой перестрелки могу сказать одно: я проходил мимо и хотел помочь умирающему.

Гробовщик повернулся и подошел к стене. Он шлепнул по ней ладонью с такой силой, что шлепок напомнил выстрел. Если бы не Могильщик, он в два счета свернул бы шею этому сукину сыну. У Могильщика на шее набухли вены.

— Дик, ты нас не доводи, — сказал он срывающимся голосом. — А то мы отходим тебя револьверами, покаты не испустишь дух, и пойдем под суд.

Судя по выражению лица, Дик ему поверил, но промолчал.

— Мы догадываемся, что это за движение. Мы подняли досье ФБР на Четыре-Четыре и Фредди. Мы получили данные из округа Кук на Барри и Элмера. И твое тюремное дело у нас тоже имеется. Мы знаем, что денег у тебя нет, иначе бы тебя и след простыл. Но у тебя есть ключ…

— Какой ключ? — спросил Дик.

— Тот, что отворяет дверь, за которой деньги.

— Я невиновен, — сказал Дик, качая головой.

— Слушай, падла, — прохрипел Могильщик, — ты все равно сел, и крепко. У нас есть доказательства.

— От кого?

— От Айрис.

— Если она сказала вам, что «Назад в Африку» — мошенничество, то она лживая сука, и я так ей это и скажу.

— Договорились, — сказал Могильщик.

Через минуту в камере появилась Айрис, а с ней лейтенант Андерсон и двое белых детективов.

Она подошла к Дику, взглянула ему в глаза и сказала:

— Он убил Мейбл Хилл.

Лицо Дика исказила ярость, он кинулся на нее, но белые детективы вовремя его удержали.

— Мейбл поняла, что «Назад в Африку» — сплошное надувательство, и собиралась рассказать об этом полиции. Она потеряла мужа, потеряла деньги и хотела свести счеты с этим… — Она говорила так, словно сама верила этому.

— Лживая шлюха! — крикнул Дик.

— Когда я заступилась за него, она набросилась на меня, — продолжала Айрис. — Я стала защищаться. Он схватил меня сзади, вложил в руку револьвер и выстрелил. Когда я пыталась отобрать у него оружие, он сбил меня с ног, а сам убежал.

Дик позеленел. История получилась убедительная. Он понимал, что если она повторит ее в суде, скорбным голосом, запинаясь, глядя в пол, одетая в черное, то ей поверят. Тем более что у него было криминальное досье, а у нее нет. Он вообразил электрический стул в Синг-Синге, а на нем себя.

— Сколько они тебе заплатили? — только и спросил он ее.

Пропустив вопрос мимо ушей, она продолжала:

— Поддельные документы, которые подтверждают, что «Назад в Африку» — жульничество, спрятаны в нашей квартире, под переплетом книги «Пол и раса». Пока, говно, — сказала она Дику и повернулась, чтобы уйти.

Белые детективы переглянулись, потом уставились на Дика. Андерсон был явно смущен.

— Ну как, приятель? — скрипучим голосом спросил Дика Гробовщик.

Могильщик двинулся к двери с Айрис. Передавая ее конвоиру, он подмигнул ей. Сначала она удивилась, потом подмигнула в ответ, и конвоир ее увел.

Дик совсем увял. На лице его появилось выражение не боли и не страха, а безнадежности, как у приговоренного к смерти, который вот-вот отправится на электрический стул. Ему бы не помешал сейчас священник.

Андерсон и белые сыщики удалились, не глядя на Дика.

Оставшись наедине с Диком и Гробовщиком, Могильщик сказал:

— Давай ключ и забудем про убийство.

Дик взглянул на него как бы издалека. Он словно потерял интерес к происходящему.

— А ну вас, — только и сказал он.

25
{"b":"239498","o":1}