ЛитМир - Электронная Библиотека

Бандит с горящей шевелюрой лежал в проходе, лихорадочно пытаясь затушить этот пожар обожженными руками. Гробовщик вглядывался в пространство, выискивая жертву в алом зареве и водя стволом револьвера.

Дым наполнял убежище. Пленников обуял ужас. Они мерзко сквернословили, пытаясь дотянуться друг до друга.

— Продажная сволочь! Падла! Сутенер! — визжала Айрис, и глаза ее были как у перепуганной кобылицы.

— Стукачка, шлюха, убью! — вопил Дик.

Они были связаны по рукам и ногам, но все же ступнями касались пола и норовили ударить ими друг друга. Стулья раскачивались, ерзали по цементному полу, мускулы натянулись, как канаты, на шеях набухли вены, грозя вот-вот лопнуть. Тела изгибались, груди вздымались и опускались, из раскрытых ртов вырывалось тяжкое дыхание. Казалось, они занимаются любовью в экзотической позе. По лицу Айрис тек пот, смешиваясь с краской. Парик упал на пол. Дик выгибался на стуле, норовя двинуть Айрис об оружейную стойку. Ножки ее стула оторвались от пола, и нечеловеческим усилием Дик повалил и ее, и себя. Айрис дико завизжала. Дик упал лицом вперед, ударившись лбом о цементный пол. Она навалилась на него сверху. Потом они перевернулись, и теперь она уже оказалась внизу, обдирая о цемент лоб и щеки. Айрис сучила ногами, чтобы оттолкнуться от стены, а Дик извивался, словно в экстазе, чтобы прокатить ее лицом по полу еще раз. Они раскачивались из стороны в сторону, пока стулья не разъединились и мужчина и женщина не откатились друг от друга, обессилевшие, неподвижные. Если раньше комнату сотрясали раскаты выстрелов, то теперь звукоуловители фиксировали вой пожара, в тайник вовсю валил дым. Ругаться уже не было сил, и Дик с Айрис лежали, глотая дым и задыхаясь.

Наверху же, в церкви, пламя от погибшего бандита наконец высветило Могильщику фигуру второго с горящей шевелюрой. Он лежал за одной из передних скамей. Могильщик тщательно прицелился между ножек скамей в видимую ему часть противника и нажал на спуск. Пуля угодила в живот. Бандит взревел, как смертельно раненный зверь, и встал, стреляя наугад из «кольта». Его вопли достигли неимоверной силы, отчего сыщики ощутили противную горечь во рту. Гробовщик всадил ему пулю в грудь. Одежда запылала. Вопль вдруг оборвался, и бандит стал тяжело оседать, застыв у скамьи в коленопреклоненной позе, словно в предсмертной молитве. Он был объят огнем.

Гробовщик же, нацелив на него револьвер, кричал:

— Встань, сволочь, и умри как мужчина!

Кафедра и орган, весело потрескивая, горели, высвечивая святых, печально смотревших на происходящее с витражей. С улицы послышался вой сирены. К церкви подлетела первая патрульная машина.

Могильщик и Гробовщик пробежали через огонь босиком и, подбежав к органу, заколотили по его стенке обожженными ногами. Но стальная дверь не шелохнулась.

Когда приехала полиция, сыщики перезарядили револьверы и стали палить в пол, чтобы отыскать секретный замок. Снизу доносились вопли, дым обволакивал сыщиков. К ним присоединились их коллеги, и все вместе изо всех сил пытались открыть дверь, но это случилось, лишь когда прибыли первые пожарные с топорами и ломами.

Оттолкнув пожарных, Могильщик прошел первым, за ним Гробовщик. Он поставил стулья обратно — с привязанными пленниками. Айрис смотрела на него, задыхаясь от дыма, по лицу ее текли слезы. Прежде чем развязать ее, Могильщик наклонился и спросил:

— Ну, сестренка, где хлопок?

За его спиной толпились пожарные и полицейские, они кашляли и что-то кричали ему сквозь густой дым.

— Освободите их и вынесите отсюда, — распорядился сержант в форме. — А то они задохнутся.

Айрис смотрела в пол, пытаясь придумать линию поведения.

— Какой хлопок? — спросила она, выгадывая время.

Могильщик наклонился так, что их лица почти соприкоснулись. Глаза его были кроваво-красными, на шее набухли вены, Его небритое лицо искажала гримаса ярости.

— Ты бы ни за что не пришла сюда, если бы не знала, — прохрипел он, кашляя и ловя ртом воздух. Он поднял свой револьвер и уставил ей в глаза.

Гробовщик вытащил свой револьвер, удерживая пожарных и полицейских на расстоянии. Его обожженное кислотой лицо неистово дергалось, в глазах было бешенство.

— Не скажешь — останешься здесь, — сказал Могильщик.

Наступило молчание. Никто не верил, что он может ее убить, но никто не вмешивался из-за Гробовщика. Тот, казалось, был готов на все.

Айрис посмотрела на обожженные ступни Могильщика, потом украдкой взглянула в его красные глаза. Она поверила.

— Билли с ним танцует, — шепнула она.

— Взять их, — бросил Могильщик, и они с Гробовщиком поспешили уйти.

Глава 21

Танцплощадка Коттон-клуба находится вровень со столами гостей и служит также эстрадой для представлений. Сзади были занавешенные двери, которые вели в гримерные.

Когда Гробовщик и Могильщик украдкой выглянули из-за шторы, то увидели, что клуб заполнен хорошо одетыми людьми, белыми и цветными, сидевшими за столиками, покрытыми белоснежными скатертями, их глаза сверкали, как хрусталь, а лица казались причудливо-экзотическими в свете свечей.

Вовсю работало пианино, саксофон соблазнительно завывал, контрабас на что-то тихо намекал, труба требовала, гитара умоляла. Голубое пятно прожектора сверху, над головами гостей, высвечивало в голубой дымке коричневое тело Билли, которая почти обнаженной танцевала вокруг кипы хлопка. Ее тело изгибалось, а бедра трепетали так, словно она лениво занималась любовью. Время от времени ее сотрясали конвульсии, она судорожно бросалась на кипу, начинала тереться о хлопок животом, переворачивалась, терлась ягодицами, голые груди неистово тряслись. Влажный алый рот Билли был раскрыт и судорожно ловил воздух, белые зубы сверкали в синем свете. Ноздри трепетали. Она отдавалась хлопку.

В зале царила мертвая тишина. Женщины следили за танцем с завистью и томлением. Мужчины взирали на Билли с вожделением, закрывая глаза, чтобы прятать мелькающие там мысли. Охваченная жгучим желанием, Билли повадилась на хлопок. Женщины в зале непроизвольно содрогались, снедаемые страстью. По залу разлилась атмосфера блуда.

Танец подходил к кульминации. Бедра, все тело Билли извивались с нарастающей быстротой. Как следует поработав с хлопком, она повернулась к залу, раскинула руки и в последний раз покачала чреслами, простонав:

— О-о-о! Папочка хлопок!

Вспыхнул свет, загремели аплодисменты. Гладкое тело Билли сверкало, покрытое испариной, словно мечта сладострастника. Груди приподнялись, соски, словно указующие персты, были направлены в публику.

— А теперь, — слегка задыхаясь, проговорила она, когда овации стихли, — я хочу продать эту кипу хлопка с аукциона, а выручку передам в Фонд помощи актерам. — Она с улыбкой посмотрела на нервного белого молодого человека, который сидел со своей девушкой за одним из ближайших столиков. — А если кому-то страшно, то лучше уйти домой. — Молодой человек покраснел, в зале захихикали. — Кто готов заплатить тысячу долларов? — осведомилась Билли.

Воцарилось молчание.

— Тысяча долларов! — сказал кто-то сзади с южным акцентом.

Взгляды устремились на голос. Худой белый человек с серебристой шевелюрой, белыми усами и бородкой, в черном костюме и с галстуком-бабочкой сидел за столиком с молодым блондином в белом смокинге.

— Сволочь! — сказал Гробовщик, но Могильщик сделал знак, чтобы он замолчал.

— Джентльмен со старого Юга! — воскликнула Билли. — Вы, наверное, полковник из Кентукки?

Человек встал и отвесил поклон:

— Полковник Калхун из Алабамы к вашим услугам.

Кто-то в зале захлопал в ладоши.

— Ваш брат, полковник! — радостно вскричала Билли. — Ему тоже понравился хлопок. Встань же, братец!

Встал большой крупный негр. Цветная публика покатилась со смеху.

— Сколько ты предлагаешь, братец? — спросила Билли.

— Он готов заплатить пятнадцать сотен! — крикнул какой-то остряк.

— Пусть отвечает сам, — оборвала шутника Билли.

38
{"b":"239498","o":1}