ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Берю обмахивается рукой вместо веера.

— Итак, прихожу я в химчистку. Я почувствовал себя неуютно уже от одного запаха нафталина. Когда я объявился, мадам К2Р утюжила брюки. Солидная женщина, габариты как у кэтчиста. В руке дымящийся утюг. Она сразу узнает меня и ворчливо спрашивает: «Что вам угодно?»

В этот момент мне было угодно только одно — по-быстрому смыться отсюда. Удар плавника такой сирены мог переломить любую кость! Я бросаю косые взгляды на утюг, а сам прикидываю, сколько у меня шансов уйти живым.

— Ничего, мадам, — бормочу я, — я зашел просто поздороваться с вами…

Она что-то бурчит и продолжает гладить. Проходит тридцать секунд, и поскольку я не мычу, не телюсь, этот страшный змей-горыныч упирает кулак в бедро и говорит буквально следующее; «Вы, что, так и будете торчать, как истукан, и глядеть на меня целый день, Берюрье?»

Тут, парни, я услышал, как мой ангел-хранитель заклацал зубами! Но Берю можно обозвать какими угодно словами, но не трусом. Тогда, а что вы хотите, я ведь для этого и пришел сюда, я ныряю: «Госпожа Дюрон, — щебечу я, меня прислал Феликс. Он больше не хочет жениться на вашей дочке!»

Эти воспоминания приводят Берю в волнение, и он встает.

— Горе всем нам! Если бы вы только видели, какое страшное у нее стало лицо! Как ураган! В ее глазах сверкали громы и молнии тайфуна «Ямайка». Ее бицепсы трещали, как сухая трава в пламени пожара.

«Повторите, пожалуйстааа?» — пыхтит она, как паровоз, выпускающий струю пара, перед тем как сдвинуть с мертвой точки свои шатуны.

Я не мог выдавить из себя даже начала слота. Тогда она вытаскивает из двери дверную ручку в виде клюва и возвращается ко мне, выставив ее наподобие револьвера. «Я жду ваших объяснений, Берюрье!»

Женщина, которая называет вас по фамилии, — это просто ужасно. Я пытаюсь найти какую-нибудь вескую причину, что-нибудь существенное, чтобы умерить ее злость. Я чувствую, что она готова разодрать в клочья всю одежду, развешанную на плечиках, запустить в меня печкой-буржуйкой и всеми утюгами, которые нагревались на ней.

Я так напрягаю свои серые клетки, что они начинают фосфоресцировать. Надо было срочно что-то делать. В ее глазах разгорался пожар, который опалял мне усы! И тут у меня появилась блестящая идея: «Послушайте, госпожа Дюрон, у Феликса очень веская причина не жениться на Адель — он влюблен в вас!»

— Здорово, правда? — восклицает Берю.

Он даже притопывает ногами от возбуждения.

— Когда я увидел, как у нее меняется физиономия, я усек, что моя находка была просто потрясной. Мамаша побледнела. Дверная ручка выпала из ее руки. Она задышала, как водяной насос, перекачивающий мед! Шшшшшшшшют-Хан! Шшшшшшшшиют-Хан! Дыхание выплескивалось в бронхи и через рот стекало на подбородок. Язык вывалился изо рта. От этого известия, что ее будущий зять втюрился в нее, у нее вдруг сразу как-то все обвисло: глаза, пышный бюст, волосы, нос. Я даже испугался, что ее хватит кондрашка, и спросил: «Вам нехорошо?»

Она схватилась руками за свои груди, чтобы как-то привести в порядок сбившееся дыхание. «Вот это да! Вот это да!» — бормотала она.

Когда ей немного полегчало, она скинула халат. «Я пойду с ним поговорю», — заявила она. Я хотел пойти к Феликсу вместе с ней, но она воспротивилась. «Беседа такого характера, господин Берюрье, должна иметь место с глазу на глаз!» Как она быстро вышла из полуобморочного состояния, а?

Выйдя на улицу, я сразу звякнул своему приятелю и предупредил его насчет предлога, который я" придумал. Он стал вопить, как блоха, выкрашенная в зеленый цвет. Но относительно повышения голоса я никого не боюсь. Я же был судьей первой категории по борьбе! «С такой гренадершей, — оправдывался я, — надо было, Феликс, придумать что-то сногсшибательное. Эта гурия, если бы я не сказал ей о несовместимости нравов, могла бы запросто пришибить меня утюгом».

Берю отгрызает кусочек кожи в районе ногтя, сплевывает его на стол, какое-то мгновение любуется жалким комочком, снова берет его в рот, проглатывает и продолжает.

— Мадам Дюрон так провела с ним беседу с глазу на глаз, что Феликс женился на ней, учитывая то, что она была вдова. Все прошло под барабанный бой. Бедняжку строевым шагом зарулили в мэрию. На этот раз не могло быть и речи об отмене церемонии! Иначе гладильщица просто убила бы его. Тетки с таким темпераментом идут на штурм Бастилии! Теперь Феликс вкалывает на гладильщицу своей бывшей любовницы. Они купили гладильный паровой пресс, и он на нем работает. Однажды я проходил мимо их лавки. Сквозь витрину он посмотрел на меня таким злющим взглядом, что я не решился зайти. Этот случай показывает, что, когда у вас возникает желание разорвать помолвку, лучше написать вашей девице о том, что лежит у вас на душе: в письме можно все лучше объяснить и есть время выбрать нужные слова.

Толстый вынимает из портфеля сандвич с мелко рубленой и жареной в сале свининой и бутылку божоле.

— Извините меня, — говорит он, как настоящий учитель, — но я не успел пообедать.

Он откусывает свой бутерброд, что никоим образом не улучшает его манеру изложения мысли, и продолжает.

— Только не все разрывают свою помолвку, я в этом как-нибудь разбираюсь! А теперь давайте рассмотрим женитьбу.

Итак, назначается день церемонии. Отлично. Теперь надо разослать приглашения. Принцип составления этих сочинений мы уже с вами изучили, поэтому я на этом останавливаться не буду. Хочу только заметить, что нужно указать титулы и награды. Для руководства приведу один пример.

Он шумно пережевывает кусок сандвича и одновременно делает глоток из бутылки. Мы догадываемся, как мучается его изобретательный ум.

— Пишите! — приказывает он.

Он делает еще глоток, долго водит языком между щеками и деснами, присвистывает полым зубом и диктует:

«Г-н Александр-Бенуа Берюрье, офицер полиции, помощник вице-президента общества Любителей утренней ловли, член-благотворитель общества Друзей петанки, бывший сенегальский стрелок, заслуженный кавалер ордена Дородности и г-жа Александр-Бенуа Берюрье, имеют честь сообщить вам о женитьбе своей дочери Жозетты с г-ном Жюлем де Вонь, сыроделом, удостоенным диплома Каннского университета».

Он прерывает свою речь.

— Я повторяю, что это только пример, — говорит он. — Во-первых, у меня нет дочери, а если бы и была, то я бы не позволил, чтобы она вышла за мужика, которого зовут Вонь. Но вы рассекаете систему? Приглашения рассылают родители, они пользуются этим случаем, чтобы набить себе цену. Ну, а если будущий супруг сирота, скажете вы? И таком случае, это делают дедушка с бабушкой. А если у него их нет, возразите вы? Тогда это старший брат или дядя. Ну а если парень — внебрачный ребенок, продолжаете вы настаивать, как какие-нибудь китайцы? Тогда, исходя из этого предположения, объявление о женитьбе может быть дано соседкой. Повторный пример:

«Госпожа Джинглин, консьержка из дома N 68 по улице Фариболь, имеет честь объявить о женитьбе малышки Клодин Дющенок, с четвертого этажа налево по служебной лестнице, с г-ном Люлю Дюбуа».

— И на этом точка! — утверждает Его Округлость.

И, подобрев, продолжает:

— Итак, приглашения разосланы, день церемонии назначен. Будущим супругам остается лишь купить кольца. Торговаться по мелочам здесь не приходится, потому что подруга идет к ювелиру вместе с вами. Надо раскошелиться на кольца из настоящего золота. Некоторые честолюбивые девицы иногда хотят кольца с бриллиантами, потому что к этому склоняет их продавец, который всегда готов ободрать своих клиентов. Решительно пресекайте такие попытки, как только войдете в "' лавку.

«Нам нужны обручальные кольца, но, пожалуйста, без бриллиантов — это признак плохого вкуса». Этими словами вы сразу же парируете все попытки. До бракосочетания родители и дружки раскошеливаются на подарки, и в этом деле нужно проявлять бдительность! Если вы не примите меры, то у вас может оказаться четырнадцать ночников, от которых у вас всегда будет угнетенное состояние, и столько солонок, что у вас может подскочить белок в крови еще при составлении их описи! У дружков завались этих безделушек, они остались у них тоже после своей свадьбы, и они придерживали их до поры до времени, чтобы преподнести их в качестве подарка на свадьбе других. Вот уже тридцать лет они дарят друг другу одни и те же лампы, подносы, лопаточки для пирожных. Нужно разорвать этот адский цикл, мужики. Для этого есть единственное средство: как в приглашении на похороны пишут «ни цветов, ни венков», так и в приглашении на свадьбу надо, не стесняясь, указать: «Подарков не нужно — только почтовые переводы!» Приглашенные вынуждены будут раскошелиться, никуда не денешься. Зато вы потом купите все, что хотите!

55
{"b":"239744","o":1}