ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не могу не согласиться, — ответил Грейнджер, тем не менее довольно неприветливо скривив губы; затем, не попрощавшись с Колином, он легко сбежал по ступеням веранды и повернул к левому углу бунгало.

— Я оставил машину на дороге, — бросил он через плечо, прежде чем исчезнуть, и поднял руку: — Увидимся в среду вечером, если не раньше!

Колин нахмурился, пожал плечами и налил себе еще выпить. Его отец взглянул на часы и сказал Джульетте, что у нее достаточно времени на переодевание, потому что он попросит Кибоко задержать обед на полчаса. Она догадалась, что нередко случалось так, что Кибоко приходилось или откладывать подачу еды, или ускорять приготовление, чтобы подстроиться под своих хозяев.

К середине обеда она вдруг осознала, что чувствовала себя слишком истощенной физически после путешествия, чтобы знакомиться с множеством незнакомых людей в незнакомом клубе в этот вечер. Она спросила Колина, будет ли он возражать, если она не станет сопровождать его, когда он отправится по своему ежевечернему развлекательному маршруту. К ее облегчению, но отнюдь не к удивлению, он сразу же заверил ее, что лично он считал, что она вряд ли способна совершить поход в клуб и что гораздо разумнее с ее стороны будет остаться дома с его отцом. Но чтобы она не поняла его превратно, он добавил, что завтра вечером она так просто не отделается. Очень много людей с нетерпением ждали встречи с ней, он не позволит ей разочаровывать их.

Джульетта, одетая в одно из своих лучших платьев и при электрическом освещении просто неотразимая, саркастически улыбнулась, а потом спросила своего дядю, играет ли он еще по вечерам в шахматы. Он подтвердил это и заявил, что одна из причин, по которой он ждал ее приезда с таким нетерпением, заключалась в том, что она была единственным членом семьи, которому удалось обыграть его… А учитывая ее возраст и пол, это говорило в ее пользу.

Она улыбнулась ему, на этот раз гораздо теплее и с искоркой озорства.

— Отлично, — сказала она. — Сегодня мы с тобой разыграем партию!

Они наблюдали, как собирается уезжать Колин, чисто выбритый, настоящая «услада для взора» — если зрителем окажется впечатлительная молодая девушка (или скучающая привлекательная вдова, у которой куча времени!), — в хорошо сшитом костюме и идеальной рубашке. Он выглядел виноватым, словно лучшая часть его натуры упрекала его, когда он торопливо поцеловал их на прощанье и выбежал к машине. Они слышали, как она прошумела по подъездной дороге — Колин всегда был склонен разгоняться слишком быстро, — а потом Роберт Марни убрал шахматные фигурки, которые они едва успели расставить на доске, поднялся и взял племянницу под руку.

— Пойдем на веранду, посмотрим восход луны, — сказал он. — Здесь это незабываемое зрелище… а мне сегодня больше хотелось бы поболтать с тобой, чем лишиться своего короля. Ну-ка, расскажи мне про свою мать!

Глава 3

Следующий день начался для Джульетты с того, что Кибоко принес поднос с утренним чаем, когда неправдоподобно яркий солнечный свет затопил всю ее комнату.

Она торопливо приняла душ и оделась с такой же поспешностью, потому что желание выбраться наружу в этот чудесный новый день было непреодолимым. Спала она, к своему удивлению, как будто ничто в мире ее не касалось; ей снилось что-то волнующее и фантастическое про человека с бирюзовыми глазами и кожей цвета красного дерева, торжественно уверяющего ее, что она должна остаться на Манитоле, и заявляющего, что он сделает все возможное, чтобы она осталась. Несмотря на припекающие лучи солнца, на траве еще сверкала роса, а запах роз походил на фимиам, разливающийся в абсолютно неподвижном воздухе.

Она надела короткую белую юбку и бледно-голубую блузку и, в остальном не особенно заботясь о своей внешности, вышла на веранду. Тем не менее, ее дядя, который возился с тостером на накрытом для завтрака столе на веранде, приветствовал ее так, будто она была Клеопатрой, удостоившей его своим визитом.

— Дорогая моя, ты заставляешь меня желать, чтобы я был, по крайней мере на тридцать лет моложе и определенно не твоим дядей, — галантно заметил он, когда она подставила ему щеку для поцелуя. Он уронил еще один поцелуй на иссиня-черные волосы и помог ей сесть к столу. — Колин что-то делает с машиной в гараже. Очевидно, прошлым вечером она плохо себя вела. Но я уверен, он с минуты на минуту присоединится к нам.

Он налил ей стакан апельсинового сока, отказался поверить, что теперь она никогда не ест на завтрак яичницу с беконом — у нее была такая тонкая фигура, что она абсолютно не рисковала набрать лишний вес, — но пошел на компромисс, разрешив ей съесть яйцо всмятку. А потом поздоровался с сыном, который поднимался на веранду, приведя наконец свою машину в удовлетворительное состояние.

Руки у него были липкие от машинного масла, так что ему пришлось пойти в ванную помыть их, прежде чем присоединиться к завтраку. Когда он пришел, Джульетта впервые заметила, как он окинул ее задумчивым, оценивающим взглядом.

— Честное слово, — воскликнул он, — ты действительно выглядишь так, будто твое место на витрине, Джульетта… ни один волосок не выбивается, розовый цвет лица и так далее!

— И вовсе не розовый, — ответила она, подвигая к себе масло. — Слишком бледный.

— Существует такая вещь, как белая роза, — напомнил он и передал ей мармелад.

Она насмешливо улыбнулась ему.

— А ты учишься делать комплименты, — заметила она. — Если мне не изменяет память, они никогда тебе не удавались… Что-то или кто-то, должно быть, вдохновил тебя здесь, на Манитоле. Уж не сестра ли губернатора?

Ей доставило легкое удовольствие увидеть, как он залился краской под загаром. Его отец воскликнул: «Молодчина!» — по-видимому, действительно довольный, и Джульетта улыбнулась кузену с легким раскаянием.

— Расскажи, что ты делал вчера вечером, хорошо ли повеселился, — предложила она. — Вечерами в клубе всегда много людей? Помимо того, что вы угощаете друг друга выпивкой в баре, есть ли у вас танцы или что-нибудь еще развлекательное? У вас хоть иногда бывают гала-представления?

— Иногда, — чуть обиженно признал он, но потом она почувствовала, что он оттаивает. — По правде говоря, вчера вечером было очень скучно. — Это значило, она была уверена, что миссис Грэхем не соизволила появиться. — Я жалел, что не убедил тебя пойти со мной. Естественно, куча людей спрашивали о тебе, а некоторые женщины принарядились, чтобы встретить тебя… Они не выносят, когда их превосходят чужаки.

— Ну, разумеется, — согласилась она.

— Бетти Грант-Кэрью явно пустила слух о твоем приезде, и все мужчины пребывали в напряженном ожидании. Где-то около десяти заглянул Майк Грейнджер и, похоже, удивился, что тебя нет со мной.

Она старательно изучала желто-белую клетку скатерти.

— Знаешь, — заметила она, все еще глядя на ткань, — у меня создалось впечатление, что ты недолюбливаешь Майка Грейнджера. Почему? — И она взглянула ему в лицо ясными голубыми глазами.

Колин поддел вилкой кусочек бекона.

— Я бы не стал говорить, что я его не люблю, — ответил он, нахмурившись на бекон. — Вот отец, например, весьма его одобряет, не так ли, папа?

Роберт Марни кивнул.

— Он мне нравится, — с тихим нажимом сказал он.

Колин, казалось, слегка расстроился.

— Конечно, я думаю, здесь дело в его деньгах. Этот парень в них просто купается. Его дом набит дорогими вещами, а когда он устраивает званый обед, или утренний прием, или вечеринку в уик-энд, быть его гостем большая честь. Сам губернатор, который никогда не принимает никаких приглашений, иногда удостаивает Майка своим визитом…

— И, конечно же миссис Грэхем тоже время от времени наведывается к нему? — сказала Джульетта скорее утвердительно, чем вопросительно, с обманчивой простотой.

Колин с подозрением глядел на нее несколько секунд, потом пожал плечами.

— Быть в хороших отношениях со всеми на острове — часть обязанностей Клариссы. Я говорил тебе — она замечательная хозяйка.

7
{"b":"240274","o":1}