ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты похожа на дикую английскую фиалку, случайно попавшую на африканский континент, — сказал он ей. — А мы всегда считали Манитолу Африкой.

Она сдержанно поблагодарила его:

— Меня в первый раз сравнивают с дикой фиалкой. Мистер Грейнджер говорил что-то про клубничный чай и сад викария, но у тебя здорово получается. Продолжай в том же духе… Мне это нравится.

Но Колин нахмурился и, казалось, был всецело поглощен выездом с узкой дороги. Наконец ему удалось развернуть машину в сторону Муанги.

— Грейнджер действительно сказал тебе это? — требовательно спросил он, и его светлые брови сошлись на переносице. — Каков наглец!

— О, я не думаю, что он хотел сделать мне комплимент. Предполагалось, что это прозвучит презрительно.

— А это еще большая наглость… это уже просто хамство! Тебе надо было ответить ему так, чтобы стало ясно, что ты разобралась с ним раз и навсегда. Он тот человек, с которым можно обращаться только таким образом.

— Ты имеешь в виду, он не пользуется особой любовью?

— У женщин пользуется… но мужчины считают его надменным, а его огромное богатство слегка угнетает. Мы стараемся ставить его на место.

Она вспомнила, что ее дяде нравится Майкл Грейнджер.

— А ты не думаешь, что совсем чуть-чуть завидуешь ему и его богатству? — предположила она, глядя на его решительное лицо.

Колин сначала удивился, а потом сердито нахмурился. У нее было чувство, что ее предположение затронуло что-то… и, хотя Колин яростно отрицал, что испытывает хоть малейшую зависть к Майку Грейнджеру и собственности холостяка, она не полностью верила ему.

Это был тот случай, когда кто-то протестовал слишком рьяно. И она была абсолютно уверена, что ее кузену категорически не нравился Грейнджер, даже если он не завидовал ему.

Глава 4

Муанга была самым большим городом на Манитоле, а резиденция губернатора — самым большим жилым домом. Окружающие районы были не особенно привлекательны, так как дома стояли беспорядочно, без всяких попыток планировки, но главная улица утопала в тени деревьев, а в большинстве садов на ней буйствовали цветы.

Резиденция губернатора, белое изящное строение, находилась на восточной стороне города, парк вокруг нее был эффектным и прекрасно ухоженным. Здание клуба, с западной стороны, тоже было белым и, как и здания аэропорта, его окружали аккуратные газоны, но клумбы были не такими цветастыми. Однако рядом с ним был бассейн, и по его краю в тени деревьев расставлены шезлонги.

Члены клуба могли проводить сколько угодно времени, бездельничая и болтая с соседями и друзьями, пока слуги в белых куртках подавали напитки, а другие члены клуба резвились в бассейне.

Час аперитива перед ленчем был весьма популярен среди тех, кто мог позволить себе удовольствие тратить время на общение, и, когда Колин и Джульетта припарковали машину и поднимались по лестнице клуба, их провожали много пар глаз, а несколько друзей Колина помахали им рукой.

В клубе Колин купил кузине холодного лайма — она попросила налить ей без джина, — себе взял пива, а потом начал представлять ее. Ее смутил явный энтузиазм молодых людей, которые жали ей руку. Очевидно, в Муанге было мало незамужних молодых дам. После того, как ее руку потрясли по крайней мере полдюжины человек, у нее появилось чувство, что ее пальцы просто-напросто сплющились.

Молодые люди расположились вокруг нее, и все выказали горячее желание принести ей коктейль, когда ее лайм со льдом кончился. Здесь был местный доктор, молодой человек по фамилии Паттерсон, с песочными волосами и светлыми глазами; фермер, ростом шесть футов шесть дюймов и такой худой, что производил поразительное впечатление; еще один фермер, достаточно симпатичный, чтобы нравиться девушкам, — считалось, что в Англии у него есть невеста. Она со смехом отвергала все предложения, когда на стоянку въехала еще одна машина и через газоны к клубу направился Майк Грейнджер, рядом с которым шла элегантная, стройная женщина… При виде нее Колин поставил свою пивную кружку и побледнел, а потом, под изумленным взглядом кузины, вспыхнул, как девушка, впервые вышедшая в свет и потрясенная открытием, которое уже давно было сделано до нее.

— Это… Кларисса, — сказал он Джульетте так тихо, что она поняла, что это предназначалось только для ее ушей. И пока молодые люди, глядевшие на нее так, будто готовы были делать это всю оставшуюся жизнь, продолжали толпиться вокруг нее, сестра губернатора и ее провожатый поднялись по ступеням и, помахав через плечо нескольким знакомым на газоне, подошли к бару.

Джульетте удалось отыскать достаточно большой просвет между двумя затянутыми в хаки плечами, чтобы впервые как следует рассмотреть миссис Грэхем. В эти несколько мгновений она едва заметила Майка Грейнджера, хотя у нее и было смутное впечатление, что на нем тонкий, светлый, хорошо сшитый костюм и галстук-платок.

На миссис Грэхем было шелковое платье сложного покроя, лилово-синего цвета, и белые аксессуары к нему. Она была потрясающей блондинкой, красивые шелковые волосы, уложенные в низкий узел на затылке, дымчато-серые глаза, оттененные коричневой тушью ресницы. Черты ее лица были настолько правильны, что у Джульетты чуть не перехватило дыхание; она явно не одобряла загар и носила шляпу с огромными полями. Из-под них улыбался ее безупречный рот, мерцали маленькие белые зубы, и, подчеркивая их, сверкали в ушах серьги с огромными жемчужинами.

Поднимаясь по ступеням, она говорила Грейнджеру что-то насчет того, что он просто обязан найти время посетить свою сестру в Найроби. Очевидно, это было продолжением давнишнего разговора. Она вспоминала, какие чудесные времена были, когда они вместе учились в школе. Когда они вошли в клуб, пальцы Майка Грейнджера небрежно сжимали ее обнаженную руку. Не замечая ни Джульетту, ни ее кузена, он сразу же провел Клариссу к бару.

— Я знаю, что у тебя есть всего несколько минут, — сказал он, — но их можно приятно провести. Я хотел бы дать тебе попробовать новый напиток, недавно открытый мной. Добавляешь чуть-чуть…

Казалось, он почувствовал, что Колин импульсивно двинулся вперед и собирается обратиться к его спутнице, потому что он взглянул в их сторону, и его бирюзовые глаза сузились.

— И ты здесь? — сказал он. А потом заметил Джульетту, окруженную с флангов особо выдающимися экземплярами местного мужского населения, и выражение его лица смягчилось.

— Мисс Марни! — воскликнул он. — Так значит, я не ошибся, когда мои инстинкты подсказывали мне, что среди нас появился посторонний! Я сейчас пересекал газон со странным чувством, что ежедневный покой нашего клуба был нарушен… разумеется, самым приятным образом! — Сверкающие глаза смотрели на нее насмешливо. — Я ожидал, что что-нибудь подобное случится прошлым вечером, но Колин разочаровал нас.

Он повернулся к своей спутнице:

— Позволь представить тебе мисс Марни… Джульетту. Не сомневаюсь, что мы найдем ей Ромео до того, как ей придет время уезжать, ну, а пока что она вполне свободна… насколько я понимаю! Мисс Марни — хотя, пожалуй, я рискну и в дальнейшем буду называть вас Джульетта — это сестра сэра Питера Дэлхауса, миссис Грэхем. Как и вы, она — «новенькая» на Манитоле.

— Сравнительно новенькая, — поправила его Кларисса Грэхем и протянула руку Джульетте, одарив ее очаровательной улыбкой, рассчитанной на то, чтобы покорять сердца… даже женские. — Мисс Марии, я тоже буду называть вас Джульетта — ваш кузен Колин так много рассказывал мне о вас, что мне кажется, я уже давно с вами знакома. — Она оглянулась на Колина с теплой улыбкой в дымчато-серых глазах. Он, видимо, сражался с каким-то охватившим его чувством, которое было настолько необычным для него и оказало такой парализующий эффект на его голосовые связки, что он стоял столбом, глядя на даму, и был не в состоянии сам представить свою кузину.

Джульетта бросила на него удивленный и даже слегка нетерпеливый взгляд и встретила любезность сестры губернатора и легкое пожатие ее затянутых в белые перчатки пальцев несколькими отрывистыми фразами, которые, как она поняла позднее, не делали особой чести семье Марни. А вкупе с неуклюжим поведением и глупым видом Колина, должны были заставить многих стоящих вокруг удивленно поднять брови, хотя после первой минутной неловкости они болтали с ней с таким же энтузиазмом, как и раньше.

9
{"b":"240274","o":1}