ЛитМир - Электронная Библиотека

В углах склепа стояли связки копий и дротиков, в ногах скелета лежала огромная, в полтора моих роста, секира, рядом с ним валялись два иссохших, потрескавшихся лука и полдюжины колчанов, битком набитых стрелами. В сомкнутых на груди руках в длинных, по локоть, кольчужных рукавицах была зажата рукоять длинного меча, тянувшегося до колен мертвеца. Ножен то ли не было с самого начала, то ли они истлели за время, пока лежали в могиле – меч на ощупь был ржавый, изъязвленный. По всему склепу были разбросаны обломки разного другого железа. Здесь были и рукояти мечей, и погнутые рожны копий, иззубренные бойки топоров без топорищ, свёрнутые в винт полоски ножей или кинжалов, обрывки кольчуг и порубленные щиты. Деревянную основу щитов источили жуки-древоточцы, и она превращалась в труху при касании. Оставалась лишь железная ржавая крестовина да нашлёпка в середине. Было ещё множество всяких кусков железа, иной раз очень причудливого вида. Если у всего этого и было когда-то какое-то предназначение, то я его не знал и не мог догадаться. Наверное, это было оружие и доспехи побеждённых мертвецом врагов. Когда он ещё не был мертвецом, если Вы понимаете, о чём я.

Порывшись в обломках и поискав у стен, ничего подходящего для себя я не нашёл. То есть не то чтобы совсем не нашёл. Стрелы, например, а особенно, их наконечники, очень привлекли моё внимание.

Знаете ли Вы, что такое настоящая боевая стрела? Доводилось ли Вам когда-нибудь её видеть? Или Вы лишь читали о воинах, сплошь утыканных стрелами? Если так, то Вам нелишне будет знать. Настоящая боевая стрела – это древко в три с половиной фута длиной, в большой палец толщиной, на одном из концов которого есть шестидюймовый железный клюв. Каких только стрел не обнаружилось в колчанах, каких на них только не было наконечников. Вытянутые, гранённые на четыре угла шипы; тупоносые и тяжёлые, как кузнечное долото; длинные и тонкие, как шило; плоские, с одним зубом на сторону и трёхгранные, с тремя зубьями; растопыренные тройной рогулькой, вроде сенных вил, и с тремя отдельными шипами на общей перекладине, как у рыбной остроги. Были и такие, что в наших краях называют «зарезами». Видом схожие с полумесяцем или плоской лопаткой для переворачивания мяса на сковороде. Стрелы эти нужны на охоте. Широкий наконечник оставляет большую рану, и зверь быстро исходит кровью, подранков не остаётся. Но наши, хоббитские, зарезы шириной всего-то в дюйм, а у этих ширина полумесяца была дюймов пять. Попадёт этакая стрелка в неприкрытую кольчугой шею, пожалуй, и голову срежет. Я даже поёжился, представив такое.

Древки стрел, видно, были чем-то пропитаны, древоточец их не тронул, лишь перья осыпались. Для меня каждая такая стрела могла бы стать неплохим дротиком. Только в кого их метать в этой конуре, пять на восемь шагов? Сначала надо оказаться снаружи. Стрелы вполне можно было забить в стену, как лесенку, но ещё мне необходимо было оружие, которым можно было бы рубить.

Я хорошо помнил, что мастер Фродо Бэггинс сумел отрубить умертвию руку. Повторять его подвиг мне не хотелось, но сдаваться просто так, если мертвец вдруг начнёт шевелиться, я тоже не собирался. Меч рыжеволосого скелета явно для меня не годился, я его с места-то едва сдвинул. О секире и говорить не приходилось, её я даже не трогал. Пришлось засунуть страх подальше и залезть под саван. Под саваном обнаружилась длиннющая, скелету до самых пяток, кольчуга, почему-то ржавчиной совсем не тронутая, великое множество золотых безделушек и полуторафутовый клинок в ножнах. Ножны развалились сразу, от одного прикосновения, и в моих руках оказался тяжёлый острый кинжал. Для меня – меч. Он приятно отяжелял руку и бронзовой рукоятью холодил ладонь. При взмахе меч тонко посвистывал, и, казалось, что в затхлом воздухе от него разлетаются крохотные оранжевые искорки.

Просто удивительно, насколько по-другому начинаешь себя чувствовать, когда руки держат тяжёлый боевой клинок. Найдётся ли мужчина, который, прикоснувшись к оружию, не ощутил бы, как иначе стало биться сердце, и по-иному потекла в жилах кровь? Хоббиты – мирный народ. Если и есть у нас какое оружие, так разве что охотничьи луки. Иные, более рослые народы, могут и посмеяться над его «детскими» размерами, коротенькими стрелами и способностью стрелять всего на пятьдесят шагов. Но что нам до того? Хоббит может подкрасться к оленю на длину его прыжка и всадить стрелу точно в выбранное пятнышко на оленьей шкуре. Нам наши луки – в самый раз. Другого же оружия, того, что носят на войну, в наших краях не встретишь. Когда приходит беда, хоббиты берутся за те же луки; лесорубные, на топорищах едва ли не в рост, топоры; вилы; цепы и иное, что есть под рукой.

Меч – совсем другое дело. Мечом не рубят дрова и с ним не ходят на охоту. Смешно и представить, чтобы мечом ковыряли навоз или косили пшеницу с ячменём. Меч не орудие, он оружие. Чистое воплощение войны. Единственное его предназначение – убивать. И каждый, кто взял меч в руки, невольно чувствует это. Когда ладонь касается холодной рукояти, вдруг ощущаешь, как под кожей заиграла, закипела мелкими пузырьками кровь. Как учащённо и гулко стало биться сердце. Как уставшие, отёкшие, еле двигающиеся ноги в одно мгновение перешли на упругий, крадущийся боевой шаг.

У нас дома хранился меч. Такое нечасто встретишь в хоббитских семьях. Наш меч принадлежал дедушке Перегрину. Вместе с чёрной кольчугой и высоким шлемом с маленькими серебряными крылышками он привёз его из своих странствий. Всё это добро было красиво развешено на стене нашей гостиной на потеху и пересуды гостей. Лишь иногда, в особо торжественные дни, дед надевал свои доспехи. Как же я ему тогда завидовал! Но я был совсем несмышлёнышем, мне и другим хоббитятам строго-настрого было запрещено прикасаться к доспехам и, в особенности, к мечу. Один раз я попытался это сделать, и мне так всыпали, что до сих пор становится больно, как вспомню. А потом дедушка навсегда уехал в Гондор и забрал оружие с собой. Помню, я очень сожалел об этом. Зачем дедушке в Гондоре меч? Кого ему бояться при дворе короля Элессара? И разве для него не нашлось бы там другого меча?

Теперь у меня появился собственный клинок. И как-то сразу поверилось, что всё со мной происходящее – Приключение, почти обычное для Туков дело. Вот только меч был очень остро заточен, случайно задев лезвие, я ощутил, как потекла кровь. Палец пришлось сунуть в рот.

В таком положении не очень-то легко заниматься разными делами. Хорошо, что кровь из пальца перестала течь довольно быстро. Похоже, за этот день её во мне немного осталось.

Подумав, я решил, что скелету всё равно, и забрал у него саван. Он не возражал. Тряпка была ветхая, но всё же лучше, чем ничего, и из неё получились неплохие обёртки для моих разбитых ног. Из волосяной тетивы одного лука получился отличный пояс, а из второй тетивы я смастерил перевязь для меча. Правда, с ней пришлось повозиться. На картинках в Алой книге мечи нарисованы то у пояса, то за спиной. Я сначала решил, что за спиной будет удобнее, но оказалось, что из-за плеча клинок очень трудно вынуть: не хватает длины рук, и уж совсем невозможно быстро пристроить его обратно. Пришлось повесить на перевязи через плечо, у пояса. Щита и шлема не нашлось, но среди обломков валялось нечто вроде плоской железной миски с ушками – деталь старого доспеха. На голову она была мне великовата и пошла на нагрудник, лишь пришлось приладить тесёмки к ушкам. Но что-то я, видно, сделал не так. Миска всё время сползала с груди ниже, и, в конце концов, устав с ней бороться, я решил, что у меня будет железный набрюшник, а не нагрудник. Вместо шлема сошло металлическое навершие одного из колчанов. Сам колчан был когда-то кожаной трубой, а теперь развалился, разлохматился, и я отделил его от навершия без всякого труда. То ли медное, то ли бронзовое, оно походило на короткий раструб с крышкой или низкую шляпу без полей и постоянно норовило сползти мне на уши и закрыть глаза. Пришлось укоротить полы моей безрукавки. Свёрнутую ткань я подложил внутрь шлема. Голове сразу стало мягче и удобнее. Вид у меня в этих «доспехах» был, наверное, нелепый, но о красоте ли мне тогда было думать.

12
{"b":"2404","o":1}