ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты так говоришь о Кольце Власти?

– Ты знаешь и о нём? – на этот раз эльф даже не удивился.

– Два моих деда были в отряде Хранителей. Один из них дошёл вместе с Фродо Бэггинсом до расщелин Ородруина.

– Ты принадлежишь к великому роду, половинчик. Горе тому, кто обманется твоей внешностью. Когда я увидел твоих сородичей на Совете Мудрых у Элронда, я тоже был обманут их забавным видом. Как и Мудрые, впрочем.

– Ты был на совете у Элронда? – пришёл мой черёд удивляться.

– Да, – задумчиво кивнул эльф. – Я был в свите Леголаса и стоял за спинкой его кресла, когда обсуждалась судьба Ардии.

– Разве у Леголаса была свита? – я никак не мог вспомнить, упоминалось ли об этом в Алой книге.

– А ты полагаешь, что сын владыки Трандуила мог пуститься в долгое и опасное путешествие один? Конечно, у него была свита, и я тоже был в ней. Лишь потом, когда Кольцо решили отправить в Гондор, Леголас не стал брать никого с собой. Но в том и не было уже необходимости. Митрандир, Серый Странник, носивший Кольцо Огня и владевший даром огненного убеждения[38], – достойный спутник для принца Перворождённых. Рядом с ним Леголасу некого было опасаться.

– Они едва не погибли в Мории, – возразил я. – Когда встретились с балрогом.

– Балрог… – усмехнулся эльф. – Балрог – всего лишь балрог. Малый демон огненной стихии. Что он мог поделать с майя? Тем более с майя, носящим Нарию? А Митрандир – майя, мощь его лишь немногим уступает мощи Валар. По слову его могут двигаться горы и останавливаться реки. Даже Леголас мог бы справиться с балрогом. Не один, разумеется, но при помощи людей и гнома, что были там. Мог бы. Ему случалось встречаться с этими огненными тварями в битвах и до того. А уж Митрандир мог просто развеять балрога в дым одним своим дыханием. Весь этот путь через Морию был всего лишь капризом Серого странника. До Гондора можно было добраться гораздо проще. Надо было всего лишь повернуть к северу от Ривенделла, пройти Верхним перевалом, который охраняют бъёрнинги, и от Каррока спуститься на лодках вниз по Андуину, до самого Осгилиата. Но Митрандиру зачем-то захотелось идти сложным путём. Неисповедимы пути Мудрых.

– Подожди, – задумался я. – Ты говоришь «Гондор». Но ведь на Совете было решено отнести Кольцо к Ородруину!

– Так было сказано для тех, кто не обладает Мудростью, – рассмеялся эльф. – Кольцо нельзя было оставлять в Ривенделле. Назгулы узнали о нём и Курунир – Белый маг[39], тоже. Останься Кольцо в Ривенделле и они могли заключить союз ради того, чтобы добыть его. То же самое могло произойти, если бы Кольцо отправили в Серую Гавань или в Квет-Лориэн. Сомневаюсь, что Кэрдан или Галадриэль захотели бы хранить его у себя. Трандуил тоже не хотел. Он понимал, что это приведёт во владения Перворождённых войну. Конечно, ни у Белого мага, ни у назгулов, ни даже у них вместе не хватило бы сил, чтобы справиться с нами, но нам пришлось бы заплатить за это немалой ценой. Со дня творения мира и так было пролито слишком много драгоценной крови Перворождённых. Но самое главное, чтобы три других Кольца могли действовать в полную силу, у четвёртого должен быть владелец. Сын наместника Гондора, потомок Гондорского короля и четверо из народа Хранителей. Неважно кто из них завладел бы кольцом. Мудрые предусмотрели любой исход.

– А если бы Кольцо действительно попало в Гондор?

– Тогда вся злоба назгулов и мощь Белого мага обрушились бы на него. Так ведь и произошло, в конце концов.

– Но король Гондора, завладевший Кольцом, разве не был бы опасен для Перворождённых? Под влиянием Кольца он мог превратиться в чудовище куда более страшное и злобное, чем назгулы. И более сильное.

– Я вижу, – сказал эльф. – Ты знаешь о Кольце, но не знаешь, что это такое. Кольцо Саурона само по себе – всего лишь вещь. Вещь, которая не может иметь собственной воли.

– Это то, что орки, – эльф мотнул головой, показывая на окружающих, – называют «гхр» – «вещь, умножающая силу». Воздух, вода, огонь…

– Чего не хватает? – вдруг быстро спросил он меня.

– Земли, – ответил я, немного подумав. – Воздух, вода, огонь и земля – четыре первостихии, из которых сотворён мир. А Кольцо тут при чём?

– Одно кольцо, чтобы решать, одно кольцо, чтоб узнавать, одно кольцо, чтоб убеждать, одно, чтоб всех соединять, – сказал эльф, – Когда у берегов Средиземья появились корабли Нуменора, Саурон Тёмный пришёл к Гиль-Гэладу и предложил заключить союз против нуменорцев. Гиль-Гэлад помнил, что Саурон был прислужником Мелькора, вечного врага Перворождённых, и потому отказался. Тогда отказался. Но корабли нуменорцев продолжали приходить, они основывали в Средиземье свои города и крепости, они соперничали с нами во всём, и стало ясно, что они хотят владеть всем Средиземьем. Нашлось бы в их мире место для нас? Как великие владыки Перворождённых могли признать первенство человеческого короля? А он не желал признавать ИХ власть. Нуменор был силён мужеством своих воинов, знанием мудрых и решимостью правителей. Война с ним породила бы реки крови Перворождённых. Бесценной крови. А Саурон – майя, такой же, как пришедшие позже Курунир и Митрандир. Его мощью и знанием трудно было пренебрегать. Он служил когда-то Мелькору, но ведь Мелькор уже был изгнан из этого мира. Изгнан нами. И тогда Гиль-Гэлад согласился на союз. Союз, в котором бы слились воедино мощь магии майя и сила чар Перворождённых. Бесценное знание о мире и способность изменять его образ.

– Значит, это был союз, – сказал я. – И Саурону досталось Кольцо Земли.

– Да, – кивнул эльф. – Как земля соединяет в себе остальные стихии, так Кольцо Земли объединило все остальные, связав их в единую цепь. Четыре Кольценосца получили власть над разумом и волею смертных, над всеми, кто носил Младшие кольца, а значит, власть над всем Средиземьем. Силу, способную обратить дерзость Нуменора в прах.

– Младшие – это кольца людей и гномов? – спросил я. – Девять и семь?

– Да, – подтвердил эльф. – Их ковали первыми. Искусны были златокузнецы Эрегиона и немалое знание получили они от Саурона, но кроме знания нужен ещё и опыт. Младшие кольца помогли получить его. Семь колец мы подарили королям гномов и тем прекратили давнюю вражду между нашими народами, начавшуюся когда-то из-за Наугламира[40]. Осталась лишь память о ней. С тех пор сыны Первокователя Ауле всегда воюют на нашей стороне. Девять колец Саурон подарил людям. Он выбирал могучих королей и мудрых чародеев, чтобы умножить их силу и мудрость. Тогда никто из нас не понимал, почему он выбирает лишь тех, кто стар годами и близок к краю жизни. Перворождённые не понимают людского страха смерти. Лишь много лет спустя мы поняли эту тайну. Кольца продлевали людям если не жизнь, то существование, и ради этого многие из них были готовы на всё. Так Саурон создал назгулов. Верных слуг своего Кольца.

– Но если всё было так, как ты говоришь, то назгулы должны были подчиняться всем, кто носит кольца Стихий, – сказал я.

– Так оно и было поначалу, – ответил эльф, – пока они ещё не были назгулами. Но Саурон обманул нас. Он изменил заклинание на Кольце, что нанесли на него эрегионские мастера, и наложил на Ардию новое заклятие. Камень склонов Роковой горы, огонь её недр, отравленный воздух над ней и отравленные испарения её ручьёв сплёл он в своём заговоре.

– Вот почему надпись на Кольце была сделана эльфийскими рунами, но на языке орков, – догадался я. – Он изменил ту надпись, что была прежде.

– Ты прав, половинчик, – грустно улыбнулся эльф. – Он обратился к языку орков, потому что в нём многие слова имеют не один, а несколько смыслов. И зачастую эти смыслы связаны очень прихотливо. Он нашёл слово, которое означало не только «связь», но ещё и «сила», и «приказ». Ему даже пришлось придумать для орков письменный язык, чтобы слова можно было записывать. Впрочем, это всего лишь одно из его подлых деяний. С Кольцом оно не сравнится.

вернуться

38

В Алой книге его чаще называют Гэндальфом.

вернуться

39

В Алой книге его чаще называют Саруманом.

вернуться

40

Это ожерелье, в которое был оправлен волшебный камень Сильмарилл, хранящий в себе Вечный Свет Валинора. Владыка эльфов Лихолесья Трандуил заказал его гномам в незапамятные времена. Но, как сказано в Алой книге, он «был скуповат», и когда ожерелье было готово, отказался платить гномам за работу. Гномы оставили ожерелье себе, в счёт платы. Тогда эльфы начали с ними войну, чтобы вернуть волшебный камень. Не помню, чем там всё кончилось, но длилась эта война не одну тысячу лет. С тех пор гномы недолюбливают эльфов.

77
{"b":"2404","o":1}