ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не дёргайся, – встряхнул меня Урагх, – через пару минут придём, есть будем. Чего он у вас такой голодный? Носом, как собака, водит.

– Так не ел ничего с утра, а вчерашнюю закуску мы из него вытрясли. И у нас у самих ничего нет. Ребята, что схрон закладывали осенью, сплоховали. Всё, что было, плесень сожрала. Одни сухари на двоих неделю тянули. Гху-ургхан ему у озерейка последний скормил. Меня самого от запаха мутит.

– Недолго осталось. Сейчас по ломтю отвалим, от пуза наешься.

– Малого накорми. Ты за него головой отвечаешь. А я могу с куском уснуть. Последние трое суток не спавши рыскали, сейчас четвёртые. Сяду – засну. Гху-ургхан придавил с восхода до полудня, а я бегал, осматривался.

– Уснёшь – потом доешь. Тебя утром будить или так сниматься?

– Если сам не проснусь, не надо, снимайтесь и уходите. Турогх знает, что к чему.

– Он приказывать будет?

– Да. Давно уж обговорено.

Прямо перед нами, между деревьями, обнаружился плетень высотой Гхажшу по грудь. В плетне открылись воротца, и, когда меня заносили во внутрь изгороди, я углядел, что плетень двойной, шириной между двумя стенками с полфута, и этот промежуток был завален землёй и дёрном. Отчего изгородь сразу приобрела вид маленькой земляной крепостцы. Собой она представляла круг размером не более того озерца, в котором мы купались, и внутри я сначала ничего не увидел. Потом, по отблескам пламени, догадался, что в средине есть костёр, огороженный натянутыми на колья серыми покрывалами, вроде того, в чём несли меня. И лишь когда вокруг нас начали ниоткуда появляться орки, я заметил, что такие же покрывала натянуты и у самой изгороди, под углом к ней. Под этими навесами-уголками орки и лежали.

К слову. Чтобы не называть эту вещь всё время серым покрывалом, я забегу немного вперёд и расскажу о ней. Раз уж представился случай.

Называется эта вещь – буургха[4]. С виду – всего лишь прямоугольник ткани, длиной и шириной на две ладони больше размаха рук владельца. На самом деле, буургха сшит в два слоя. Наружный – из грубой конопляной дерюги мышиного цвета, обычно её пропитывают особым составом, отчего она становится несколько жёсткой и плохо намокает. Внутренний – из голубовато-серого толстого плотного сукна козьей или овечьей шерсти и гораздо мягче наружного.

Трудно объяснить, что для урр-уу-гхай значит буургха, и так же трудно описать все способы его применения. Буургха носят вместо плаща, обтягивая его вокруг головы и плеч особыми, вшитыми прямо в буургха, верёвочками. В буургха заворачиваются и спят на голой земле, а иногда и на снегу. Из буургха делают загораживающий от ветра или взгляда занавес или навес от дождя. Соединив несколько буургха вместе, делают палатку. Если буургха свернуть в трубу, набить камышом или соломой, или ветками, согнуть вдвое и завязать открытые концы, то можно сделать плотик, на котором переправляют через реки и озёра небольшие грузы или переплывают сами, даже с оружием и в кольчуге. Из него же делают паруса больших плотов. Из буургха делают верши и ловушки для птиц.

Когда нет щита, буургха плотно наматывают на руку и так отбивают удары вражеского оружия. И в нём вязнет и стрела, и клинок, даже копьё и топор можно отбить, только надо подставлять руку наискось, под древко или топорище. Намотав буургха на толстую палку, можно сделать боевой молот, благо весит он немало. Особенно, если его намочить. Мой нынешний даже в сухом виде тянет на пять фунтов, а у Гхажша – на все восемь. Таким мягким молотом и оглушил меня Гху-ургхан. И поверьте, что от этого удара Вас не защитит железный шлем или кольчуга. С ними ничего не будет, но внутри Вас многое может оторваться со своих мест. Даже и без палки плотно свёрнутый или особым образом уложенный буургха – неплохое оружие.

Из буургха можно свернуть заплечный мешок или тюк для жердевой волокуши. В буургха, свернув его трубой и одев на жердь, вдвоём таскают разные нежные грузы, а также спящих, раненых и связанных пленных. И в плен тоже берут с помощью буургха, набрасывая его на голову или хлестнув по ногам. Ещё раненых выносят из боя, взяв буургха за четыре угла или натянув на двух копьях, а если сил мало, и ты один, то можно положить раненого на буургха и тянуть его за собой по земле.

Буургха подвешивают углами между ветвей в высоких кронах и спят в получившейся люльке, не опасаясь быть замеченным. Потому что буургха служит ещё и чтобы прятаться. Того, кто в буургха, трудно увидеть в лесу. Глаз по привычке ищет знакомый вид тела, но буургха прячет, искажает его. В десяти шагах Вы можете не увидеть неподвижно сидящего, а в пятидесяти – и идущего. Ночью Вы можете запнуться за лежащего в буургха. А если дело происходит в горах, то и днём можете принять серый буургха за камень, пока не сядете на его владельца. Для леса наружную сторону буургха иногда мажут разноцветными грязями, вроде тех, что используют для лиц и рук, но не полностью, а пятнами. Чаще буургха просто обсыпают пылью подходящего цвета или привязывают к нему ветки и пучки травы, для этого на наружной стороне есть особые тесёмочки.

В походе буургха обычно носят поверх заплечного мешка, уложив длинным прямоугольником так, чтобы мешок был полностью им покрыт. Тогда часть буургха защищает мешок и вещи от дождя, а часть лежит между мешком и спиной, смягчая для неё тяжесть. Если же мешка нет, то чаще всего буургха скатывают в плотный валик и крепят ниже спины, тогда можно сесть где угодно, хоть на сырой земле, хоть на холодном камне, хоть даже на снегу, не боясь простудиться. Или на раскалённую почву Мордора, не боясь обжечься. Перед боем буургха обычно кренят на плечах, за шеей, и тогда он защищает её от рубящего удара.

Буургха – первый предмет, который урр-уу-гхай получает в своё безраздельное пользование. Даже погремушки достаются ему позже. С буургха он проводит всю жизнь и начинает учиться пользоваться им раньше, чем начинает учиться ходить, едва научившись сидеть.

В буургха заворачивают новорождённых с едва перевязанной пуповиной и, завернув в буургха, отправляют в последний путь мёртвых.

Наверняка я сказал не всё, что можно было сказать. Но я не знаю, какими словами ещё можно говорить об этом. Для урр-уу-гхай буургха – вся жизнь.

Вот из-под этих буургха орки и выбрались. И стояли вокруг нас едва не стеной. Потом я узнал, что в ат-а-гхан[5] (так называется у урр-уу-гхай отряд) их было несколько десятков, но тогда показалось, что их несколько сотен. Они стояли, смотрели на меня, хлопали друг друга по плечам и спинам и явно были обрадованы моему появлению. Я подумал, что такая радость довольно странна.

Не очень-то приятно, когда тебя разглядывают во все глаза. Тем более что разглядывающие выглядят отвратительно. Я уже понимал, что ужасающий вид – большей частью обман, но от одного взгляда на многих из них меня продирала дрожь, и по коже бежали мурашки размером с кулак. Ночной сумрак, неверный отблеск костра и умелая раскраска превращали кого в волка, кого в медведя, а кого и вовсе в какую-то кошмарную кривомордую и косоротую тварь, которой не подберёшь названия. Когда они улыбались, а некоторые улыбались, вид становился ещё более жутким. Две белые полоски, нарисованные от углов рта к низу и загнутые, в темноте при улыбке создавали впечатление, что изо рта торчат двухдюймовые клыки. Мне повезло, что я успел хорошенько разглядеть Гхажша и Гху-ургхана при солнце и видел, как они красят лица, иначе бы получил удар от такого количества приводящих в трепет личин.

Урагх в этой толпе был, наверное, единственный с нераскрашенным лицом, но он и без того выглядел жутко. Я попытался представить, как бы он выглядел в раскраске, и понял, что этого не надо было делать. Есть предел и хоббитскому самообладанию.

Тем временем Урагх отдал шнур кому-то из окружающих и, помахивая у того перед носом каменным кулаком, крепко наказал стеречь меня пуще глаза. Меня резво оттащили к изгороди, из двух буургха соорудили надо мной домик, сунули в руки три твёрдых хлебца-сухаря, поставили рядом большой, побольше пинты, берестяной стакан с дымящейся тёмной жидкостью, принесли на здоровенном лопухе кусок сочной, пахнущей дымом и травами оленины, положили мне его на колени и… оставили в покое.

вернуться

4

Слово с замечательным смыслом. Основа происходит, несомненно, от слова «буурз», что в Тёмном наречии имеет множество значений, но основные – земля, дом, общество, мироустройство. В «БУУРГХА» магический суффикс «З» заменён вещным основанием «Г (X)», безличное же «А» в конце означает, что эта вещь не имеет своего самостоятельного существования. Буургха тогда БУУРГХА, когда имеет владельца, без этого он просто кусок ткани. Часть ДОМА, часть ОБЩЕСТВА, часть МИРА, часть МИРОУСТРОЙСТВА – вот что для урр-уу-гхай БУУРГХА. Толкование это весьма приблизительно, и истинный смысл слова важнее и глубже.

вернуться

5

Дословно – «мы вместе» или «мы заедино», но лучше переводить – «братство», «дружина».

8
{"b":"2404","o":1}