ЛитМир - Электронная Библиотека

– Та-а-а-к, – задумчиво протянул Гхажш. – А в остальных?

Мы обошли площадку по кругу, примеряя кольцо на место зелёных ободков. И каждый раз оказывалось, что очередной знак Багрового Ока высечен как будто для него.

– Девять колец, – пробормотал Гхажш, когда мы вернулись к надписи. – Девять владык и девять колец. Здесь они все и были. Но у нас только одно кольцо.

Я вздрогнул:

– Ты хочешь сказать, что это кольцо, которым мы тут балуемся, – это Кольцо Назгула?

– Короля-Призрака, – кивнул Гхажш. – Согласно описи сбора трофеев за подписью полковника Королевской стражи Берегонда оно было найдено на Пеленнорских полях, на месте гибели Короля-Призрака, воином Тарсом, десятником пехотного полка ополчения улицы Кожевников в Минас-Тирите. Вместе с Кольцом были найдены щит, моргульская булава, обод короны, плащ, моргульская кольчуга и ожерелье из золота и драгоценных камней. Золотые предметы были переданы в королевскую сокровищницу, как и положено по закону для драгоценных трофеев. Прочие вещи по обычаю достались подобравшему их. Они были выкуплены королём за золото по их весу через полгода у вдовы воина Тарса. Сам воин скончался через четыре месяца после битвы от неизвестной болезни. Обо всём этом есть особое приложение к строке описи. Сама опись хранится в Книгохранилище Короля. Зал для Посвящённых, полка шестая тридцать восьмого ряда, место двести восемьдесят второе.

– А ты уверен? – спросил я. – Ты же сам сказал, что то кольцо отправили в королевскую сокровищницу.

– Любую сокровищницу можно обокрасть, – ответил Гхажш. – Особенно, если готов потратить на это больше, чем собираешься унести. Человек, который добыл его для меня, не из тех, кто будет попусту трепать языком. Я ему доверяю. Это то кольцо. К тому же на нём есть надпись на Тёмном наречии, с внутренней стороны. Её не видно, но если кольцо нагреть, то можно прочесть: «Пусть дни текут по слову моему!»

– Магия… – расстроился я.

– Да какая магия, – вмешался в разговор Огхр. – Просто, высекают надпись тонкой иглой на сильно нагретом металле. Когда он остывает, надписи не видно. Нагревают – снова появляется.

– Магия колец кончилась, малыш, – сказал Гхажш. – Во всяком случае, я ношу его от самого Осгилиата и ничего особенного не чувствую. Я тоже, было, начал сомневаться, действительно ли это то Кольцо. Но теперь снова думаю, что это оно. Очень уж оно подходит к этим глазкам.

– Ну и что дальше? – спросил Огхр. – Колец должно быть девять, у тебя одно. Где остальные брать будем?

– Остальных нет, – расстроенно ответил Гхажш. – Восемь остальных сгорели в огне Роковой горы вместе со своими хозяевами.

– Я не понял, – сказал я. – О чём вы рассуждаете здесь? Зачем нам ещё восемь колец назгулов?

– Чтобы попробовать их вставить в каждый глаз, – пояснил Огхр. – Раз место для них, а на то очень похоже, то мы вставили бы их в эти глазки и посмотрели, что получится.

– А по-моему, вы оба ошибаетесь, – заявил я. – То, что это кольцо подходит к глазам, по-моему, ничего не значит. Там были какие-то другие кольца, не назгульи. Кольца назгулов сгорели. Правильно? Осталось одно, если это, конечно, оно. А что тогда было вставлено в глаза? Эта зелёная труха, которую мы выковыряли, это остаток каких-то других колец, но не тех, что носили назгулы.

– Знаешь, Гхажш, – произнёс задумчиво Огхр. – Парень, пожалуй, дело говорит. Здесь была медь, не золото, эта зелёная труха получается из меди, я тебе точно говорю. Значит, твоё кольцо просто случайно сюда подходит.

– Не верю я в такие случайности, – возразил Гхажш. – Какие владыки могут быть упомянуты в надписи кроме назгулов? Почему это кольцо так точно подходит? Может, пока призраки отсутствовали, сюда медные кольца вставляли?

– А зачем? – спросил я.

– Не знаю, – ответил Гхажш. – Я, вообще, не понимаю, зачем эти глаза, и зачем кольца. Если там, вообще, были кольца.

– Знаете что? – я поспешил высказать мысль, пока она не ушла. – А давайте сделаем ещё восемь колец и вставим их все. И посмотрим, что выйдет.

– А что должно выйти? – изумился Огхр.

– Не знаю, – ответил я. – Но ты же сам говорил, «вставим и посмотрим, что получится». Раз здесь были другие кольца, не назгульи, значит, можно попробовать вставить любые. Если ничего не произойдет, то мы ничего и не потеряем. Всё как было, так и будет.

– Ладно, – сказал Гхажш. – Колец всяких у меня достаточно. Подберём подходящие.

– Не надо, – остановил его Огхр. – У тебя монеты есть?

– Какие нужны? – спросил Гхажш в ответ.

– Лучше золотые, золото мягкое, я сделаю колечки точно по размеру.

– А это быстро будет? – встрял я в разговор. – Солнце вот-вот скроется.

– Если ты хочешь попробовать ещё сегодня, то через час кольца будут. Их же не надо полировать или узор делать. Грубо получится, но нам же главное, чтобы размер подходил. Верно?

– Верно, – сказали мы с Гхажшем вместе. – Давай.

Провозился Огхр, конечно, больше часа. Солнце успело закатиться, и появились звёзды. Но нас почему-то трясло такое нетерпение, что никто не обратил на это внимания.

Когда восемь колец были готовы, мы втроём снова поднялись на башню, оставив Гхая греться у разведённого из колючки костра. Начать решили от надписи и идти по кругу вслед солнцу с тем, чтобы глаз над заклинанием оказался последним. Когда Гхажш вставлял первое кольцо, я даже вздрогнул, ожидая, что сейчас что-нибудь произойдёт. Ничего, однако, не произошло ни с первым кольцом ни со вторым. Ни даже с восьмым.

«Ну… – вздохнул Гхажш, когда мы опять подошли к надписи. – Последнее». Он снова стащил с пальца кольцо Короля-Призрака, подержал его немного и воткнул на место.

Ничего не случилось. Каждый из нас ожидал чего-то особенного, но не случилось совсем ничего. Только словно свежестью повеяло.

Внизу закричал Гхай:

– Вверх! – орал он истошно. – Смотрите вверх!

Мы подняли взгляды. По тёмной поверхности лежащего на столбах шара с лёгким треском мелькали крупные синие искры. Постепенно их становилось всё больше и больше, пока шар весь не покрылся синеватым сиянием. А потом в пятидесяти футах над нашими головами грохнуло, так что уши заложило. И шар превратился в клубок тёмного, багрового пламени. На площадке сразу стало жарко.

«Мне кажется, – растерянно произнёс Огхр, – мы только что зажгли Огненное Око. И хотел бы я знать, как мы туда внутрь полезем…»

Глава 33

– Похоже, я поторопился, сказав, что магия колец ушла, – задумчиво произнёс Гхажш, глядя, как ярится и старается вырваться из своего решетчатого убежища клубящееся над нами пламя.

– А если там САУРОН?! – эта мысль внезапно пришла мне в голову и изрядно напугала.

– Вряд ли, – усомнился Гхажш. – Он мог существовать, только пока существует его Кольцо. А уж оно-то точно сгорело.

– Кто это, вообще, такой? – вмешался Огхр.

– Это колдун, – пояснил Гхажш. – Такой же, как Белый, только Чёрный. Его именем Девять упырей управляли всем в Лугхбуурзе. А он вроде жил в магическом пламени Огненного Ока.

– Магия, магия… – проворчал Огхр. – Далась вам эта магия. Я тут никакой магии не вижу. Пламя и пламя, в Кханде, в печах, где жгут земляное масло, почти такое же.

– Масло, говоришь, земляное? – Гхажш посмотрел на Огхра. – Как ты это можешь определить? Сам что ли наливал?

– Я, шагхрат, – Огхр, похоже, обиделся, – могу различить четыреста оттенков огня. Это только тех, что имеют общепринятые названия, и с полсотни таких, для которых названия ещё не придумали. Я по цвету пламени могу сказать, откуда привезли уголь, какой металл греют, и какие в руде примеси. И, в отличие от тебя, я, увидев что-то работающее, не кричу сразу «Магия, магия!», а думаю, как это может быть сделано. Если я говорю, что в этом медном шаре горит земляное масло, значит, это земляное масло. Может, не кхандское, но это точно оно.

– А откуда ты знаешь, что шар медный?

– Он зелёный был, пока не загорелся. Медь на воздухе зеленеет.

82
{"b":"2404","o":1}