ЛитМир - Электронная Библиотека

Седина появилась не только у Гхая. Рыжие лохмы Огхра давно уже стали пегими, и лоб стал намного выше. Пепельные волосы Гхажша тоже сменили свой цвет и поредели, и если раньше он увязывал их в пышный красивый хвост, то сейчас получается лишь скромная серебряная кисточка. Даже в соломенно-белых косах Мавки прячутся тонкие серебристые нити. Лишь у меня волосы остались прежними.

Это не удивительно. Хоббиты – долгоживущий народ. А я к тому же пил напиток энтов. Даже по хоббитским меркам мне суждена долгая жизнь. Мои нынешние годы – зрелость, до старости мне ещё очень далеко. Только грустно бывает видеть, как быстро старятся те, кого любишь.

Гхажш меня обманул. Это я понял в миг, когда он приветствовал Великого Короля Гондора. Совсем не книги были нужны шагхрату в Барад-Дуре. Вернее, не только книги. Ему нужен был сам Барад-Дур. Со всем его содержимым. С древними книгами, с забытым Палантиром, с огромными плавильными печами и исполинскими молотами, с наполненными вкрай подземными водохранилищами в сердце безводной пустыни. Шагхрат пришёл сюда не ради мёртвого знания. Он пришёл сюда за наследством. За великим наследством, оставшимся от погибшего народа. Он пришёл не ради памяти о мёртвых. Он пришёл ради будущего живых.

Несложно было понять, что будет происходить дальше. Оживёт не только город, засыпанный когда-то пеплом Роковой горы. Оживёт вся эта едва не умершая страна. По её безводным пескам караваны бактров повезут от оазисов горького озера Нурнон соль и продовольствие. В заброшенных рудниках опять начнут добывать железо и уголь, медь и олово, серебро и свинец. В печах исполинской каргханы и под её молотами всё добытое с помощью разума огхров и труда снаг превратится в изделия за которыми на север, к Воротам сумеречной пустыни, как в былые времена, потянутся караваны из Кханда, Умбара и Харада. И на пепле прошлого возникнет новый, огромный и сложный мир. Мир, в котором потомки «не видящих света», смогут, не щурясь, смотреть в небеса.

Всего этого Гхажш не сказал мне в том памятном разговоре между нами, в Хмурых горах. Я не обижался. Не мог он сказать такого парню, которого нанимал за два мешка монет. Он уже тогда знал, что нарождающемуся миру предстоит нелёгкая борьба за своё существование. Он не хотел создавать случайностей, что после камнем могут упасть на чужую сторону весов. Лишнее знание может быть тяжёлым камнем. Теперь я тоже это понимал.

Пока я размышлял над всем этим, Великий Король Гондора и Гхажш молча смотрели друг на друга. Потом Гхажш вдруг рассмеялся и сказал: «Не стоит играть со мной в гляделки, Великий Король. Я не назгул. И я не отвернусь. Меня с младенчества учили смотреть в глаза эльфу и не отводить взгляда».

– Кто ты?.. – прозвучало из Палантира совсем не так уверенно, как в первый раз. – И что тебе надо?

– Моё имя – Гхажш, – ответил шагхрат. – Что на Всеобщем означает «Огненный демон». На Синдарине меня можно называть Балрогом. Но моё имя не важно. Важно то, что я говорю голосом ста семидесяти девяти буурзов, от Ангмара до Итилиэна.

– Мне не о чем разговаривать с тобою, орк! – сказал Король.

– Если под «орками» ты разумеешь народ уруугх, с которым твои воины воюют в Итилиэне, то я не принадлежу к ним, – заметил Гхажш. – Я – урр-а-гхай, «воин, видящий свет», и я не боюсь солнца.

– Быть может, колдовство Сарумана и дало возможность таким, как ты, жить при солнечном свете, но вы всё равно остались приспешниками Тьмы! – высокомерно заявил Король. – Нам не о чем говорить!

– Ты говоришь – «Тьмы!», Великий Король, – Гхажш склонился к самому шару, едва не коснувшись его. Со стороны казалось, что сейчас они с Королём упрутся лбами. – Ты попрекаешь меня родством с теми, кто тысячелетиями не мог видеть солнца? Но разве они виноваты в выборе своих отцов? Разве я виноват в этом? Если это так, то и тебе, Великий Король, стоит оглянуться в ушедшее! Или ты уже не потомок Исилдура, что присвоил Кольцо Чёрного Властелина? Или ты не потомок Нуменорских королей, что двинули своё войско на Заокраинный Запад, стремясь мечом завоевать себе бессмертие и Свет Валинора?! Или восемь принцев Нуменора и их Король, ставшие назгулами, не принадлежали к твоему народу? Быть может, ИХ ты считаешь верными Слугами Света? Если Свет у тебя таков, то что ты называешь Тьмой?!

– Зачем ты вспоминаешь моих предков, орк? – холодно усмехнулся Король. – К чему это словоблудие? Ты разговариваешь не с ними, а со мной.

– Вот именно, Великий Король, – подтвердил Гхажш. – Я говорю с тобой. И я хочу тебя спросить: разве ты никогда не уступал злу в себе? Разве тебе, Великий Король, не случалось лгать, обманывать и предавать?

– Ты путаешь меня с собой, орк, – ответил Король. – Я никогда не служил Тьме.

– Я не говорю о службе, – заметил Гхажш. – Я лишь спросил, не случалось ли Великому Королю уступать злу в себе.

– Не случалось! – гордо сказал Король. – Всю жизнь свою я отдал борьбе со Злом!

– Да… – кивнул Гхажш. – Я знаю… Но я говорю не о том вселенском Зле, с которым ты борешься, убивая тех, кто болен им. Я говорю о том маленьком зле, что гнездится внутри тебя…

– О чём ты? – Король пожал плечами. – Я не понимаю. О чём ты говоришь? Понимаешь ли ты это сам?

– Я скажу, Великий Король, – голос у Гхажша стал печальным. – Вспомни берег Великой реки у водопадов Рэроса. Вспомни маленького невеличка и его тяжёлую ношу. Ты поклялся идти с ним до конца, как бы не была трудна дорога. И ты оставил его одного… Почему, Великий Король?

– Ты довольно много знаешь, орк, – рассмеялся Король. – Откуда?

– Из книг, – ответил Гхажш. – Из Алой книги Шира. Мне доводилось её читать.

– Так ты ещё и грамотен, орк, – Король не считал нужным скрывать своего веселья. – Ну что ж. Я мог бы не отвечать тебе, но я удовлетворю твоё любопытство. Невеличек сам хотел того. Ему надо было подумать. Если ты читал эту книгу, то мог бы прочесть и это.

– Я умею не только читать, – сказал Гхажш. – Но и понимать смысл написанного. Ты руководил отрядом, Арагорн, сын Араторна. Единственной твоей задачей было охранять Хранителя и его ношу. Ты сам поклялся ему в этом. И ты оставил его одного. Почему?

– ОН этого хотел! – раздражённо буркнул Король. – Я ответил тебе!

– Нет! – помотал головой Гхажш. – Не ответил. Он хотел подумать в одиночестве. Пусть так. Но ты же пятнадцать лет прослужил в войске Гондора. Неужели ты не знал, как поступает начальник отряда в таких случаях? Вместо того, чтобы оставить его у костра в раздумьях и одиночестве, а самому с остальными охранять его в отдалении, ты отправил его в лес одного, а у костра остался сам и занимал остальных разговором. Зачем ты это сделал, Великий Король?

– ОН этого ХОТЕЛ!!! – закричал вдруг человек за стеклом Палантира и стукнул кулаком по своему столу. Наш столик вздрогнул, и Палантир подпрыгнул на подставке. – Он этого хотел, и у него было Кольцо Власти. Его желания нельзя было ослушаться!

– Нашёлся тот, кто ослушался, – заметил Гхажш. – И пошёл с Хранителем до самого конца. Несмотря на Кольцо. И это был не ты, Великий Король. Ты попросту бросил Хранителя. Ты знал, что где-то в лесу ходят орки, и ты отправил Хранителя в лес. Одного. Ты знал, что по пятам за вами идёт скользкая тварь – бывший Хранитель Кольца, и ты отпустил невеличка. Одного. И сколь долог был бы его путь после этого? Не твоя заслуга, что нашёлся тот, кто ушёл с ним. Ушёл и сберёг от всех напастей. Ты просто ПРЕДАЛ Хранителя, Арагорн, сын Араторна! Предал того, кому сам предложил свою дружбу. Предал доверившегося тебе. А он даже не понял этого. Всю свою жизнь он считал тебя своим другом.

– Ты хочешь в чём-то обвинить меня, орк?! – зло сказал король Гондора, и глаза его полыхнули пламенем, как у говорливого черепа в Гибельном зале.

– Нет, – покачал головой Гхажш. – Не хочу. Да и мне ли обвинять кого-то. Я знаю, что зло гнездится в каждом из нас, и выдавливать его из себя приходится вместе с кровью. Я не обвиняю тебя. Я знаю, что воли носящего Великое Кольцо нельзя ослушаться. Тем более, если он майя.

89
{"b":"2404","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Лолита
Верховная Мать Змей
Королевская кровь. Огненный путь
Невеста Смерти
Предсказание богини
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Пять Жизней Читера
Обязанности владельца компании