ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хороший вопрос, но ответ тебе может и не понравиться.

Мордекай, заинтригованный этой новой для него Элсбет, посерьезнел. Какие-то сомнения закопошились в нем. Несмело спросил:

— Как это, миледи?

— Той Элсбет Уитмэн, которую ты знал, больше нет. Она как бы умерла два дня назад, там в саду, у губернатора, — ответила она, пытаясь объяснить ему то охватившее ее чувство освобождения, которое пришло к ней после женитьбы Хантера.

Действительно ушла в прошлое какая-то часть ее жизни… и она возродилась — превратившись в женщину, которая не стесняется выражать свои чувства тем, к кому они у нее есть. Внезапный поворот судьбы заставил ее понять, что жизнь коротка и нельзя тратить ее зря. Она больше не боялась выглядеть смешной, не боялась того, что подумают люди. Она была свободна — как будет свободна Америка, когда она выгонит британских солдат обратно, за океан. Она тоже будет бороться за свободу — колонии и свою собственную, рядом с человеком, которого она любит.

Мордекай понял ее и улыбнулся.

— По-моему, новая Элсбет нравится мне еще больше. Та, которую я знал раньше, ни за что не решилась бы меня поцеловать. Она была уж слишком застенчивая.

— Застенчивая или глупая, — сказала Элсбет, и ее негромкий смех разнесся в утреннем воздухе.

Мордекаю очень захотелось снова ощутить ее в своих объятьях. Он подошел к ней поближе, прижал к себе.

— Спасибо за новую Элсбет. Я так мучался и переживал два этих дня — думал, вдруг ты все передумаешь, насчет нас. Тут еще эта Сесилия. Подозреваю, она уже сделала все, чтобы расписать меня как следует. Она не говорила, что я ем младенцев за завтраком?

Элсбет покачала головой, положив руки ему на плечи и заглядывая в его бледно-голубые глаза.

— Бедняжка. По-моему, она вообще забыла обо всем, о нас тем более — после того, как увидела этого британского полковника.

— Да уж. Она вроде в него здорово втюрилась, — сказал Мордекай и нахмурился.

Элсбет нежно провела рукой по его обветренной щеке.

— Все будет хорошо. Тебе с Хантером нечего бояться. Она молодая, и не задумывается о том, чем вы занимаетесь на этой войне, на чьей вы стороне. Она верит тому, что ей говорят… и тому, чему хочет верить.

— Я уж все-таки скажу, что думаю. Ей нужна твердая рука, но у Хантера к ней слабость. А у Сесилии бешеный темперамент. Ужас, что может случиться, если она вдруг узнает о нас все. Устроит очередной скандал, и все выплеснет наружу, а кончится для нас всех петлей.

— Ну, пока-то, думаю, мы в безопасности. У нее первая любовь, да еще такая пылкая! Если она не сидит, мечтая о своем полковнике, то все выспрашивает меня о мужчинах, браке и тому подобных вещах, — Элсбет улыбнулась и снова покачала головой. — Боюсь, она сделала не очень хороший выбор. Так мне во всяком случае уже говорили.

Мордекай прицокнул языком: ему понравился ее ответ. Скоро они поженятся, и он будет ее первым, и если Господь ниспошлет им долгую жизнь, последним мужчиной.

— Я-то думал, что она уже скандалит — домой хочет. Чтобы напакостить молодоженам. Уж я-то ее знаю.

Элсбет бросила взгляд в направлении дома.

— Как там дела?

— Настолько хорошо, что минуту назад я решил, что самое разумное для меня — это как можно быстрее исчезнуть из кабинета… чтобы не помешать.

Глаза Элсбет округлились, она слегка порозовела.

— Ты не имеешь в виду… Мордекай кивнул.

— Ну не в кабинете же! Кроме того ведь сейчас и не вечер, и не утро…

Он заговорщически подмигнул ей:

— Скоро узнаешь: для всего есть свое время и свое место. Но когда любишь, годится любое время и любое место.

Он еще раз прицокнул языком, а Элсбет покраснела еще гуще и уткнулась ему в плечо.

Не доезжая города, Сесилия остановила коня. Рассеянно подергала кнопку на перчатке, беспокойно оглянулась вокруг Все-таки можно ли одной, без сопровождения — пусть это даже будет кучер — приехать в город? Она знала, что это неприлично, но еще в Уитмэн-Плейс она сама для себя придумала оправдание. Она, в принципе, должна была бы спросить разрешения у Элсбет, но как она может это сделать, если той нет дома? Ей нужно купить себе новых лент, зайти заказать пару новых ночных туфель. Так что посещение города — это не какая-то ее прихоть, а дело необходимое. Она не будет его откладывать из-за того, что ее милый братик не может ни на минуту расстаться с Баркли-Гроув и со своей молодой женой, а Элсбет уехала куда-то верхом с Мордекаем.

Она высоко подняла голову и поправила ленту на шляпе. Ей уже шестнадцать, она не ребенок. Она все сделала правильно. А если она вдруг, совершенно случайно, конечно, встретит этого симпатичного полковника, никто ее не осудит за то, что она перебросится с ним парой слов. Он все равно собирался их навестить, встретиться с Хантером, так что она просто проявит вежливость. Она кивнула, подтверждая сама себе разумность своих мыслей, пустила коня медленной рысцой вперед, по булыжной мостовой…

Она уже довольно долго разглядывала улицу через витрину обувной лавки и вдруг — пульс ее забился учащенно: улицу переходил, направляясь в ее направлении он, Нейл Самнер. Она поднесла руку к горлу и взмолилась, чтобы прекратился этот шум в ушах, который не даст ей расслышать, что он там будет ей говорить.

Сделав глубокий вздох, чтобы унять дрожь внутри, она сделала вид, что изучает выставленную в качестве образца пару обуви. Она не хотела, чтобы он узнал, что она почти час ждала, пока он выйдет из аптеки, а потом заскочила сюда, заметив, что он вошел в лавку напротив.

Звякнул колокольчик над дверью, и вошел Нейл. Она вся напряглась и с еще большим вниманием принялась за изучение все той же пары обуви Ой, какой от него запах! Сердце забилось как бешеное, у нее перехватило дыхание. Сзади нее скрипнула половица.

— Миледи, — вежливо поздоровался Нейл, когда она повернулась к нему.

— Полковник Самнер! Вот уже не думала, Что увижу вас снова так скоро! — произнесла Сесилия, подавая ему руку. Пусть не думает, что она какая-то там…

Нейл улыбнулся. Явная неопытность девушки его забавляла. Игра становилась интересной. Она была племянницей одного из богатейших английских аристократов, а он уже достиг такого возраста, когда хочешь — не хочешь, а надо остепениться. Не помешает иметь молодую женушку с богатыми родственниками по обе стороны Атлантики. Улыбка стала еще шире. Не помешает и то, что она совсем неопытная. Он ее научит удовлетворять его изыски. Научит всяким штучкам, которые делают секс искусством. Он очнулся. Сапожная лавка — все-таки не самое подходящее место, чтобы предаваться сексуальным фантазиям.

— А я боялся, что больше вас не увижу С той нашей встречи я ни о чем другом думать не мог.

Щеки Сесилии порозовели.

— Как приятно это слышать, но я знаю, что вы такой занятой человек. Уверена, дела королевской службы поглощали все ваше внимание, — Сесилия с облегчением вздохнула Как грациозно она приняла его комплимент, вместо того, чтобы глупо хихикнуть, к чему ее неудержимо тянуло.

— Верно. Я был занят, но у меня оставалось время думать о вас. Не выпьете ли со мной чашку чая?

Сесилия быстро-быстро замотала головой Она уж и так перешла все границы приличия, а что будет, если Хантер узнает, что она пила чай с посторонним мужчиной тет-а-тет! Еще вечер не наступит, а слухи об этом уже достигнут Баркли-Гроув.

— Благодарю вас за приглашение, но я вынуждена его отклонить. Боюсь, уже слишком поздно. Элсбет будет в ярости, если узнает, что я поехала в Вильямсбург одна.

«Ой, зачем она это сказала!» Она готова была сквозь землю провалиться. Так старалась убедить полковника, что она взрослая женщина — и вот на тебе! Ей хотелось громко зареветь, но она подавила в себе этот импульс. Так он совсем за ребенка примет.

Нейл усмехнулся про себя ее оговорке, галантно сделав вид, что не расслышал ее последних слов.

— Жаль, что вы не можете присоединиться ко мне. Может быть, вы позволите мне навестить вас как-нибудь, когда вы будете свободны?

42
{"b":"2407","o":1}