ЛитМир - Электронная Библиотека

Сесилия достаточно уже насмотрелась на местные красоты и не обращала на них внимания. Ее интересовало одно: придет или нет Нейл Самнер. Все в ней упало, когда, осмотрев причал и окружавшие кусты, она никого не обнаружила. Не пришел.

Она порывисто вздохнула, плечи ее опустились. Натянула поводья, надо возвращаться, без Нейла ей здесь нечего делать.

Да нет, вот же он! Все в ней запело, когда она увидела его стройную фигуру в мундире, с треуголкой в руке — вот он идет вдоль берега и улыбается ей! Нейл махнул ей рукой, она рванула поводья. Секунда — и вот она уже легко соскользнула с седла прямо ему в объятия — это он, конечно, просто решил помочь спуститься на землю.

— Я думала, вы не придете, — выдохнула Сесилия, даже не думая о том, чтобы высвободиться.

Нейл понимающе улыбнулся. Птичка явно хочет, чтобы он ее завалил.

— Ничто не могло бы удержать меня. Как только я узнал, что вы здесь будете днем, я просто не мыслил себе иного. Мне кажется, что я вас уже целую вечность не видел.

У Сесилии все прямо-таки задрожало внутри, когда она услышала эти слова и взглянула в его такое прекрасное лицо. Оно сейчас так близко, она чувствует своей кожей его дыхание, ей хочется утонуть в темных теплых озерах его глаз. Вот его губы — она лихорадочно облизала свои, внезапно пересохшие. С трудом проглотила комок в горле…

Она не сопротивлялась, когда он наклонился к ней и властно овладел ее губами. Весь мир зашатался. Колени подогнулись, и ей пришлось прижаться к Нейлу — иначе она упала бы. А что, если попробовать немного раскрыть губы? Ой, как здорово — его язык прошел ей в рот и ласкает, ласкает ее! Она застонала от удовольствия и прижалась к нему еще сильнее.

Но Нейл решил прервать поцелуй и вообще несколько приостановить дальнейшее развитие событий. Он вообще-то и не хотел заходить так далеко, просто у него давно не было женщины — последний раз это была какая-то проститутка из лондонского порта. Он провел рукой по волосам и перевел дух. Нет, так нельзя! Что же ему — сейчас задрать ей юбку и?.. Нет, нет… Она — племянница лорда Баркли, с этим лучше подождать, хотя бы до обручения. Черт! А ведь так легко можно было бы… Легче некуда…

Он грациозно подал ей руку, и она смущенно взяла ее. Она не знала, что и подумать о себе и своем поведении. Покраснела. Что должен подумать о ней Нейл? Сперва она как последняя вертихвостка сама назначает ему свидание, а потом еще и сразу вешается на шею! Не в силах взглянуть ему в глаза, она потупилась. Он привлек ее к себе. Что делать? Что говорить?

— Простите меня, Сесилия! Мне не следовало целовать Вас. Мое поведение непростительно, — мягко сказал Нейл, делая вид, что он ужасно раскаивается в содеянном — что было далеко не так.

Сесилия резко подняла голову и с удивлением уставилась на Нейла. Она, она безобразно себя повела, а он извиняется!

— Виновата я. Если бы я не вела себя как потаскушка, то и вы не действовали бы подобным образом. Мне не следовало бы и посылать вам эту записку. Я первая все начала, и вас я не могу осуждать.

— Дорогая Сесилия, радость моя, пусть между нами не будет никаких комплексов вины! Я хотел этого поцелуя с того самого момента, как я впервые увидел вас там — у таверны «Королевские ружья». Но я — джентльмен, мне следовало бы помнить, что вы — леди. К своему стыду, должен признаться, что желание прикоснуться к вашим чудным губам заставило меня забыть обо всем. Я оскорбил вас, — Нейл бросил на Сесилию взгляд, полный лицемерного раскаяния. — Молю вас, простите меня!

Его излияния несколько подбодрили Сесилию. К ней вернулась уверенность Она выпятила подбородок, расправила плечи. Улыбнулась — это она управляет ситуацией, в ее власти этот храбрый офицер! Я думаю, сэр, что все-таки мы оба виноваты. Может быть, забудем об этом и начнем все с чистого листа?

Нейл кивнул, его красиво очерченные губы сложились в очаровательную улыбку. Он предложил ей руку:

— Хорошо, миледи. Может быть, погуляем?

Она взяла его под руку.

— С удовольствием, полковник Самнер. Нейл остановился и выгнул бровь.

— Может быть, мы позволим себе несколько отойти об строгих правил и будем обращаться друг к другу по имени? Или это слишком неприлично, миледи?

— Ладно. Сесилия. Нейл.

Нейл усмехнулся про себя и отечески полуобнял Сесилию. Они направились к причалу. Ну что ж, все складывается как нельзя лучше. После завтрашнего вечера он уже сможет открыто начать ухаживать за этой молоденькой, да еще и богатенькой красоткой. У полковника Браггерта он познакомится с ее братцем, выполнит свои инструкции в отношении его. И дальше — обручение, брак — все как пописанному…

Он снова усмехнулся. Вот так: думал, что это его амплуа почетного вестового приведет его в тупик, что жизнь кончена — ан нет! Если он женится на Сесилии Баркли, он вернется в Англию как родственник самого лорда Баркли, графа Трентона. Он, Нейл, и сам богат, ее приданое ему не нужно. Но ее родственники обеспечат ему хорошее будущее в палате лордов. У них накопленный веками авторитет — и влияние.

Нейл похлопал перчаткой по руке; нет, он все правильно решил: армейская его карьера кончается, а вот женитьба на Сесилии даст ему то, чего он пока лишен, — власть…

С горящим лицом и спутанными после бешеной скачки волосами Сесилия взбежала по лестнице Баркли-Гроув. Хоть бы никто не обнаружил ее отсутствия! Пробежала холл, быстрее в свою комнату! Прислонилась к двери, чтобы отдышаться. Ха-ха — все в порядке, ей все удалось!

Бросила перчатки и хлыст на постель, подошла к туалетному столику снять шляпку. И замерла: в зеркале она увидела лицо своей невестки. Медленно повернулась.

— Какого черта делаешь в моей комнате? Ты не имеешь права сюда входить. Да и вообще в этот дом тоже.

Дэвон встала. Она видела, как Сесилия ускакала куда-то, решила подождать ее внизу. Потом, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания слуг — чего это она тут прохаживается? — решила, что лучше подождать Сесилию в ее комнате. Ее золовка достаточно явно уже продемонстрировала свои чувства к ней, но Дэвон не хотела, чтобы из-за нее портились отношения между братом и сестрой. Это уж не будет семья, если все переругаются. Нет, она не может оставаться здесь безучастной зрительницей.

— Я пришла поговорить с тобой, — сказала Дэвон, не обращая внимания на ядовитую реплику Сесилии. — Может быть, мы смогли бы прийти к какому-то согласию, так чтобы ты с Хантером больше не ссорилась из-за меня. Я не хочу разрушать Ваши отношения.

— Ты очень уж много думаешь о себе! Вот еще не хватало — из-за тебя ссориться! — выкрикнула Сесилия. Развязала ленты шляпы и швырнула ее на постель — туда, где уже валялись перчатки и хлыст. Мотнула головой, провела рукой по темной, спутанной копне волос.

— Я знаю, ты не хотела, чтобы твой брат женился на мне, и я не прошу тебя меня любить. Я прошу только, чтобы мы поддерживали нормальные отношения друг с другом — пока мы живем под одной крышей. У меня скоро будет ребенок, и я хочу, чтобы он рос в счастливом доме, в радостной обстановке.

— Пока ты здесь, в Баркли-Гроув не будет ни счастья, ни радости. Ты все разрушила, когда здесь появилась. Элсбет — это та женщина, которую любит мой брат, однако ты, шлюха, сделала себе ребенка нарочно. Ты знала, что мой брат — приличный человек и не захочет, чтобы его ребенок родился внебрачным ублюдком. Ты его использовала, чтобы стать леди. Но пусть тебя называют леди Баркли — я-то не дам тебе забыть, откуда ты вышла — из лондонской сточной канавы!

— Ты права, Сесилия. Хантер — хороший человек, но я не заставляла его жениться на мне. Я знаю о его чувствах к Элсбет и не хотела оказаться между ними. Хантер заставил меня выйти за него замуж, когда он узнал о ребенке.

Сесилия бросила на нее негодующий взгляд и взвизгнула:

— Ты что, хочешь, чтобы я поверила в эту твою историю? Я молодая, но вовсе не такая глупая. Женщина твоего типа пойдет на все, чтобы добиться чего-то лучшего для себя. — Она прямо-таки пронизывала Дэвон своим взглядом. — Сомневаюсь даже, что это ребенок от Хантера. Я слышала — такие, как ты, продаются любому — кто больше заплатит!

44
{"b":"2407","o":1}