ЛитМир - Электронная Библиотека

Солнце уже высоко стояло на небе, когда моряк открыл глаза. Его разбудил какой-то странный звук. Уж не из-под койки? Он провел рукой по лицу и зевнул. Да нет, конечно, это, наверно, отдаленный раскат грома. Он кивнул сам себе, снова зевнул и хотел было еще соснуть перед новой вахтой Его глаза уже закрывались, когда снова раздался этот звук. Он повернулся на бок, приподнял спущенное одеяло и заглянул под койку Каково было его изумление, когда он обнаружил там фигуру в черных брюках и сюртуке — с копной разметавшихся вокруг головы каштановых волос!

— Эй, — рявкнул первый помощник, хватая Дэвон за руку и вытаскивая ее наружу, — кто это вы? и что вы, черт подери, делаете в моей каюте? Не дав ей даже слово вымолвить, он потащил ее к двери Я вас сейчас доставлю к капитану О'Коннору А то еще скажут, что я протащил на корабль бабу в мужском костюме Прикончат еще ни за что, ни про что..

Дэвон едва успела собраться с мыслями и прихватить туфли, как дверь капитанской каюты распахнулась и на пороге выросла фигура Мордекая Брэдли. Он уставился на Дэвон, потом на первого помощника?

— Что, черт побери?..

— Я сам бы хотел знать. Нашел эту девицу у себя под койкой. Я ее сюда не приводил!

Услышав разговор, вошел Рурке, Так же, как и Морд екай, он посмотрел сперва на Дэвон, потом на первого помощника. Его лицо потемнело от ярости:

— Что она здесь делает?

— Будь я проклят, если я что-нибудь понимаю, — пробормотал Мордекай, надвинув лохматые брови на сердитые голубые глаза. — Но сейчас все выясним — и побыстрее высадим ее на берег.

Дэвон упрямо вздернула голову, вырвала руку из железной хватки первого помощника.

— Я никуда отсюда не двинусь, Мордекай — только вместе у вами спасать Хантера.

Мордекай энергично замотал головой:

— Нет, нет, ты немедленно вернешься в Уитмэн-Плейс, там твое место. Ты мне связываешь руки. Я собираюсь спасти Хантера, а не спасаться от него, когда он набросится на меня за то, что я допустил, чтобы с тобой что — то случилось.

— Я пойду туда с тобой или без тебя, все равно. Твое дело выбирать, — ровным голосом сказала Дэвон. Она не отступит, что бы там ни говорили ей эти мужчины.

— А я сказал — нет, Дэвон. Я не шучу. Это слишком рискованно. Как только мы обогнем мыс, мы высадим тебя у ближайшего поселка. Это не будет так, как с полковником Браггертом, это не то что взять бумаги у этого дурака. Игры кончились. Вопрос о жизни и смерти — вот о чем сейчас идет речь.

— Можешь говорить, грозить мне, сколько хочешь, но я не изменю своего решения. Хан — тер — мой муж, и я хочу быть с вами.

Оба они — пара голубых и пара зеленых глаз — повернулись к Рурке, ожидая его решения.

Он пожал плечами, сухо ухмыльнулся. Странно: эта женщина сама идет под пули английских солдат ради спасения человека, который ее не любит. Было бы интересно посмотреть, надолго ли ее хватит…

— Да пусть остается. Даже лучше, чтобы она была здесь, если Хантер будет не вполне в порядке. Ему нужен будет уход, а кто это сделает лучше, чем жена?

— Ты что, свихнулся? Ведь ее могут ранить или еще хуже того… — заорал Морд екай.

Рурке бросил на Дэвон заговорщический взгляд.

— Как я понимаю, у тебя только два варианта. Либо ты оставляешь ее тут и можешь тогда за ней приглядеть, либо отпускаешь на все четыре стороны, тогда-то ее уж наверняка пришьют, — он воздел руки. — Тебе решать, Морд екай.

— Упрямица чертова! — пробормотал Мордекай, но все-таки кивнул головой в знак согласия, потом вновь взглянул на Дэвон и предупредил:

— Если твоя глупость будет стоить жизни Хантеру, то за твою я не дам и пенса.

— Спасибо, — с сарказмом сказала Дэвон. — Я ценю твою поддержку.

Снова сухая улыбка тронула губы Рурке.

— Надеюсь, вы отдаете себе отчет в том, что делаете, миледи. Иначе вы рискуете жизнями всех нас — а я не соглашался отдать свою ради моего кузена.

Дэвон посмотрела на него с отвращением.

— Да знаю, почему вы на это пошли, капитан. Вам заплатят — и неплохо.

— Да, но жизнь — ее деньгами не купишь, — отреагировал Рурке и вспомнил, о чем они договорились с Элсбет Пусть эта женщина думает, что хочет. Кроме них с Элсбет никто не узнает правды. Он, конечно, уже не признается в том, что Элсбет может заставить святого согрешить, а мужчину уговорить пойти на смертельный риск просто так, без всякого вознаграждения. Нет, об этом он никому не скажет.

— Неужели у вас нет чувства долга?

— У меня есть — к тому, кто мне платит хорошую цену, миледи.

— Вы отвратительны. Ваш кровный родственник в руках врага, и вы еще требуете денег за помощь ему.

— Вы прекрасно знаете, что особой любви промеж нас с ним не было. Думайте обо мне, что хотите, но держите это при себе — а то окажетесь где подальше. Я капитан «Черного ангела», и не потерплю ваших ругательств, — отрезал взбешенный Рурке.

Мордекай затаил дыхание: хоть бы Дэвон высказала еще что-нибудь такое, что окончательно взбесило бы Рурке, — и тогда он наверняка высадит ее с корабля. Ей уж и так досталось, а неизвестно, что их ждет, если они даже и доберутся до «Джерси». По последним данным, Хантер был еще жив, но это было больше недели тому назад. Весь их план мог оказаться ни к чему Хантера могло уже не быть в живых.

Однако Дэвон не оправдала надежд Мордекая: она взяла себя в руки.

— Понятно, капитан. Я не сделаю ничего, что бы помешало вам помочь Хантеру. Я ему обязана жизнью и хочу выплатить этот долг — раз и навсегда. Рассчитаться — и все.

Ночь была темная — хоть глаз выколи. Густые облака закрывали ущербный месяц, звезд тоже не было видно. Плеск волн от спускаемой шлюпки казался чересчур громким. А тут еще стук от спущенного веревочного трапа — озноб прошел по спинам матросов: а вдруг этот звук услышат на берегу?

— «Черный ангел» будет ждать вас у Сэнди-Хук. У тебя четыре дня, чтобы пересечь остров. Если тебя не будет там тогда, мы дожидаемся прилива и отплываем.

— Мы будем там, — сказал Мордекай, перелезая через леер. Секунда — и он уже в шлюпке, берется за весла, отталкивается от борта «Черного ангела» Вот фрегат уже не больше темного пятна на фоне неба, он стал грести помедленнее: надо экономить силы, до «Джерси» еще не меньше полутора миль.

Вдруг он заметил, что брезент на корме зашевелился. Кто это может быть? Он схватился за рукоятку ножа. Из-под брезента появилась маленькая фигурка. Ему не понадобилось много времени, чтобы узнать, кто это.

— Черт тебя возьми, баба! Какого., ты здесь делаешь?

Дэвон уселась на скамейку напротив.

— Я хочу помочь тебе спасти моего мужа.

— Дэвон, — терпелива сказал Мордекай, предпринимая последнюю попытку привести ее в разум, — ты подвергаешь риску его жизнь. Я думал, он тебе дорог.

— Дорог, Мордекай. Больше чем кто-либо, А теперь, греби. Я слышала, что сказал капитан О'Коннор, у нас нет времени.

Мордекай тяжело вздохнул и вновь взялся за весла. Выкинуть бы ее за борт, но нет времени с ней связываться. Действительно, счет на секунды. Он должен оказаться на борту «Джерси» сразу после вечерней поверки. За час он должен найти Хантера и отчалить — только тогда он уложится в назначенный срок.

Мрачно взглянув на Дэвон, подумал: слава Богу, Элсбет не такая бешеная! От этой за час можно состариться на несколько лет или убийцей станешь. Но все-таки смелая она! Мало кому из женщин после всего пережитого в Баркли-Гроув пришло бы в голову, что нужно еще спасать мужа из плавучей тюрьмы. Да, они с Хантером два сапога пара.

Весла мерно разрезали воду, приближая их к борту «Джерси». Мордекай выбрал место, где на воду не падал свет фонарей из иллюминаторов, наклонился к Дэвон и грубым шепотом отдал команду:

— Оставайся здесь, держи шлюпку. Я сейчас найду его.

Дэвон молча кивнула. Она хотела идти с ним, но теперь она понимала, что это могло все испортить. Она не знает ни расположения постов, ни направления, куда идти. Вспомнила, как тщательно и детально они с Уинклером разрабатывали планы своих ночных вылазок в Лондоне. Нет, там она бесполезна, только может заставить караульных поднять тревогу.

57
{"b":"2407","o":1}