ЛитМир - Электронная Библиотека

— Представляю, в каком виде Громф ему это преподнес! Наверное, как его единственный и крупный шанс реализовать себя.

— Именно. Вопрос в том, чем ответим на это мы, жрицы.

— Я прихожу к заключению, что существует какая-то причина, по которой ты не сообщила Громфу, что знаешь о его намерениях.

— Конечно. И даже несколько причин. Во-первых, наше первое столкновение с ним было довольно безобидным и вежливым, но, кто знает, следующее может таковым и не быть. А поскольку проблема остается, мы сомневаемся, что следует слишком сильно давить на него. С другой стороны, мы не хотим, чтобы ему стало известно о нашей за ним слежке. Ведь в таком случае он будет или создавать нам всяческие помехи, или замышлять свои козни и устраивать переговоры где-нибудь в другом месте. С любой точки зрения лучше просто вывести из игры пешку Громфа и таким образом выбить оружие из рук Архимага. Поскольку Фарон тайный агент, Архимаг должен быть готов к тому, что его лазутчику придется туго, и вряд ли гибель агента покажется ему неожиданной. Быть одновременно и ловцом, и добычей — а именно это предстоит твоему брату, — занятие невероятно трудное, а в нынешнее время смертельно опасное.

Грейанна посмотрела на мать:

— И чего же хочет Совет?

— Так вот, Совет интересовался, сможем ли мы найти жрицу достаточно смелую, дерзкую, сильную и именно сейчас горящую желанием поохотиться за мужчиной, когда он спустится в город? Я сказала остальным, что в моем Доме есть подходящая кандидатура.

— И была совершенно права.

— Вся прелесть в том, что у тебя есть личный счет, который ты хотела бы ему предъявить, а потому даже если все увидят, что ты причиняешь Фарону какие-то неприятности, то вряд ли кто-то этому удивится и уж тем более станет гадать насчет причин.

— Да, это я понимаю. Могу ли я располагать ресурсами Дома в своих поисках?

— Я дам тебе нескольких помощников. Если ты спустишься в город со всей армией Дома Миззрим за спиной, никто не вправе будет поверить, что это твои личные счеты. Но можешь выбрать какое-нибудь магическое оружие из арсенала. Но все же не слишком расходуй его, трать только то, что тебе действительно понадобится.

Грейанна склонила голову:

— Я должна немедленно начать приготовления.

Миз'ри, наконец, улыбнулась, но при этом лицо ее вопреки всем разумным ожиданиям стало еще более свирепым.

ГЛАВА 4

Шелковая Миля не являлась, как предполагали некоторые из гостей Мензоберранзана, центром торговли прекрасными тканями или одеждой. Формально это был массажный салон, но только простолюдин назвал бы его так. В этом дворце наслаждений можно было получить то, что многие темные эльфы считали самым изысканным из всех удовольствий.

Вэрва Бэнр была такого же мнения. Ее роскошное тело уже благоухало теплым, душистым маслом, и ничто не нравилось ей больше, чем полное растворение в умелых руках массажиста.

Но, увы, последнее было невозможно. Она пришла сюда по делу, в котором следовало соблюдать чрезвычайную осторожность. Рисковать было нельзя. Поэтому она сняла отдельную уютную комнату с двумя диванами и выбрала двоих громадных глухонемых массажистов, отказавшись от Тлата, услугами которого она обычно пользовалась.

О своем выборе она не пожалела. Немой раб так разминал мышцы ее шеи, что она испытывала одновременно и боль и блаженство. Это вызывало у нее невольные сладострастные стоны. Появление Умрэ именно в такой момент было несколько нетактичным.

Замешательство не являлось чертой Бэнров, а улыбка, появившаяся на лице Вэрвы, объяснялась определенным наблюдением. Покрой платья вошедшей чем-то неуловимо отличался от принятого в Мензоберранзане. Она была довольно сухощавая и невзрачная, а цвет её кожи напоминал пепел, осевший на черные угли. Умрэ всегда являлась на эти тайные встречи натянутая как струна, неловкая и нервная. Наблюдая за ней, Вэрва поняла, чем отличается поведение простолюдина от аристократа: независимо от того, насколько рискованной была ситуация, дроу благородного происхождения всегда сохранял любезность, уверенность и изящество.

— Она смотрит карты! — объявила Умрэ резким голосом, вполне соответствующим ее внешности.

— Меня это не удивляет, — отозвалась Вэрва. — Твоя госпожа довольно умна. Я и не ожидала, что она будет всем довольна. — В этот момент массажист так ткнул ей в спину пальцами, что она вздрогнула. — Ну, об этом мы еще поговорим, а сначала, пожалуйста, успокой меня. Скажи-ка, никто не видел, как ты входила именно в эту комнату?

Умрэ нахмурилась, раздосадованная подобным предположением:

— Нет, конечно нет.

— Тогда, во имя всего святого, раздевайся. Предполагается, что ты пришла сюда, чтобы получить весь комплекс услуг по уходу за своим телом, так что, когда вернешься домой, должна выглядеть так, словно все это имела. Тем более что этих парней стоит нанимать.

Подозревая, что Вэрва, хоть и в виде шутки, упрекает ее за свои неоправданные расходы, Умрэ, хмурясь, махнула массажисту, которого Бэнр оставила для нее. Осторожно, стараясь не встретиться глазами с новой госпожой, раб начал раздевать ее и развешивать одежду по крючкам на стене.

— Так что же нам с этим делать? — спросила Умрэ. — Ее охраняют. Даже используя те средства, которые вы мне предоставили, я не уверена, что смогу убить ее и скрыться. Но ведь в вашем распоряжении есть профессиональные убийцы.

— Конечно есть. — Вэрва даже прикрыла миндалевидные глаза, когда массажист начал разминать другую мышцу мягкими, неритмичными движениями. Просто удивительно, она даже не подозревала, насколько напряжено ее тело. — У убийцы есть свои преимущества. Он может, ко всеобщей выгоде, убрать ее с сава-доски навсегда.

— Значит, мы нашли решение? — спросила Умрэ, устраиваясь на диване.

Раб убрал со спины ее жесткие белые волосы. Вэрва ухмыльнулась:

— Это звучит так нетерпеливо.

— Я всегда признавалась, что не люблю ее. — Массажист Умрэ открыл фарфоровую баночку с мазью, и сладковатый запах наполнил комнату. — Но дело не в этом. Нам ведь нужно прикрытие, причем на неопределенное время.

— Вполне согласна, — сказала Вэрва. — Политическое убийство не всегда приносит большую выгоду. Можно не обращать внимания на подозрения твоей хозяйки. Можно им не придавать значения. Но разве в ее окружении нет того, кто готов занять освободившееся место после ее кончины?

Умрэ помрачнела, размышляя над вопросом, который явно не приходил ей в голову. Раб-массажист нанес тонким слоем душистое масло на ее спину.

Откуда-то из глубины здания доносились слабые, приглушенные стенами возгласы, смех, плеск воды. Вероятно, в одном из внутренних бассейнов отдыхали мужчины. Женщинам Мензоберранзана не пришло бы в голову затеять столь шумное веселье.

Наконец Умрэ произнесла:

— Ладно, что вы хотите, чтобы я сделала?

— Надо нанести встречный удар, но ловко и незаметно. Она ничего не сможет предпринять, пока ее подозрения бездоказательны.

— Вы можете это гарантировать? — Голос Умрэ немного дрожал, потому что в этот момент раб начал легко постукивать ее по блестящей спине.

«Какое счастье, что можно так расслабить все тело», — подумала Вэрва.

— Я — жрица Бэнров, не так ли?

— Самая младшая из них.

— Ты позволяешь себе дерзкие высказывания. — Вэрва даже напряглась от досады, но руки массажиста тут же мягко исправили это.

— Я только имела в виду…

— Я знаю, что ты имела в виду, и не отрицаю этого. Это одна из причин, почему я здесь. Но есть еще кое-что: моя тетушка Триль всегда была очень зависима от своих советчиков: Громфа и Квентл. Но сейчас она не может довериться Громфу, поскольку держит его в неведении, как и прочих мужчин. И вряд ли в ближайшее время увидится с Квентл: у верховной жрицы есть собственные проблемы в Брешской крепости.

Умрэ с опаской повертела головой, как будто ожидала увидеть Квентл, и сказала:

— До меня доходили слухи об этом. А что произошло на самом деле?

11
{"b":"2408","o":1}