ЛитМир - Электронная Библиотека

Мастер Мили-Магтира нагнулся, проходя под низко подвешенной шкурой рофа, и добавил:

— Маги ведь умеют уметь обнаруживать беглецов, посмотрев в магический водоем.

Фарон улыбнулся:

— Иронизируешь? Давай подумаем серьезно, почему в первом же месте, где ты стал задавать вопросы, к этому отнеслись столь неодобрительно? В том числе и Годипы? Они в сговоре с беглецами?

— Да нет, они, скорее всего, вообще ничего не знают. Мне кажется, им просто нравится играть в таинственность и захотелось подраться. Похоже, что кто-то из женщин Дома основательно их бьет и им просто нужен был повод, чтобы выместить на ком-нибудь обиду.

— Эта предполагаемая жрица избила Мастера Оружия, как будто он пленник, раб или какой-то бесполезный для нее родственник? Тебе не кажется это странным?

— Теперь, когда ты об этом спросил, пожалуй.

— И заметь, как раз сегодня в «Бриллиантовой шкатулке» как никогда полно народу.

Фарон обратил внимание на орка, жонглировавшего кинжалами с завязанными глазами, и задержался на мгновение. Рилд подавил вздох, ему не терпелось продолжить прерванную беседу. Маг насчитал пять острых кинжалов, которые обезображенные шрамами руки невольника подбрасывали и ловили с безукоризненной точностью. Фарон бросил монетку владельцу раба-орка и направился дальше. Рилд шагал рядом.

— Итак, — начал Мастер Оружия, — Татлин получил взбучку, бордель переполнен посетителями, а ты видишь в этом какую-то связь? Какую?

— Что, если этим парням круто досталось от своих правящих родственниц? И может, именно по этой причине они всей толпой ввалились в свое маленькое святилище печали, чтобы зализать раны и, в свою очередь, избить какую-нибудь из пленниц Нима?

Рилд нахмурил брови, обдумывая услышанное:

— Ты полагаешь, что правление некоторых жриц, отличающихся особой жестокостью и безрассудством, подвигло мужчин к бегству? Но что заставило настроение всех этих Матрон испортиться так сильно и одновременно?

— У меня есть подозрение, что когда мы разгадаем это «что», то узнаем и где беглецы.

— А что ты узнал, спустившись вниз? — спросил Рилд.

— Ничего. В самом деле, — ответил Фарон, — ничего такого, о чем мы уже не догадывались бы. Тем не менее, я оказал небольшую услугу старому товарищу. Что само по себе приятно.

— Если ни один из нас не открыл ничего нового, значит, наш визит в «Бриллиантовую шкатулку» оказался пустой тратой времени.

— Не совсем так. Драка заставила тебя воспрянуть духом, разве нет? С тех пор улыбка не сходит с твоего лица.

— Не смеши меня. Я признаю, что это была забавная маленькая потасовка…

И Рилд принялся перечислять все свои действия буквально по минутам, подробно анализируя различные возможности и скрытую стратегию. Фарон кивал и старательно делал вид, что это ему интересно.

Триль (Верховная Мать Дома Бэнр), Джеггред и миниатюрная, с кожей цвета эбенового дерева, хорошенькая женщина-дроу быстро шли по коридору. Все трое очень торопились, и секретарша едва поспевала за другими, готовая вот-вот рассыпать всю охапку пергаментов, чего очень боялась. Джеггред, восьми футов ростом и с длинными, похожими на козлиные ногами, шел впереди Матери.

В нескольких ярдах впереди кто-то разговаривал. Триль услышала голоса и чуть не бросилась вперед. Она понимали, что женщина столь высокого положения обязана в любой ситуации сохранять достоинство.

— Я думаю, это проверка, — сказал мягкий женский голос.

— А я боюсь, что это знак немилости, — ответил другой, чуть более низкий. — Вероятно, мы сделали что-то, что вызвало недовольство…

Триль с сопровождающими завернула за угол. Перед ними плелись две ее кузины. Увидев Верховную Мать, они ахнули да так и остались с открытыми ртами.

Триль взглянула на сына. Его удлиненное лицо, раскосые глаза, рот, полный длинных ядовитых клыков, и острые уши: все это напоминало сразу и лицо дроу, и морду волка. Молчаливого взгляда Матери хватило, чтобы он понял ее волю.

Джеггред стремительно бросился вперед, его длинная грубая грива взметнулась за спиной. Двумя огромными, когтистыми руками он схватил обеих кузин за горло и, приподняв, прижал их к стене. Оставшаяся пара рук, меньше размерами и больше похожая на руки дроу, напряглась, словно сожалела, что осталась не у дел!

Триль зачала этого ребенка в ритуальном совокуплении с Белшазу, демоном глабрезу. Так появился Джеггред (таких полудемонов называют дреглотами), самый дорогой подарок Паучьей Королевы. Его Мать знала, что жестокость и постоянная жажда крови составляли самую суть сына. Только неизменная врожденная покорность (но не потому, что именно Триль его родила, а потому, что она была первой среди жриц Ллос) удерживала его от расправы над Матерью и многими другими, с кем ему приходилось иметь дело.

Триль свободно ступила внутрь круга, образованного длинными руками Джеггреда, и стала перед кузинами. Они были так близко, что она ощущала их страх и слышала негромкие сдавленные вдохи, а также глухой стук каблучков, которыми они молотили по рифленой стене за своими спинами.

— Я запретила вам обсуждать проблему при посторонних! — зарычала она.

Кузина слева начала сильнее шмыгать носом и издавать мучительные хриплые звуки. Вероятно, это была попытка объяснить, что никого, кроме них, здесь не было.

— Эта часть замка открыта для посещений, — продолжала Триль. — Любой мужчина мог беспрепятственно пройти сюда и подслушать ваш разговор.

Замахнувшись так, чтобы не задеть случайно какую-нибудь из рук Джеггреда, она стала хлестать родственниц плетью. Извивающиеся гадюки наносили своим жертвам глубокие раны, но хозяйка гадов была ненасытна… Гнев ее все разгорался, пока не перешел в некий экстаз; незатейливое, скромное удовольствие от бичевания кузин, запаха и ощущения их крови, забрызгавшей ее лицо, сладкого напряжения в руке, державшей хлыст.

Когда же она, наконец, остановилась, чтобы перевести дыхание, обе ее жертвы молча обвисли в железной хватке Джеггреда.

И дреглот, и секретарша улыбались. Они одобряли экзекуцию и получили полное удовольствие от этого зрелища. Но оставалось одно незавершенное дело, а она, Верховная Мать Бэнр, потеряв самообладание, впустую потратила время.

Правительница Мензоберранзана обязана уметь управлять самой собой.

Необузданность прежде была несвойственна Триль. Роль наставниц Арак-Тинилита помощницы Матери, очень подходила для нее, и она никогда не домогалась чего-то большего.

Тем более что большее было невозможно. Ее Мать казалась бессмертной. Но когда она внезапно умерла, честолюбивые устремления, живущие в душе каждого темного эльфа, пробудились и в старшей дочери. Как могла она не прилагать усилия для того, чтобы взойти на материнский престол? Разве можно было позволить Квентл или какой-то другой из родственниц возвыситься и потом распоряжаться ею почти всю вечность?

Она заполучила титул Верховной Матери, однако очень быстро почувствовала, что полученная свобода действий и замыслов, в сочетании со сложностью положения и запутанностью интриг, ее ошеломляют и подавляют. Сначала все шло неплохо. Даже не потребовалось никаких решительных действий для установления своих прав.

Для решения вопросов она пользовалась советами Квентл и Громфа. Правда, ее сестра и брат постоянно расходились во мнениях, но зато Триль могла рассмотреть их предложения, иногда абсолютно противоположные, и выбрать то, что ее больше устраивало. Это было значительно легче, чем думать самой.

Но сейчас наступило время тяжелых испытаний, возможно, самых тяжелых за всю историю темных эльфов, а ей, очевидно, придется справляться с ними одной. Она не может в этих вопросах полностью доверять Громфу, а Квентл нагло объявила, что прежде всего должна позаботиться о Брешской крепости.

Триль тряхнула головой, приходя в себя.

— Отпусти их.

Джеггред повиновался, а она повернулась к секретарю.

— Когда будет время, — распорядилась она, повышая голос, чтобы перекрыть судорожные всхлипывания своих родственниц, — пришли кого-нибудь оттащить их в Арак-Тинилит, пусть их там залатают, и убрать здесь кровь. Но сейчас нам следует поторопиться, мы опаздываем.

17
{"b":"2408","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Иллюзия греха
Щегол
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Страстная неделька
Homo Deus. Краткая история будущего
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход