ЛитМир - Электронная Библиотека

Веревки безжалостно впивались в тело мага. Казалось, вот-вот из-под них выступит кровь, конечности немели. Собрав силы, Фарон передвинул руку еще на дюйм.

— Мой компаньон, Рилд Аргит, — сказал он, — Мастер Мили-Магтира, ничего плохого тебе не сделал. Убив его, ты будешь в ответе перед военным руководством.

Фарон не мог даже головы повернуть, чтобы взглянуть на друга, но услышал, как Рилд хмыкнул, выругался, а потом встряхнул сеть. Могучий воин явно пытался освободиться, но было понятно, что даже его удивительной силы не хватит, если он не вытащит один из своих клинков.

— Я уже много лет слежу за тобой, — сообщила Грейанна, — и знаю, что Мастер Аргит — твой самый близкий друг. И мне ни к чему лишние хлопоты — он ведь попытается освободить тебя, а если не выйдет, то будет мстить. А Мили-Магтир наша Мать возьмет под свой надзор.

А в эту минуту вторая жрица читала свиток. Это показалось Фарону странным, но времени для размышлений не было.

Воины осторожно приближались, они опасались не только рапиры. Им было известно, что Фарон способен вызывать магию только словом — без жестов или каких-либо предметов. Мастеру пришлось разочаровать их. Он действительно знал пару-другую таких заклинаний, но среди них не было ни одного, способного уничтожить сразу всех пятерых противников. Он знал, что, как только он предпримет хоть какое-то решительное действие, они тут же откажутся от намерения оставить его в живых для пыток. Ответный удар будет таким мощным, что у него, неспособного даже пошевелиться, остается очень мало надежды выжить.

— Я говорю серьезно, ты должна хорошенько подумать, прежде чем причинять вред кому-либо из нас, — опять начал он, втайне надеясь, что эта беседа хотя бы на секунду задержит приближение воинов.

Грейанна ухмыльнулась:

— Будь спокоен, я думала об этом уже тысячу раз.

— Архимагу это не понравится.

— Я действую от имени Совета. И сомневаюсь, что он сочтет благоразумным мстить… так же, как и Мили-Магтир.

— Ну что ж, пусть Громф промолчит и не склонит голову над моим трупом, но в один прекрасный день…

Пальцы Фарона протиснулись, наконец, в карман и нащупали небольшую кожаную перчатку. К сожалению, в этой все сильнее сжимающейся сети вытащить ее оказалось так же сложно, как и добраться до нее. Маг решил проверить, сумеет ли он сделать магические движения, не вынимая руки из кармана.

Видит Ллос, это было очень нелегко! Он привык творить уверенно, красивыми плавными взмахами, выразительными жестами. Хорошо, что несколько раз ему уже приходилось метать заклинания так, чтобы противник не заметил приготовлений, а потому он питал некоторую надежду справиться теперь с перчаткой. Если бы только сеть не так сильно сдавливала тело, а руки не онемели бы до бесчувственности!

— Прости, — извинилась Грейанна, прервав беседу, и развернула свой свиток.

Всех слов этой священной магии Фарон не разобрал. Эффект, однако, был предсказуем. Рапира дернулась и со звоном упала на землю. Маг в маске выступил вперед и подобрал ее. Фарону оставалось довольствоваться мыслью, что свойства этого оружия не позволят сторонникам Грейанны использовать его против него самого…

Фарон безошибочно узнал мага, чья голова с высоким, широким лбом и небольшим, острым подбородком была похожа на яйцо. Его звали Релонор Вринн, он был способным волшебником и давнишним вассалом Миззримов, носившим по-прежнему охраняющую восьмиконечную золотую брошь и шелковый пояс со спрятанным внутри него заклинанием.

Воины с ятаганами приблизились к сети. Решив, что им ничего не угрожает, они уже предвкушали, как развлекутся, избивая двоих пленников.

Дальше тянуть было нельзя. Фарон сосредоточился, бормоча себе под нос магическую формулу.

Под сетью появилась гигантская рука, светящаяся и полупрозрачная. Она зацепила веревки и дернула их, отчего внутри стало еще теснее. Фарон знал, что это за рывок, и выкрикнул до конца заклинание, надеясь на удачу.

Боль усилилась, когда, подчинившись команде мага, рука помчалась по воздуху, с шумом протащив за собой сеть вместе с пленниками. Но вот давление ослабло, на что и рассчитывал Фарон, и оба Мастера, чтобы побыстрее освободиться, стали бить ногами и метаться.

Рилд сначала орудовал Дровоколом, но потом выронил его, и двуручный меч, чуть не пронзив насквозь одного из воинов Миззримов, воткнулся в землю.

— Мы должны упасть, — произнес Мастер Оружия. — Пока они не разнесли нас на кусочки.

— Давай, — согласился Фарон.

И друзья стали опускаться на землю. Один солдат выстрелил в Рилда, но стрела не пробила кирасу. Вдруг в воздухе возник огненный шар, но Релонор ошибся в расчете, и бывшие пленники только вздрогнули от этой вспышки. Чтобы немного замедлить спуск, Фарон воспользовался эмблемой своего Дома.

Он увидел, как за секунду до него приземлился Рилд, имевший для левитации лишь простой отличительный знак Мили-Магтира. Мастер Оружия, сгруппировавшись, покатился кубарем, вскочил на ноги — уже с коротким мечом в руке — и сделал выпад в сторону стрелявшего солдата. Тот отскочил назад и, отбросив в сторону лук, снова выхватил ятаган. За это время Рилд успел выдернуть из земли Дровокол.

Приземлившись не совсем удачно и теперь слегка шатаясь, Фарон все же заметил, что Релонор размахивает руками, вычерчивая в воздухе звезду. Длинная, огромная рептилия выскочила из ладоней простертых рук старого дроу, словно эти руки были порогом в другой мир. Объятый голубым пламенем, извивающийся монстр кинулся к Фарону.

Релонор был одаренным магом, но в спешке он использовал свое любимое заклинание, а его творение было всего лишь иллюзией. Вринн забыл о том, что его противник умеет хорошо распознавать последовательность мистических знаков, характерных для дома Миззрим. Но если бы Фарон сам распознал мираж, его серебряное кольцо показало бы ему истину.

Поэтому Мастер Магики, не обращая внимания на приближающийся фантом, достал из кармана крошечный кристалл и начал заклинание. Он игнорировал его, даже когда почувствовал мнимый, обжигающий жар голубого пламени.

С его ладони стал исходить холод, поднимающийся вверх тысячами льдинок. Мороз разрушил иллюзию и сковал Релонора, который, покрывшись инеем, упал навзничь.

Фарон ухмыльнулся. Как глупа Грейанна, если надеется справиться с ним с вот такой свитой! Неужели ей непонятно, что два таких Мастера, как Рилд и Фарон, даже в самом безнадежном для себя случае будут равны ей и ее четырем слугам?

Фаулвинг, хлопая громадными крыльями летучей мыши, перебирался поближе к месту схватки. Как только его безногое тело шлепнулось на землю, Грейанна открыла кожаный мешок и бросила в воздух горсть пепла.

Серые облачка, оседая, вспыхивали зеленоватым светом. Они кружились и мерцали, тут же превращаясь в какие-то мерзкие грибы. Через мгновение на улице стояло множество скелетов. У них было разное оружие, зато цель была одна. И они пошли в наступление.

Ни на мгновение не останавливаясь, Рилд крушил эту нечисть. Фарон моментально укрылся за спиной друга, но вдруг искусный воин вскрикнул и зашатался. Скелеты хлынули вперед, и близнецы, до этого наблюдавшие за битвой, тоже кинулись в драку.

Застигнутый врасплох, Фарон только и успел, что вызвать ослепляющие, с треском раздваивающиеся лучи света. Это задержало врага всего лишь на пару секунд, но Рилд успел прийти в себя.

— Все в порядке? — бросил Мастер Магики.

— Да. — Рилд полоснул по ногам вооруженного копьем скелета. — Кто-то пытался пробраться в мой мозг, но уже пропал.

— Они не исчезнут, пока я не разделаюсь с метателем заклинаний.

Фарон поднялся в воздух и, оставаясь недосягаемым для скелетов, убедился, что путь к Грейанне и ее свите свободен. Правда, в его отсутствие твари могли окружить Рилда, но помочь здесь Мастеру Оружия он не мог.

Оглядев улицу, он увидел, что Релонор все еще неподвижно лежит на земле, а расположившиеся в стороне от места схватки Грейанна и ее сестра-жрица читают свиток.

24
{"b":"2408","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Щегол
Рожденная быть ведьмой
В магическом мире: наследие магов
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Странная привычка женщин – умирать
Блюз перерождений
Происхождение
Morbus Dei. Зарождение
Роман с феей