ЛитМир - Электронная Библиотека

Фейриль беспокойно носилась по покатой крыше посольской резиденции. Ей нужно было контролировать все четыре стороны своего дома, что требовало определенного проворства. При этом ей следовало оставаться незамеченной теми, кто случайно выглянул бы в окно из соседних особняков на тихих бульварах преуспевающей Западной стены. Чем быстрее она двигалась, тем труднее было это скрыть. Фейриль прокралась сюда два часа назад. Все домашние думали, что она укладывает вещи или жжет документы.

Теперь ей отчаянно хотелось приказать своим слугам подняться сюда и помочь ей с наблюдениями, но это было бы неблагоразумно, так как она не знала, кто именно из ее подчиненных предатель.

А еще хотелось понадежнее спрятаться, хотя сделать это было нелегко. От крытых переходов и бойниц остались лишь едва различимые следы, напоминающие собой скорее декоративные украшения. Создавалось впечатление, что, прежде чем предоставить это здание чужим, не имеющим чести принадлежать к коренным обитателям этого блестящего города, маги превратили камень в кальцит, разрушив тем самым все оборонительные сооружения.

Фейриль устроилась на северной стороне крыши. Дома богатых соседей сияли вокруг, подсвеченные голубыми, зелеными, пурпурными огоньками. Ее собственная резиденция светилась точно так же. К счастью, освещение обрисовывало только силуэт башни и выделяло несколько скульптурных изображений паука на барельефе. Если удача будет к ней благосклонна, то, держась в стороне от огней и не нарушая тишины, она сможет довольно долго оставаться незамеченной.

Слабый, непонятный звук донесся с северо-запада. Благодаря своей броши, способной облегчать вес, она быстро скользнула вдоль ската просмоленной крыши, не страшась того, что может потерять опору и упасть.

В несколько секунд добравшись до края крыши, она выглянула из-за орнаментной отделки.

На открытой площадке перед зданием, обнаженные по пояс, с рапирами и кинжалами в руках, друг против друга стояли двое мужчин. Они останавливались, выпрямлялись, перемещались с легкостью хорошо обученных фехтовальщиков. Сброшенные пивафви, кольчуги и рубашки валялись на земле рядом с парой пустых винных бурдюков. На некотором расстоянии из тени нависавшего балкона за ними следил третий, о котором, возможно, ни один из соперников не знал.

Фейриль вздохнула. Эта неожиданная и живописная сценка была довольно увлекательна, но явно не имела никакого отношения к ее собственной проблеме.

После аудиенции у Верховной Матери Бэнр, обманувшись в своих надеждах, Фейриль поняла, что у нее появился враг. Кто-то клеветал на нее, стремясь воспрепятствовать отъезду из Мензоберранзана, хотя она представить себе не могла, зачем это нужно. Так размышляя дальше, пришлось сделать вывод, что у неприятеля был агент в ее доме. Поэтому твердое намерение Фейриль отправиться Чед Насад оказалось разгаданным. Более того, есть основания предполагать, что о нем было доложено лично Триль.

Охваченная жаждой мщения и желанием перехитрить своих противников, Фейриль придумала, как разоблачить шпиона. Она приказала своим вассалам упаковывать вещи и готовиться к отъезду из Мензоберранзана. Фейриль рассчитывала на то, что верные слуги повинуются, но предатель постарается ускользнуть, чтобы донести о предстоящем бегстве. Из своей засады она заметит того, кто попытается это сделать.

Таков был план, но в его осуществлении имелись свои трудности. По заведенному обычаю, резиденция имела четыре выхода, и следить за всеми сторонами особняка одновременно ей удалось бы, только поднявшись над крышей. Но тогда посланница могла не услышать звука шагов или не разглядеть предателя в темноте. Кроме того, тот мог воспользоваться талисманом, помогающим стать невидимкой. Так что отрываться от здания было нельзя.

Разумеется, у изменника также есть шанс связаться со своими сообщниками, например, с помощью способности воспринимать звуки, находящиеся за пределами слышимости, используя способность моментальной передачи. В таком случае, пока она цепляется тут за крышу, появятся стражи Бэнр, чтобы взять ее под арест. Но тут-то она еще могла бы кое-что предпринять.

Фейриль чувствовала себя неуютно. Вдруг позади нее внизу вскрикнул один из фехтовальщиков. Тут же последовала вспышка света, и победитель тоже упал. Маг, наблюдавший за происходящим из укрытия, подошел к погибшим и осмотрел их тела.

Посланница подумала, что, возможно, все трое приходились друг другу родственниками. Когда-то у нее был брат, похожий на этого мага. Был, пока более искусный мужчина не обратил его в прах, унося с собой магические предметы, принадлежавшие ее брату. Мелкая, но поучительная неудача для ее Дома.

Что-то промелькнуло над головой. Четыре или пять наездников, оседлавших крылатых драконов виверн, держали путь на восток. Выше, над ними, отчетливо выступая на фоне свода пещеры, собственным волшебством светились сталактитовые башни. По мнению Фейриль, это зрелище было гораздо привлекательнее, чем блеск мерцающих звезд, которыми усыпано ночное небо так называемых Светлых Земель.

Но вот что-то едва уловимое коснулось её слуха (в первую секунду она даже сочла это игрой своего воображения). Звук доносился с юго-запада.

Фейриль бросилась туда. На первый взгляд никаких изменений после последней проверки не произошло. Но она продолжала наблюдать.

Круглые окна прикрывали закрепленные в стене стальные восьмиугольные решетки, но если знать секрет, то можно отодвинуть защелку, распахнуть окно и… воспользовавшись левитацией, покинуть дом или попасть в него. Там явно кто-то был. Одна из решеток качнулась и слегка приоткрылась. Еще через несколько мгновений Фейриль заметила закутанную фигуру, крадущуюся к аллее.

Уроженка Чед Насада великолепно умела обращаться с арбалетом. Ей не составило бы труда расстрелять изменника, но у нее были к нему вопросы и потому взять его следовало живым.

Тогда она прочитала из свитка магическую формулу и ступила с крыши башни в пустоту.

Под ногами Фейриль воздух был плотным. Она сделала два шага по невидимой поверхности, и, повинуясь ее мысленной воле, плоскость заскользила вниз по такому же невидимому склону.

В полной тишине, незамеченной, она промчалась над головой предателя, потом вскинула арбалет и, опустившись на землю, оказалась лицом к лицу с изменником.

Испуганный предатель отпрянул, а Фейриль застыла от изумления. Подозревая всех в своем Доме, она меньше всего ожидала увидеть под низко опущенным капюшоном это исхудалое и вечно недовольное лицо.

— Умрэ?! — воскликнула посланница.

— Моя госпожа, — откликнулась секретарь, привычно склоняясь с видом полного послушания.

— Я все знаю, изменница. На самом деле никто не собирался уезжать сегодня ночью. Я хотела лишь посмотреть, кто попробует тайно выскользнуть из дома.

— Не понимаю, что вы имеете в виду. Нужно купить кое-какие мелочи в дорогу. Я думала, что если поспешу на базар, то успею зайти в несколько лавок, которые открыты допоздна, и быстро вернуться.

— Ты думаешь, я не понимаю, что здесь, в Мензоберранзане, у меня появились враги из окружения Верховной Матери Бэнр? Еще не так давно Триль проявляла уважение и хорошо относилась ко мне. Она была снисходительна, когда я просила ее о чем-либо от имени нашего народа. Теперь она мне не доверяет, потому что кто-то клевещет на меня. Что тебе предложили за предательство? Разве ты не понимаешь, что, изменяя мне, ты изменяешь самому Чед Насаду?

Секретарь замялась, потом сказала:

— У Верховной Матери есть люди, наблюдающие за резиденцией. Кто-нибудь прямо сейчас следит за нами.

— Возможно, — согласилась Фейриль.

Умрэ проглотила комок в горле.

— Значит, ты не можешь причинить мне вред, в противном случае пострадаешь сама.

Фейриль засмеялась:

— Чепуха. Шпионы Триль не станут раскрывать себя только для того, чтобы помешать мне наказать одного из моих вассалов. Они не увидят в этом ничего странного или угрожающего интересам Мензоберранзана. Так что будь благоразумна и сдавайся.

30
{"b":"2408","o":1}